Учет НДС неденежной уступки требования. Уступка права требования по договору лизинга объект обложения ндс


07-11/9078] - Об НДС и налоге на прибыль при уступке (передаче) лизингодателем другому лицу права требования по договору лизинга и права собственности на предмет лизинга-112Бух

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИДЕПАРТАМЕНТ НАЛОГОВОЙ И ТАМОЖЕННО-ТАРИФНОЙ ПОЛИТИКИ

ПИСЬМО

от 14.02.2018 г. N 03-07-11/9078 

В связи с письмом по вопросам применения налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организаций при уступке (передаче) лизингодателем другому лицу права требования по договору лизинга и права собственности на предмет лизинга Департамент налоговой и таможенной политики сообщает.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 главы 21 "Налог на добавленную стоимость" Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, а также передача имущественных прав.

На основании пункта 1 статьи 153 Кодекса при передаче имущественных прав налоговая база по налогу на добавленную стоимость определяется с учетом особенностей, установленных статьей 155 Кодекса.

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 155 Кодекса при уступке первоначальным кредитором денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг), или при переходе указанного требования к другому лицу на основании закона налоговая база по налогу на добавленную стоимость определяется как сумма превышения суммы дохода, полученного первоначальным кредитором при уступке права требования, над размером денежного требования, права по которому уступлены.

Таким образом, при уступке лизингодателем (первоначальным кредитором) другому лицу (новому кредитору) имущественного права - денежного требования, вытекающего из договора реализации услуг лизинга, налог на добавленную стоимость исчисляется в вышеуказанном порядке, предусмотренном абзацем вторым пункта 1 статьи 155 Кодекса.

В отношении сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных лизингодателем (первоначальным кредитором) при уступке вышеуказанных прав новому кредитору, следует учитывать, что в соответствии с пунктом 2 статьи 171 Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщикам в отношении имущественных прав, приобретенных для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения налогом на добавленную стоимость.

В связи с этим необходимо отметить, что на основании пункта 2 статьи 155 Кодекса в случае последующей уступки новым кредитором прав требования или при прекращении соответствующего обязательства налоговая база по налогу на добавленную стоимость определяется как сумма превышения сумм дохода, полученного новым кредитором, над суммой расходов на приобретение указанного требования.

Поскольку суммы налога на добавленную стоимость по приобретенным правам требования являются расходами налогоплательщика на их приобретение, при определении налоговой базы в указанном порядке суммы налога по приобретенным правам требования учитываются в составе расходов на их приобретение и вычитаются из стоимости, по которой передаются права (прекращаются обязательства), с учетом налога.

Учитывая изложенное, оснований для принятия к вычету новым кредитором сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных первоначальным кредитором, не имеется.

Что касается операций по передаче лизингодателем прав собственности на предмет лизинга другому лицу, то указанные операции, на основании пункта 1 статьи 39 Кодекса, признаются реализацией товара и подлежат налогообложению налогом на добавленную стоимость в общеустановленном порядке. При этом суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные лизингодателем (продавцом) при реализации предмета лизинга, принимаются к вычету у покупателя в случае соблюдения условий, предусмотренных статьями 171 и 172 Кодекса.

В соответствии с положениями статей 268 и 279 главы 25 "Налог на прибыль организаций" Кодекса приобретение права требования рассматривается для целей налогообложения прибыли организаций как приобретение имущественного права.

В соответствии с подпунктом 2.1 пункта 1 статьи 268 Кодекса при реализации имущественных прав налогоплательщик вправе уменьшить доход от реализации на цену приобретения данных имущественных прав и на сумму расходов, связанных с их приобретением и реализацией, с учетом положений, установленных статьей 279 Кодекса.

Пунктом 3 статьи 279 Кодекса установлено, что при дальнейшей реализации права требования долга налогоплательщиком, купившим это право требования, указанная операция рассматривается как реализация финансовых услуг. Доход (выручка) от реализации финансовых услуг определяется как стоимость имущества, причитающегося этому налогоплательщику при последующей уступке права требования или прекращении соответствующего обязательства. При этом при определении налоговой базы налогоплательщик вправе уменьшить доход, полученный от реализации права требования, на сумму расходов по приобретению указанного права требования долга.

Учитывая изложенное, в соответствии с порядком, предусмотренным Кодексом, при приобретении прав требования указанные имущественные права принимаются к налоговому учету по стоимости, определяемой исходя из цены их приобретения и расходов, связанных с их приобретением.

Настоящее письмо не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом. В соответствии с письмом Минфина России от 07.08.2007 N 03-02-07/2-138 направляемое письмо имеет информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствует руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме. Заместитель директора Департамента

О.Ф.Цибизова

112buh.com

Уступка денежного требования и НДС

Согласно Налоговому кодексу объектом обложения налогом на добавленную стоимость, помимо прочего, является передача имущественных прав. В качестве таковой, в частности, главный налоговый закон квалифицирует и уступку денежного требования. Тем не менее операции по договору цессии облагаются НДС далеко не во всех случаях

15.04.2009Федеральное Агентство Финансовой Информации

Автор: С. Котова, эксперт «Федерального агентства финансовой информации»

Высокая доля «дебиторки» в общей структуре активов компании не лучшим образом сказывается на ее деятельноcти: снижается ликвидность и финансовая устойчивость фирмы, что увеличивает риски финансовых потерь. А посему от этого груза нужно вовремя и, самое главное, грамотно избавляться. Зачастую делается это посредством уступки денежного требования третьему лицу (п. 1 ст. 307, п. 1 ст. 382 ГК). В результате такой уступки компания выбывает из обязательства, а принадлежащие ей права (как правило, в том же объеме и на тех же условиях) переходят к новому кредитору (ст. 384 ГК). В свою очередь, «покупатель долга» вправе предъявить его к оплате должнику либо вновь переуступить другому лицу.

Собственно говоря, и порядок уплаты НДС с операций по договору цессии напрямую зависит от того, о какой по счету уступке права требования идет речь.

Начало начал

Что касается уступки права требования кредитора по обязательствам, вытекающим из договоров денежного займа или кредита, то в отношении исчисления НДС это, пожалуй, самая простая ситуация. Дело в том, что согласно подпункту 26 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса данные операции от обложения налогом на добавленную стоимость освобождены.

Несколько сложнее обстоит дело, если передаваемые по договору цессии права требования связаны с осуществленной поставкой товаров (работ, услуг), операции по реализации которых облагаются НДС в общем порядке. Статья 155 НК предусматривает, что в подобной ситуации налоговая база у цедента по операциям реализации указанных товаров (работ, услуг) определяется в порядке, предусмотренном статьей 154 Кодекса. Иными словами, главным налоговым законом лишь определено, что по факту реализации товара нужно исчислить НДС при заключении договора цессии, который приравнен к оплате. Однако с 1 января 2006 года, когда метод начисления НДС по оплате был отменен, и данная норма фактически потеряла смысл. Ведь если дебиторская задолженность возникла после указанной даты, то НДС по такой реализации должен быть исчислен и уплачен в момент отгрузки, то есть еще до заключения договора цессии.

Тем не менее все же встречаются случаи, когда налоговики требуют от налогоплательщиков включать стоимость реализованных товаров в базу по НДС как при отгрузке, так и при передаче имущественного права в виде права требования. Впрочем, судьи, как правило, не находят для этого никаких оснований (постановления ФАС Поволжского округа от 10 мая 2007 г. по делу № А55-13072/06, Центрального округа от 18 октября 2006 г. по елу № А14-29046/20051245/24). Таким образом, по сути, любая первоначальная уступка денежного требования не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость вне зависимости от того, облагаются ли данным налогом операции по основному договору.

По второму кругу

В отличие от фирмы, уступающей денежное требование, цессионарию в общем случае расчетов с бюджетом по НДС не избежать. Так, он должен исчислить налог с суммы превышения дохода, полученного при последующей уступке требования или при прекращении соответствующего обязательства, над суммой расходов на приобретение указанного требования. Данное правило указывается в пункте 2 статьи 155 Налогового кодекса. Однако понятно, что если компания, что называется, «за что купила, за то и продает», то налоговая база попросту не возникает.

Но как быть, если речь идет о праве денежного требования, вытекающем из договора денежного займа или кредита? Вправе ли новый кредитор воспользоваться правилом, закрепленным в подпункте 26 пункта 3 статьи 149 Кодекса?

Напомним, что согласно данной норме НК от НДС освобождаются:

  • уступка прав требования кредитора по обязательству, связанному с кредитным договором или договором займа;
  • исполнение такого обязательства должником новому кредитору.

Как пояснили специалисты главного финансового ведомства в письме от 12 января 2009 года № 03-07-11/1, поскольку понятия «кредитор» и «новый кредитор» Налоговым кодексом не определены, то для ответа на поставленный вопрос необходимо обратиться к Гражданскому кодексу (ст. 11 НК). Так, исходя из совокупного смысла статей 382, 384, 390 ГК, указали они, под «кредитором» и «новым кредитором» следует понимать соответственно первоначального кредитора и кредитора, которому он уступил право требования.

Таким образом, компании, которая приобрела право денежного требования, связанного с займом или кредитом, нет нужды исчислять НДС только в том случае, если обязательство исполнено должником. А в случае, когда новый кредитор переуступает право требования третьему лицу, налог необходимо рассчитать по правилам пункта 2 статьи 155 Налогового кодекса.

Через третьи руки

Правила исчисления налоговой базы по НДС при приобретении денежного требования у третьих лиц установлены пунктом 4 статьи 155 Налогового кодекса. Согласно этой норме налоговая база в подобной ситуации определяется в размере превышения суммы доходов, полученных от должника  РФ при последующей уступке, над суммой расходов на приобретение указанного требования. При этом расчет НДС, по сути, аналогичен тому, который применяют и при приобретении права требования у первоначального кредитора. Однако в данном случае, даже если речь идет о долге по договору денежного займа или кредитного соглашения, фирме придется рассчитывать налог как при исполнении должником обязательства, так и при дальнейшей переуступке права требования.

taxpravo.ru

Учет НДС неденежной уступки требования

Учет НДС при уступке денежного требования регулируется специальной нормой Налогового кодекса. А вот когда речь идет об уступке неденежного требования, то ситуация с НДС не так однозначна. Разбираем налоговые нюансы.

26.11.2014Актуальная бухгалтерия

Автор: Ирина Мостовая, главный юрист по налогообложению юридической компании «НАФКО-Консультанты»

Передача имущественных прав признается в качестве объекта обложения НДС. В то же время Налоговый кодекс содержит специальную норму статьи 155, которая касается как раз налогообложения уступки (п. 1 ст. 155 НК РФ).

Между тем остается открытым вопрос о том, распространяются ли положения статьи 155 Налогового кодекса на уступку неденежного требования.

Проблемы учета НДС

Действительно, если обратиться к содержанию статьи 155 Налогового кодекса, то увидим, что в ней идет речь об уступке денежного требования. Прямого указания на возможность применения указанных положений при определении налоговой базы при уступке неденежного требования в данной норме нет. Для ответа на вопрос обложения НДС уступки неденежного требования обратимся к системному толкованию положений Налогового кодекса, которые регулируют вопрос передачи имущественных прав.

Передача имущественных прав признается объектом обложения по НДС (подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ). В общем случае, при определении налоговой базы выручка от передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных имущественных прав (п. 2 ст. 153 НК РФ). В то же время определено, что при передаче имущественных прав налоговая база определяется с учетом особенностей, установленных главой 21 Налогового кодекса. Особенности определения налоговой базы при передаче имущественных прав установлены статьей 155 Налогового кодекса. Следовательно, при наличии специальных норм (п. 1 ст. 155 НК РФ) общие положения статьи 153 Кодекса не применяются. Таким образом, специальной нормой, призванной урегулировать порядок обложения НДС любой уступки имущественных прав, является именно статья 155 Налогового кодекса. Однако положения данной статьи напрямую говорят только об уступке денежного требования.

В этой связи для решения вопроса о порядке обложения НДС операций по передаче имущественных прав по неденежному требованию необходимо обратиться к арбитражной практике. Так, в рамках одного из судебных споров (пост. Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 г. № 13640/09) решался вопрос о возможности применения пункта 3 статьи 155 Налогового кодекса к правоотношениям по передаче имущественных прав на нежилые помещения, тогда как положения данной нормы прямо регулируют только вопрос обложения НДС при передаче имущественных прав на жилые дома или жилые помещения.

Президиум ВАС РФ в своем решении указал, что специального порядка определения налоговой базы для случаев реализации имущественных прав на нежилые помещения статья 155 Налогового кодекса не устанавливает. Однако имущественные права на недвижимое имущество и на имущество, перечисленное в пункте 3 статьи 155 Кодекса, отнесены к одному виду объектов гражданских прав, и их правовой режим применительно к вопросам расчета НДС в случае, если законодательство о налогах и сборах не установило исключений, должен определяться одинаково.

Данный вывод следует из положений статьи 3 Налогового кодекса, согласно которой налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Следовательно, при реализации имущественных прав на нежилые помещения налоговая база подлежала определению в виде разницы между ценой реализации и ценой приобретения имущественных прав.

Подход, который избрал Президиум ВАС РФ для решения вопроса о порядке обложения НДС передачи прав на нежилые помещения, может быть по аналогии применен и к уступке любого другого неденежного требования. Гражданское законодательство также относит денежные и неденежные требования к одному виду объектов гражданских прав.

Принимая во внимание позицию Президиума ВАС РФ и исходя из положений налогового  (п. 3 ст. 3, п. 1 ст. 11, подп. 1, 2 ст. 153, п. 1 ст. 155 НК РФ) и гражданского  (п. 1 ст. 382 ГК РФ) законодательства, порядок определения налоговой базы при уступке неденежных требований, вытекающих из договоров реализации товаров (работ, услуг), должен быть аналогичен установленному для уступки денежных требований, вытекающих из договоров реализации товаров (работ, услуг). Подтверждает это и судебная практика (пост. Девятого ААС от 28.04.2014 г. № 09АП-9335/14).

Уступка требования, облагаемая и не облагаемая НДС

Говоря о передаче имущественных прав, также необходимо помнить, что операции по уступке первоначальным кредитором требования по сделкам, связанным с реализацией товаров (работ, услуг), облагаются НДС только в том случае, если сами эти операции подлежат налогообложению (не освобождаются от налогообложения по ст. 149 НК РФ). Примером такой ситуации является продажа организацией имеющегося у нее на балансе транспортного средства с одновременной уступкой новому собственнику права по договору страхования (КАСКО и ОСАГО).

Оказание услуг по страхованию, сострахованию и перестрахованию страховщиками не облагается НДС (подп. 7 п. 3 ст. 149 НК РФ). Следовательно, и передача имущественных прав по договорам страхования также НДС не облагается. Правомерность данного подхода подтверждается и Пленумом ВАС РФ (п. 13 пост. Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 г. № 33). Судьи отметили, что уступка покупателем требования о возврате денежных средств, уплаченных продавцу в счет предстоящей передачи товаров (работ, услуг), например из-за расторжения договора или признания его недействительным, не может облагаться налогом, поскольку сама операция по возврату продавцом полученных в порядке предоплаты денежных средств не подлежала налогообложению.

Минфин России аналогичную точку зрения высказал (письмо Минфина России от 27.08.2010 г. № 03-07-05/33) еще в 2010 году. Чиновники указали, что не надо начислять НДС при уступке первоначальным кредитором права требования по договорам, в основе которых имелись операции, освобождаемые от НДС.

Таким образом, порядок обложения НДС при уступке неденежного требования первоначальным кредитором должен регулироваться положениями статьи 155 Налогового кодекса. Однако операция облагается НДС только в том случае, если сами операции по реализации указанных товаров (работ, услуг) не освобождены от налогообложения по статье 149 Налогового кодекса.

taxpravo.ru