1. Действительность договора факторинга, если финансовый агент не является кредитной организацией. Судебная практика по факторингу


ФАС Московского округа обобщил судебную практику по факторинговым спорам / Ассоциация Факторинговых Компаний

8 октября 2012 года Федеральный арбитражный суд Московского округа выпустил аналитический материал, обобщающий судебную практику по факторинговым спорам. В документе анализируются положения главы 43 ГК РФ и арбитражные споры, связанные с порядком уведомления, зачетом встречных требований, обеспечительным факторингом, границами ответственности клиентов и дебиторов. 

Аналитическая справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с договорами факторинга (гл. 43 ГК РФ)

Раздел 1 - Вопросы судебной практики

1. В каком порядке клиент привлекается к ответственности по уступленному требованию за его исполнение должником, в случае если такая ответственность предусмотрена условиями договора факторинга.

В том случае, если предусмотренная договором факторинга ответственность клиента по смыслу данного договора является самостоятельным обязательством, порядок привлечения клиента к ответственности следует определять на основании тех условий договора факторинга, которые определяют характер данного обязательства.

Условия, предусматривающие солидарный характер ответственности, в этом случае означают, что ответственность клиента соответствует отношениям по договору поручительства.

По смыслу п. 3 ст. 827 ГК РФ условиями договора факторинга может быть предусмотрено, что, уступая право требования фактору, клиент принимает на себя также ответственность за исполнение данного требования должником. При этом в указанной норме не закреплен порядок привлечения клиента к такой ответственности.

При уступке требования, совершенной в рамках договора факторинга в части не урегулированной специальными нормами главы 43 ГК РФ следует применять общие положения об уступке требования.

В связи с этим по смыслу ст. 390 ГК РФ согласование сторонами договора факторинга ответственности клиента за исполнение должником денежного требования означает, что клиент становится поручителем за исполнение обязательства ответчиком и привлекается к ответственности по уступленному обязательству по правилам параграфа 5 главы 23 ГК РФ.

Согласно положениям п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

По смыслу положений п. 1 ст. 363 ГК РФ, а также п. 3 ст. 827 ГК РФ в случае согласования в договоре факторинга ответственности клиента за исполнение должником обязательства, по общему правилу, клиент несет солидарную ответственность с должником по данному обязательству. При этом указанные нормы не запрещают согласование в договоре факторинга условий, предусматривающих не солидарную, а субсидиарную ответственность клиента.

При этом в соответствии с п. 2 ст. 322 ГК РФ обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное.

Таким образом, порядок привлечения клиента к ответственности может прямо определяться условиями договора факторинга или исходя из смысла других условий, предусматривающих ответственность клиента за исполнение должником денежного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 15.06.2010г. по делу №А40-132420/09-10-724;

o    Постановление ФАС СЗО от 29.03.2011г. по делу №А56-41693/2009;

o    Постановление ФАС ЦО от 24.08.2010г. по делу №А48-4130/2009;

o    Постановление ФАС УО от 02.08.2010г. по делу №А76-41293/2009-61-945/81.

Условия, предполагающие дополнительный характер ответственности клиента, в этом случае означают, что ответственность имеет субсидиарный характер.

Согласно п. 3 ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

По смыслу указанной нормы условиями договора факторинга может быть предусмотрена ответственность клиента за должника по уступленному требованию.

В соответствии с п. 2 ст. 831 ГК РФ в случае, если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга. Таким образом, ответственность клиента ограничивается разницей между суммой, на которую уступлено требование, и суммой, которую фактор фактически получил при его предъявлении должнику и, следовательно, является дополнительной по отношению к ответственности должника.

Данный вид ответственности соответствует признакам субсидиарной ответственности, порядок привлечения к которой установлен ст. 399 ГК РФ. По смыслу данной нормы субсидиарная ответственность также предполагает покрытие разницы между фактически полученным исполнением и общей суммой задолженности, а также имеет дополнительный характер по отношению к основному должнику.

В связи с этим положения п. 3 ст. 827 и п. 2 ст. 831 ГК РФ предполагают субсидиарную ответственность клиента по уступленному требованию.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 30.05.2011г. по делу №А40-94828/10-29-812;

o    Определение ВАС РФ от 05.04.2011г. №16532/09.

В том случае, если по смыслу договора факторинга ответственность клиента не имеет характера самостоятельного правоотношения, следует учитывать, что договор факторинга имеет обеспечительный характер. В этом случае клиент не несет ответственности при предъявлении фактором требований к должнику по уступленному обязательству, а несет ответственность при заявлении в отношении него требований по исполнению обязанностей в рамках договора факторинга.

Согласно положениям ст. 824 ГК РФ предметом договора факторинга является оказание фактором должнику услуг по финансированию клиента, осуществляемых, в том числе, в форме займа или предварительного платежа (аванса). Взамен клиент уступает фактору денежное требование и выплачивает вознаграждение. При этом по смыслу абзацев п. 1 ст. 824 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ уступка требования может осуществляться с различными целями и иметь различные правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ уступка требования может осуществляться с целью обеспечения исполнения клиентом обязательства по договору факторинга. Уступленное требование в таком случае является обеспечением исполнения обязанности по выплате фактору вознаграждения или возврату займа.

Согласно п. 2 ст. 831 ГК РФ, если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.

Порядок привлечения клиента к ответственности установлен ст. 827 ГК РФ. Согласно п. 3 указанной статьи клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

При этом по смыслу п. 1 ст. 831 ГК РФ при продаже требования фактору клиент несет ответственность за его исполнение должником только в случаях, когда такие условия предусмотрены договором.

В связи с этим предметом договора факторинга, условиями которого предусматривается привлечение клиента к ответственности за исполнение уступленного требования если в договоре прямо не указано иное, следует считать не продажу соответствующего права кредитора в смысле положений п. 1 ст. 831 ГК РФ, а обеспечение данным требованием исполнения обязанности клиента по выплате вознаграждения фактору, что соответствует положениям абз. 2 ст. 824 и п. 2 ст. 831 ГК РФ.

При этом в том случае, если при продаже требования была предусмотрена ответственность клиента за его исполнение, такая ответственность по смыслу ст. 390 ГК РФ не должна пониматься как поручительство за должника, поскольку связана с исполнением обязательств по договору факторинга, отношения по которому урегулированы специальными нормами.

В этой связи указание в договоре факторинга условий об ответственности клиента за исполнение должником уступленного требования не следует оценивать как поручительство клиента за должника. Первоначально, будучи кредитором и уступая требования фактору, клиент выбывает из правоотношения с должником. При этом, поскольку ответственность клиента, предусмотренная договором факторинга, не является ответственностью по уступленному требованию, а является ответственностью самого клиента за исполнение им обязательства по оплате услуг фактора, клиент не несет солидарную ответственность с должником по уступленному требованию.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 25.05.2011г. по делу №А40-98702/10-97-877;

o    Постановление ФАС УО от 01.12.2011г. по делу №А71-4194/2010;

o    Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2012г. по делу №А67-3374/2011.

2. Может ли быть признано надлежащим уведомление должника об уступке требования, предусмотренное ст. 830 ГК РФ, направленное до возникновения обязательства между должником и клиентом.

Поскольку положениями ст. 826 ГК РФ допускается уступка будущего требования, такое уведомление может быть признано надлежащим.

Согласно п.1 ст. 830 должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

По смыслу п. 1 ст. 824 и ст. 831 ГК РФ сделки по уступке требования могут носить характер продажи, а также обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором.

Согласно положениям п. 2 ст. 455 ГК РФ объектом купли-продажи может являться как существующий предмет, так и тот, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, а, исходя из положений п. 4 ст. 454 ГК РФ, указанные правила следует применять и к продаже имущественных прав.

Таким образом, заключение сделки по уступке требования в виде продажи не требует существования соответствующего требования на момент заключения такой сделки.

При этом п. 1 ст. 826 ГК РФ также указывает, что предметом уступки может быть право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Отдельное указание в п. 2 ст. 826 ГК РФ на момент перехода требования к фактору при уступке означает, что совершение уступки путем заключения договора факторинга может не совпадать с моментом перехода к фактору требования.

При этом отсутствуют правовые основания для применения иных правил при уступке-обеспечении требования фактора, поскольку нормы, регулирующие переход права и уведомления должника о состоявшейся уступке, не содержат специальных положений, применяющихся соответственно при продаже требования и при обеспечении им исполнения обязательства.

Из изложенного следует, что обе разновидности уступки требования в рамках договора факторинга, во-первых, не связываются с наличием обязательства между должником и клиентом, а также конкретного денежного требования у клиента к должнику, во-вторых, не связываются с переходом (моментом перехода) уступленного требования фактору.

Вместе с тем, по смыслу абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ совершение сделки по уступке будущего требования подразумевает не указание в договоре факторинга конкретного требования, а необходимость определения способа его идентификации.

Таким образом, уведомление об уступке в ст. 830 ГК РФ следует понимать как уведомление о совершении сделки по уступке права, при этом не требуется существования конкретного требования, а также его перехода к фактору. При этом необходимость определения подлежащего исполнению денежного требования применительно к будущему требованию следует понимать, с учетом положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, как определенный в договоре факторинга способ идентификации уступленного требования.

В связи с этим уведомление об уступке требования, в котором имеются соответствующие сведения, следует считать надлежащим. В таком случае, согласно абз. 2 п. 2 ст. 826 ГК РФ не требуется дополнительного уведомления должника о переходе фактору конкретного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 29.08.2011г. по делу №А40-82186/10-64-740;

o    Постановление 9ААС от 22.09.2008г. по делу №А40-15372/08-47-139.

3. Можно ли считать согласованными условия договора факторинга о передаче денежных средств (финансировании) в случае, если конкретные суммы (лимиты) не определены.

При заключении договора факторинга согласование условий о финансировании может быть выражено как в указании конкретных сумм, так и в установлении порядка определения сумм финансирования.

Согласно п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежных требований.

При этом передача денежных средств (финансирование) клиенту может осуществляться в форме займа или предварительного платежа (аванса).

Следует учитывать, что по смыслу ст. 824 ГК РФ, несмотря на форму, в которой клиенту предоставляются денежные средства, размер соответствующих сумм зависит от размера уступленного денежного требования.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 826 ГК РФ предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

При этом, исходя из положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, совершение сделки по уступке будущего требования в договоре факторинга достаточно определить только способ идентификации уступаемого требования, а не указывать конкретное требование.

С учетом изложенного условия предоставления клиенту денежных средств могут быть согласованы путем определения метода расчета соответствующих сумм без их конкретного определения.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 26.12.2011г. по делу №А40-43829/11-146-339;

o    Постановление ФАС МО от 20.08.2010г. по делу №А40-128914/09-133-367.

Раздел 2 - Сформированные правовые позиции

1.     Предъявление должником встречных требований к зачету в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 832 ГК РФ, возможно только в отношении фактора.

Согласно положениям п. 1 ст. 832 ГК РФ в случае обращения фактора к должнику с требованием произвести платеж, должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования фактору.

Таким образом, к зачету могут быть предъявлены требования, не связанные с правоотношениями, по которым была произведена уступка в рамках договора факторинга, и в которых фактор не является субъектом.

Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с п. 1 ст. 832 ГК РФ зачет производится по правилам, установленным ст. ст. 410-412 ГК РФ.

Согласно ст. 412 ГК РФ предъявление к зачету встречных требований должно осуществляться только в отношении нового кредитора.

Кроме того, по смыслу положений ст. 384 и п. 1 ст. 830 ГК РФ после надлежащего уведомления должника о состоявшейся уступке требования фактору (новому кредитору), клиент (первоначальный кредитор) выбывает из соответствующего правоотношения и надлежащим кредитором, в отношении которого должно производиться исполнение, становится фактор.

В связи с этим, поскольку исполнение обязанности должником клиенту (первоначальному кредитору), уступившему требование, не является надлежащим, в отношении клиента встречные требования также не могут предъявляться к зачету.

Таким образом, предъявление встречных требований к зачету по смыслу положений ст. 412 и п. 1 ст. 832 ГК РФ возможно только в отношении фактора (нового кредитора).

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 14.02.2011г. по делу №А40-19313/10-29-170;

o    Постановление ФАС ПО от 11.02.2010г. по делу №А55-877/2009.

2. Требования к форме уведомления об уступке требования, установленные в договоре между клиентом и должником, не имеют правового значения при решении вопроса о том, является ли уведомление об уступке надлежащим в соответствии с требованиями п. 1 ст. 830 ГК РФ.

Согласно положениям п. 1 ст. 830 ГК РФ получение должником уведомления об уступке является необходимым основанием для возникновения у него обязанности осуществлять исполнение фактору (новому кредитору). Указанная норма также устанавливает требования, при соблюдении которых должник считается уведомленным надлежащим образом.

По смыслу п. 1 ст. 828 ГК РФ ограничения, установленные сторонами применительно к уведомлению о совершении уступки, являются недействительными.

Таким образом, при определении, являлось ли уведомление об уступке требования надлежащим, следует исходить из требований, указанных в п. 1 ст. 830 ГК РФ, при этом согласование клиентом и должником формы уведомления об уступке не имеет правового значения.

Данная правовая позиция основана на толковании Постановления ФАС МО от 01.04.2010г. по делу №А40-90471/09-47-649.

3. Условие договора факторинга об ответственности клиента за исполнение обязанности должником или об обязанности клиента возвратить фактору ошибочно перечисленное от должника не влияет на обязанность должника исполнить требование в отношении фактора, если соответствующая обязанность клиентом не исполнена.

Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

При этом по смыслу ст. 384 ГК РФ при уступке прав новому кредитору (фактору), первоначальный кредитор (клиент) выбывает из обязательства и утрачивает соответствующее требование к должнику.

Статья 309 ГК РФ предусматривает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом, что подразумевает их исполнение надлежащему кредитору.

В связи с этим исполнение требований должником клиенту (первоначальному кредитору), после надлежащего уведомления об уступке соответствующего требования, не может быть признано надлежащим исполнением обязанности, поскольку клиент при уступке утратил требование и перестал быть субъектом правоотношения с должником и у него отсутствуют основания для получения исполнения.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 05.12.2011г. по делу №А40-41700/11-154-305;

o    Постановление ФАС МО от 30.11.2011г. по делу №А40-82177/10-9-690;

o    Постановление ФАС ПО от 24.01.2011г. по делу №А65-3311/2010;

o    Постановление ФАС ВВО от 11.11.2010г. по делу №А43-44139/2009.

4. В случае если клиент был привлечен к ответственности за исполнение должником уступленного требования и полностью исполнил данную обязанность перед фактором, исполнение должником обязанности первоначальному кредитору следует признать надлежащим.

Согласно положениям ст. 824 ГК РФ предметом договора факторинга является оказание фактором должнику услуг по финансированию клиента, осуществляемых, в том числе, в форме займа или предварительного платежа (аванса). Взамен клиент уступает фактору денежное требование и выплачивает вознаграждение. При этом по смыслу абзацев п. 1 ст. 824 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ уступка требования может осуществляться с различными целями и иметь различные правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ уступка требования может осуществляться с целью обеспечения исполнения клиентом обязательства по договору факторинга. Уступленное требование в таком случае является обеспечением исполнения обязанности по выплате фактору вознаграждения или возврату займа.

Обеспечение исполнения обязательства всегда имеет акцессорный характер и прекращается при прекращении основного обязательства. В связи с этим исполнение клиентом обязательства перед фактором влечет прекращение прав фактора предъявить уступленное требование к исполнению. В этом случае после исполнения клиентом обязанности перед фактором требование переходит обратно клиенту и исполнение должником обязанности по отношению к нему является надлежащим.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

o    Постановление ФАС МО от 19.10.2011г. по делу №А40-135388/10-104-1143;

o    Постановление ФАС МО от 02.11.2009г. по делу №А40-27930/09-139-91;

o    Постановление ФАС ЗСО от 16.06.2011г. по делу №А45-20498/2010.

 

Подготовлено:

Заместитель председателя суда А.М. Губин

Судья 7-го состава Л.В. Бусарова

Начальник отдела обобщения судебной практики, учёта и статистики Ф.В. Загиров

исп. Карпенко И.А.

Источник: http://www.fasmo.arbitr.ru/node/13663

asfact.ru

Кассация обобщила судебную практику по договорам факторинга

Федеральный арбитражный суд Московского округа представил на своем сайте обобщение судебной практики по спорам, связанным с договорами факторинга (гл. 43 ГК РФ).

В частности, ФАС МО анализирует вопрос, может ли быть признано надлежащим уведомление должника об уступке требования, предусмотренное ст. 830 ГК РФ, направленное до возникновения обязательства между должником и клиентом.

Как отмечает кассационный суд, поскольку положениями ст. 826 Гражданского кодекса РФ допускается уступка будущего требования, такое уведомление может быть признано надлежащим.

Согласно п.1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

По смыслу п. 1 ст. 824 и ст. 831 ГК РФ сделки по уступке требования могут носить характер продажи, а также обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором.

Согласно положениям п. 2 ст. 455 ГК РФ объектом купли-продажи может являться как существующий предмет, так и тот, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, а, исходя из положений п. 4 ст. 454 ГК РФ, указанные правила следует применять и к продаже имущественных прав.

Таким образом, заключение сделки по уступке требования в виде продажи не требует существования соответствующего требования на момент заключения такой сделки.

При этом п. 1 ст. 826 ГК РФ также указывает, что предметом уступки может быть право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Отдельное указание в п. 2 ст. 826 ГК РФ на момент перехода требования к фактору при уступке означает, что совершение уступки путем заключения договора факторинга может не совпадать с моментом перехода к фактору требования.

При этом отсутствуют правовые основания для применения иных правил при уступке-обеспечении требования фактора, поскольку нормы, регулирующие переход права и уведомления должника о состоявшейся уступке, не содержат специальных положений, применяющихся соответственно при продаже требования и при обеспечении им исполнения обязательства.

Из изложенного следует, что обе разновидности уступки требования в рамках договора факторинга, во-первых, не связываются с наличием обязательства между должником и клиентом, а также конкретного денежного требования у клиента к должнику, во-вторых, не связываются с переходом (моментом перехода) уступленного требования фактору.

Вместе с тем, по смыслу абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ совершение сделки по уступке будущего требования подразумевает не указание в договоре факторинга конкретного требования, а необходимость определения способа его идентификации.

Таким образом, уведомление об уступке в ст. 830 ГК РФ следует понимать как уведомление о совершении сделки по уступке права, при этом не требуется существования конкретного требования, а также его перехода к фактору. При этом необходимость определения подлежащего исполнению денежного требования применительно к будущему требованию следует понимать, с учетом положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, как определенный в договоре факторинга способ идентификации уступленного требования.

В связи с этим уведомление об уступке требования, в котором имеются соответствующие сведения, следует считать надлежащим. В таком случае, согласно абз. 2 п. 2 ст. 826 ГК РФ не требуется дополнительного уведомления должника о переходе фактору конкретного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов: постановление ФАС МО от 29.08.2011г. по делу №А40-82186/10-64-740; постановление 9-го ААС от 22.09.2008г. по делу №А40-15372/08-47-139.

С полным текстом аналитической справки ФАС МО по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с договорами факторинга (гл. 43 ГК РФ), можно ознакомиться здесь.

pravo.ru

Договор факторинга и его соотношение с другими видами договоров

www.logosinfo.ru

Материал подготовил юрист ЮФ"Логос" Яковлев Дмитрий
 В статье затрагиваются вопросы договора факторинга, в настоящее время становящегося достаточно частым договором при осуществлении предпринимательской деятельности.Согласно п.1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.К существенным условиям договора факторинга относятся условия о сумме финансирования и о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Условие договора факторинга о денежных требованиях, передаваемых финансовому агенту, может быть определено сторонами в акте приема-передачи, являющемся неотъемлемой частью договора, а такое условие договора факторинга, как условие о сумме финансирования может быть определено сторонами в дополнительном соглашении к договору.Договор не может быть признан факторингом, если в отношениях сторон отсутствует финансирование одной стороны другой, или если в нем нет условия об уплате первоначальным кредитором (клиентом) вознаграждения финансовому агенту. В последнем случае такой договор является уступкой права требования.Поскольку и по договору факторинга, и по договору цессии происходит переход прав кредитора к третьему лицу, возникает вопрос: является ли факторинг разновидностью договора уступки права требования, или он представляет собой самостоятельный договор?В силу ст. 383 ГК РФ по договору цессии не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в том числе требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Других ограничений уступки прав требования гл. 24 ГК РФ не содержит. То есть в порядке цессии могут передаваться любые права независимо от того, носят они денежный характер или нет и связаны ли с осуществлением предпринимательской деятельности.Согласно же п. 1 ст. 824 ГК РФ клиент передает финансовому агенту денежное требование к третьему лицу (должнику), вытекающее из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу. Из этого следует, что в рамках договора финансирования под уступку денежного требования может быть передано только право требования, носящее денежный характер и вытекающее из основного договора, который в большинстве своем связан с предпринимательской деятельностью клиента. Как следует из содержания ст. 807 ГК РФ, по договору займа заимодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу сумму займа или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. По кредитному же договору (ст. 819 ГК РФ) кредитор обязуется предоставить кредит заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а последний должен вернуть полученную сумму и уплатить проценты на нее. То есть отличительной особенностью договоров займа и кредита является предоставление (передача) денежных средств с обязательством их последующего возврата (с начислением соответствующих процентов).В силу ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу, которое вытекает из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Отсюда следует, что по договору финансирования под уступку права требования также происходит передача (предоставление) денежных средств.Однако судебная практика обращает внимание на то, что из определения договора финансирования под уступку денежного требования не следует обязанность клиента возвращения полученных им денежных средств. Абзац 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ допускает заключение договора финансирования под уступку денежного требования для обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, что соответствует ст. 329 ГК РФ, в силу которой исполнение обязательств может обеспечиваться не только неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком, но и другими способами, предусмотренными законом или договором.Согласно п. 2 ст. 824 ГК РФ денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. При этом Гражданский кодекс РФ не устанавливает последствий для случая, если в нарушение договора обязательства клиентом не были переданы.Вопрос заключения договора факторинга достаточно сложен и при намерении заключить такой договор лучше всего обратиться к специалистам, обладающим не только теоретическими знаниями, но и практическим опытом разрешения подобных вопросов.
ОБЩАЯ СХЕМА РАБОТЫ  1. ПРЕТЕНЗИОННАЯ СТАДИЯ - Сбор документов и их павовая оценка.- Разработка решения вариантов вопроса в т.ч. путем мирного решения. Подробнее...

На этой стадии выясняется правовое содержание тех конфликтов, задач или проблем, которые привели или могут привести клиента в суд, а также разрабатываются различные способы их решения. Прежде всего, мирным путем (если это возможно), путем переговоров и поиска компромисса.

 2.  ПРЕДСУДЕБНАЯ СТАДИЯ - Разработка проекта иска/отзыва на иск.- Сбор и подготовка документов, обосновывающих выработанную правовую позицию.- Подача иска в суд. Подробнее...

Предполагает разработку концепции защиты интересов клиента и сбор всех необходимых доказательств. На этой стадии юристами фирмы разрабатывается главный документ, который во многом будет определять судьбу дела в первой инстанции - проект дела, в котором юристами делается по возможности полный и всесторонний анализ наиболее эффективных способов защиты интересов клиента. По наиболее важным делам проект дела обсуждается коллегиально всеми ведущими юристами компании. На основании проекта дела готовится исковое заявление.

 3. ПЕРВАЯ ИНСТАНЦИЯ - Проведение предварительного слушания.- Оценка возражений противоположной стороны.- Корректировка и уточнение сформированной позиции (при необходимости сбор дополнительных доказательств).- Проведение основного слушания. Подробнее...

Работа в суде первой инстанции очень важна, т.к. она закладывает фундамент всего процесса, потому что в других инстанциях (а серьезные процессы проходят, как правило, через несколько инстанций) будет рассматриваться и переоцениваться работа, выполненная в первой инстанции арбитражного процесса. Эта работа предполагает выдвижение и обоснование своей правовой позиции, знакомство с правовой позицией оппонентов, разработка и донесение до суда контраргументации. Юрист нашей фирмы после каждого заседания готовит отчет о проведенном процессе, который, как правило, подробно обсуждается и анализируется для выработки наиболее выигрышной правовой позиции.

 4. АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ - Правовая оценка решения суда.- Оценка жалобы противоположной стороны.- Разработка проекта дела.- Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.- Проведениеслушания дела. Подробнее...

Работа в суде апелляционной инстанции проверяется уже вынесенное решение суда первой инстанции. Стадия апелляционной инстанции очень важна, т.к. Постановление апелляционной инстанции вступает в силу немедленно и подлежит принудительному исполнению через службу судебных приставов. Апелляционная инстанция заседает в составе 3-х судей, а не одного, как в суде первой инстанции, выносит решение коллегиально; по ряду вопросов может иметь свою собственную правовую позицию. Поэтому на этом этапе очень важно хорошо подготовиться к делу и суметь отстоять уже принятое в пользу клиента положительно решение или добиться изменения отрицательного решения.

 

 5. КАССАЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ - Правовая оценка решения суда.-Оценка жалобы противоположной стороны.- Разработка проекта дела.- Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.- Проведение слушания дела. Подробнее...

Эта инстанция ставит в деле фактическую точку, которая впоследствии лишь теоретически может быть изменена Вышестоящим судом. На практике, дальше Кассационной инстанции дело уже не пойдет. Часто случается, что Кассационная инстанция изменяет решение, принятое ранее судами других инстанций, устраняя различные судебные ошибки, т.к. в Кассационной инстанции дело изучается наиболее внимательно и беспристрастно. Поэтому, чтобы отстоять достигнутое решение или добиться перелома в деле, очень важно суметь грамотно и четко донести до суда свою позицию, которая, безусловно, должна быть созвучна с судебной практикой Кассационной инстанции по аналогичным делам. На стадии Апелляционного и Кассационного рассмотрения дела решающим фактором становится опыт юристов и хорошее знание судебной практики Высшего Арбитражного суда, данного суда, и зачастую также участвующих в деле судей

 6. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО - Возбуждение исполнительного производства.- Участие в исполнительных действиях.- Обеспечение исполнения решения суда. Подробнее...

Завершающая стадия процесса, когда уже решение принято и, казалось бы, вся борьба позади, на самом деле является самой трудной и непредсказуемой. В исполнительном производстве совершается больше всего ошибок, в исполнительном производстве больше всего субъективизма, порой оказываются самые длинные сроки. Часто внутри стадии исполнительного производства возникают самостоятельные процессы: например, обжалование действий или бездействий судебного пристава-исполнителя. Эта стадия требует от юриста особенных качеств: настойчивости и обаяния, умения разговаривать с людьми и хорошего знания всех тонкостей и нюансов исполнительного производства.

1. Действительность договора факторинга, если финансовый агент не является кредитной организацией

Судебная практика содержит примеры споров о действительности договора финансирования под уступку денежного требования, если финансовый агент не является кредитной организацией.

В силу ст. 825 ГК РФ до внесения в нее изменений Федеральным законом от 09.04.2009 N 56-ФЗ в качестве финансового агента договоры факторинга могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на подобную деятельность.

Однако Федеральный закон от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Закон) не предусматривает лицензирования деятельности финансового агента. Вследствие этого отсутствовала и правовая процедура получения такой лицензии.

Из изложенного могло следовать, что только кредитные организации, будучи поименованными в ст. 825 ГК РФ, вправе быть финансовыми агентами, а договор факторинга, который заключен с финансовым агентом - некредитной организацией, недействителен. Это, однако, опровергалось тем, что Законом лицензирование деятельности финансового агента не предусмотрено и, следовательно, не требуется.

Более того, в силу ст. 2 Закона лицензируемый вид деятельности - вид деятельности, для ведения которой на территории РФ необходимо получение лицензии в соответствии с данным Законом. Единый перечень лицензируемых видов деятельности установлен ст. 3 Закона.

Из приведенного определения и принципа единого перечня лицензируемых видов деятельности следует, что перечень данных видов деятельности расширительному толкованию не подлежит (см. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.10.2007 N А10-2202/07-Ф02-6933/07 по делу N А10-2202/07, ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.10.2007 N А10-2093/07-Ф02-6938/07 по делу N А10-2093/07).

Кроме того, ст. 10 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" предусматривала, что "до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности".

По состоянию на 1 марта 1996 г. (дату вступления в силу части второй ГК РФ) законодательство не предусматривало ограничений для ведения деятельности финансового агента: действовали нормы части первой Кодекса, в том числе ст. 49 ГК РФ, в силу которой коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, обладают общей правоспособностью и, следовательно, могут осуществлять любую деятельность, не запрещенную законом.

Пункт 2 ст. 49 ГК РФ предусматривает возможность ограничения правоспособности коммерческой организации только в случаях и порядке, установленных законом. Абзац третий п. 1 данной статьи предусматривает один из таких случаев - лицензирование, которое на момент вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ в отношении деятельности финансового агента установлено не было.

Таким образом, Федеральный закон "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ", в отличие от ст. 825 ГК РФ, позволял до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов вести такую деятельность без лицензии. Это давало возможность говорить о том, что договор факторинга, заключенный с финансовым агентом - некредитной организацией, нельзя признать недействительным из-за отсутствия лицензии.

Федеральным законом от 09.04.2009 N 56-ФЗ внесены изменения в ст. 825 ГК РФ, в соответствии с которыми в качестве финансового агента при заключении договоров финансирования под уступку денежного требования могут выступать коммерческие организации. Таким образом, в настоящее время перечень лиц, которые согласно новой формулировке данной статьи могут выступать в качестве финансовых агентов, расширен.

Однако это не решает проблемы, связанной с договорами факторинга, которые заключены до даты вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ и в пределах срока исковой давности, установленного п. 1 ст. 181 ГК РФ, могут быть признаны недействительными ввиду отсутствия у финансового агента на момент их заключения лицензии.

1.1. Вывод из судебной практики: По вопросу об обязательности лицензии на осуществление деятельности финансового агента до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ позиции судов расходятся.

Позиция 1. Только лицо, имеющее лицензию, могло быть финансовым агентом до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ, поскольку деятельность финансового агента лицензировалась.

Судебная практика:

Примечание: По сути, данная позиция означает, что финансовым агентом может быть только кредитная организация.

Данная позиция обосновывается императивностью положений ст. 825 ГК РФ, а также тем, что Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" не относится к гражданскому законодательству, и потому отсутствие в нем нормы о лицензировании деятельности финансового агента не отменяет требования указанной статьи.

Косвенно данную позицию подтверждает и Закон РФ от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности". Согласно ст. 5 данного Закона кредитная организация вправе заключать сделки по приобретению права требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме.

Постановление Президиума ВАС РФ от 30.06.1998 N 955/98 по делу N А-32-6229/97-2/166

"...В марте 1997 года акционерное общество "Кубаньэнерго" и международная торгово-факторинговая компания "Славия" заключили договор N 14 и дополнительное соглашение к нему от 18.03.97, согласно которому МТФК "Славия" приняла обязательство финансировать АО "Кубаньэнерго" под уступку денежного требования акционерного общества к МУП "Водоканал" по договорам на отпуск электроэнергии.

В соответствии со статьей 825 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

Таким образом, арбитражный суд, признавая договор факторинга недействительным, обоснованно исходил из необходимости специальной правосубъектности при заключении подобных сделок..."

Постановление ФАС Московского округа от 22.08.2007, 29.08.2007 N КА-А40/5772-07 по делу N А40-45469/06-90-229

"...Сославшись на статью 825 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), суды исходили из того, что в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования вправе заключать банки и иные кредитные организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

Однако доказательств, свидетельствующих о том, что на момент заключения договора факторинга ООО "Эллин Групп" обладало специальной правоспособностью и вправе было совершать действия в соответствии с положениями главы 43 ГК РФ, коммерческим банком налоговому органу не представлено. Не представлено таких доказательств и в арбитражный суд. По договору от 02.12.04 N 11/3 в качестве принципала указано ООО "Оптимел", наличие специальной правоспособности у которого также не подтверждено соответствующими доказательствами.

Проанализировав эти фактические обстоятельства, суд первой инстанции, апелляционный суд пришли к выводу о том, что на момент заключения сделки именно коммерческий банк обладал специальной правоспособностью и именно он выступал в качестве финансового агента..."

Постановление ФАС Московского округа от 25.01.2006 N КА-А40/13949-05 по делу N А40-31810/05-114-237

"...Суд признал, что ООО "Рэндэн" не могло выступать в качестве выгодоприобретателя по сделке уступки клиентом (ОАО "Точприбор") финансовому агенту (АКБ "Фалькон") прав требования к должнику (ООО "Хардлайн") и являться стороной факторинговой сделки, поскольку в силу ст. 825 ГК РФ не доказана его специальная правоспособность на совершение подобных сделок.

Также посчитал правомерным утверждение Налоговой инспекции о том, что на основании положений ст. 831 ГК РФ направляемое от клиента через агента для принципала вознаграждение, предусмотренное договором факторинга от 07.10.02 N АФ/6, нельзя рассматривать как вознаграждение за услуги факторинга, а следует считать в качестве перечисления денежных средств в целях исполнения агентского договора. Поэтому Банк, как финансовый агент, должен был отразить в налоговом учете полученное вознаграждение за услуги факторинга.

Оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, суды первой и апелляционной инстанций дали правильную правовую квалификацию правоотношений сторон и сделали правильный вывод о доказанности совершения Банком действий, направленных на уклонение от налогообложения..."

Постановление ФАС Московского округа от 25.09.2003 N КГ-А40/7043-03-П

"...В качестве оснований недействительности оспариваемой сделки истец и третье лицо сослались на ее несоответствие требованиям статьи 825 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием у финансового агента по данной сделке лицензии, предусмотренной указанной нормой права.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

С учетом указаний суда кассационной инстанции суд первой и апелляционной инстанций, вновь рассмотревший дело, установил, что оспариваемая по основаниям несоответствия требованиям статьи 825 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка оспорима в соответствии со статьей 173 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 173 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

На основании представленных по делу доказательств, судом обоснованно установлено, что ООО "Таитан" как единственный участник ООО "Савел" имел право на заявленное им требование, лицензии у последнего для выступления в качестве финансового агента по оспариваемой сделке не имелось, другая сторона - клиент по оспариваемой сделке - ООО "Вестонпром" знало о заключении сделки ООО "Савел" без наличия у последнего указанной обязательной лицензии.

Данные обстоятельства подтверждаются, в частности, уставом ООО "Савел" (т. 1, л. д. 45), протоколом рабочего собрания от 5 июня 2002 года (т. 1, л. д. 118).

Учитывая изложенное, суд обеих инстанций, правильно применив статьи 168, 173, 825 Гражданского кодекса Российской Федерации, правомерно удовлетворил требования ООО "Таитан" о признании оспариваемого договора финансирования под уступку права требования недействительным.

Довод заявителя о том, что в силу Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензирование деятельности финансового агента по оспариваемой сделке не предполагалось, не может быть признан обоснованным.

Отсутствие в названном Федеральном законе норм, устанавливающих обязательное лицензирование деятельности финансовых агентов, не может в силу пункта 2 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации исключать прямое действие статьи 825 Гражданского кодекса Российской Федерации, императивно предусматривающей обязательность такого лицензирования.

Кроме того, из пункта 1 статьи 1 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" следует, что данный нормативно-правовой акт регулирует административные отношения в связи с осуществлением определенных в этом Законе видов лицензируемой деятельности.

Таким образом, гражданско-правовые отношения, в том числе в связи с лизинговой деятельностью и условия их осуществления, находятся за рамками предмета правового регулирования данного Закона. Из чего следует, что, разрешая настоящий спор, суд обеих инстанций правильно не применил содержащиеся в нем нормы..."

Постановление ФАС Московского округа от 03.02.2003 N КГ-А40/68-03

"...Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

К таким видам деятельности, на осуществление которых требуется специальное разрешение, Гражданский кодекс РФ относит деятельность по финансированию под уступку денежного требования (факторинг).

Согласно статье 825 Кодекса в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

На момент заключения оспариваемой сделки ООО "Савел" (финансовый агент) лицензии на занятие факторинговой деятельностью не имел.

Вывод суда о том, что отсутствие у ООО "Савел" лицензии не является основанием для признания сделки, заключенной им с нарушением требований статьи 825 Кодекса, недействительной, поскольку Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензирование факторинговой деятельности не предусмотрено и этот Закон имеет приоритетное значение в трактовании статьи 825 Кодекса, кассационная инстанция считает ошибочным, противоречащим пункту 2 статьи 3 Гражданского кодекса РФ. В абзаце 2 указанной нормы закрепляется определяющее значение Кодекса в системе иных законов гражданского права, которые должны соответствовать нормам Кодекса как в своем содержании, так и в редакции.

В соответствии со статьей 168 Кодекса сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Сделки, совершенные в отсутствие лицензии Кодексом отнесены к оспоримым сделкам. В силу статьи 173 Кодекса сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 25.02.2003 N А49-4375/02-188/21

"...Учитывая то, что договор N 164 от 31.08.99 не может считаться в силу ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации договором финансирования под уступку денежного требования, поскольку ООО "Д.А.Фильм" не доказал наличие у него соответствующей лицензии, суду следовало дать оценку договору, исходя из условий его п. 1.2, с учетом правил п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02.04.2008 N Ф08-727/08 по делу N А32-19145/2007-17/403

"...Исковые требования мотивированы следующим. Оспариваемая сделка является договором финансирования под уступку денежного требования. Она недействительна (ничтожна) в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку заключена лицом (предпринимателем) не являющимся финансовым агентом (статья 825 Гражданского кодекса Российской Федерации). Права (требования) к истцу уступлены предпринимателю по явно заниженной цене и на явно невыгодных для банка условиях. Истец также полагает, что договор от 13.04.07 N 8 заключен ответчиками в нарушение статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая не допускает без согласия должника уступку права (требования) по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Согласно статье 824 Кодекса по договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать другой клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида (статья 825 Кодекса).

Оценив условия договора с учетом названных норм Кодекса, судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии оснований для квалификации договора от 13.04.07 N 8 как договора факторинга и исходили из того, что указанная сделка является договором цессии, регулируемым нормами главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. В кассационной жалобе заявитель не оспаривает обоснованность данного вывода.

Правомерно отклонен апелляционным судом и довод истца о недействительности (ничтожности) договора в силу статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Позиция 2. Лицо, не имеющее лицензии, в договоре факторинга могло выступать финансовым агентом даже до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ.

Судебная практика:

Примечание: Суды, придерживающиеся данной позиции, указывают на то, что действующим Федеральными законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Закон) лицензирование деятельности финансового агента не предусмотрено и до вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ указанный вид деятельности вовсе не относился к лицензируемым, поэтому отсутствие у финансового агента соответствующей лицензии не влечет недействительности договора факторинга.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 18 Закона лицензирование видов деятельности, не указанных в п. 1 ст. 17 Закона, прекращается со дня вступления его в силу. Как было указано ранее, деятельность финансового агента в п. 1 ст. 17 Закона не поименована.

Следует отметить, что деятельность финансового агента в перечне видов деятельности, на которые названный Закон не распространяется, отсутствует.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.09.2008 N Ф04-5751/2008(12012-А70-13) по делу N А70-7878/11-2007

"...По вопросу наличия лицензии у ЗАО "Межрегиональная Факторинговая Компания "Траст" на осуществление такого вида деятельности, суды со ссылкой на положения статьи 10 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" правильно указали на то, что отсутствие у ЗАО "Межрегиональная Факторинговая Компания "Траст" лицензии на осуществление факторинговой деятельности не влияет на действительность договора, заключенного ответчиками..."

Постановление ФАС Московского округа от 30.07.2009 N КГ-А40/6408-09 по делу N А40-84449/08-29-818

"...В соответствии со ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

Однако согласно ст. 10 Федерального закона от 26.01.1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов (ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации) сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.

Федеральным законом от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" не было предусмотрено лицензирование деятельности по оказанию услуг финансовыми агентами.

Таким образом, на дату заключения договора N 1510098 от 26.11.2007 года наличие лицензии на указанный вид услуг не предусматривалось.

Учитывая установленные фактические обстоятельства дела, суды обеих инстанций правильно применили нормы материального права, и обоснованно отказали истцу в признании указанного договора недействительным..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.03.2006 по делу N А56-10078/2005

"...Суды первой и апелляционной инстанций правомерно отклонили довод налогового органа о невозможности учитывать произведенные налогоплательщиком расходы, поскольку у ЗАО "Фактор-фирма "Энергия" нет лицензии на осуществление услуг финансового агента. Суды обоснованно сослались на отсутствие в перечне лицензируемых видов деятельности, содержащемся в Федеральном законе "О лицензировании отдельных видов деятельности", сделок по финансированию под уступку денежного требования. Кроме того, факт отсутствия лицензии у контрагента на осуществление определенного вида деятельности не означает невозможность учесть понесенные налогоплательщиком расходы в целях налогообложения..."

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2006, 01.12.2006 N 09АП-15614/2006-АК по делу N А40-46660/06-90-238

"...Отклоняется довод налогового органа о том, что ООО "Бифорд" не может быть выгодоприобретателем по факторинговой операции, так как организация, не имеющая специальной лицензии на финансирование под уступку денежного требования, не может получать вознаграждение за услуги, связанные с исполнением договора факторингового обслуживания, как неправомерный, поскольку ст. 10 Федерального закона от 26.01.96 N 25-ФЗ "О введении в действие части второй ГК РФ" <*> установлено, что до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов (ст. 825 ГК РФ) сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности; поскольку до вступления в силу части второй ГК РФ данный вид деятельности не относился к лицензируемым, действующий Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 08.08.01 N 128-ФЗ такое лицензирование не предусмотрено, не существует принятого в надлежащем порядке положения о лицензировании факторинга - у налогового органа отсутствуют правовые основания требовать наличия лицензии на факторинг у ООО "Бифорд".

--------------------------------

<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон от 26.01.1996 "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" имеет N 15-ФЗ, а не N 25-ФЗ.

Кроме того, как обоснованно указано судом первой инстанции, в компетенцию налогового органа не входит проверка наличия лицензии у ООО "Бифорд", так как в отношении данного вида деятельности (факторинга) не выступает лицензирующим органом, осуществляющим контроль и надзор..."

Статья 826. Денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 826 ГК РФ

1. Уступка будущего денежного требования >>>

studfiles.net

Факторинговые схемы: готовьтесь доказывать деловую цель

Неэффективное кредитование бизнеса – это одна из общепризнанных проблем российской экономики. Предпринимателю очень непросто раздобыть деньги на развитие и поддержание своего дела, а если это и удается сделать, то условия кредитования обычно бывают просто кабальными. Допустим, на горизонте появляется перспективный клиент, который готов приобрести крупную партию товаров, либо заказать большой объем работ, а оборотных денег на выполнение заказа у организации не хватает. Некоторых коммерсантов в такой ситуации выручает договор факторинга.

Договор факторинга и его налогообложение

Факторинг – это вид гражданско-правового договора, по которому одна сторона, как правило, банк, осуществляет финансирование другого лица (клиента) под уступку денежного требования клиента к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК РФ).

По сути, факторинговая сделка является разновидностью сделки по уступке требования и заключается для того, чтобы предприниматель, имеющий некие денежные требования, но нуждающийся в живых деньгах, мог немедленно, не дожидаясь погашения долга от собственного должника, получить эти деньги от банка (либо произвести оплату своему кредитору). За свои услуги банк просит относительно небольшое денежное вознаграждение, а клиенту на руки выдаются деньги в сумме переуступленного долга за минусом стоимости факторинговых услуг (комиссии) банка (в некоторых случаях сумма долга выплачивается организации в полном объеме, а услуги банка оплачиваются отдельно).

Несмотря на то, что в данном случае задолженность покупателя за поставленный товар (работы, услуги) переуступается, дополнительные налоги с уступки не платятся, за исключением одного крайне редкого случая, когда задолженность переуступается дороже, чем ее собственный размер. А вот расходы на факторинговые услуги можно учесть в составе расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль. НДС, уплаченный банку в составе вознаграждения по договору факторинга, относится в состав налоговых вычетов. Банк, в свою очередь, платит налоги исходя из стоимости оказанных факториговых услуг.

Все бы хорошо, но иногда факторинг используется банками для банальной «обналички», которую через договор факторинга так сразу и не разглядишь.

Как осуществляется «обналичка» с помощью факторинга

Обычно банк оказывает услуги факторинга, то есть выкупает у своего клиента денежное требование, за небольшое вознаграждение (5 - 7% от стоимости денежного требования), с которого кредитное учреждение уплачивает налоги (НДС (Статья 143 НК РФ) и налог на прибыль (Статья 246 НК РФ)). В схеме же по обналичке с помощью факторинга все происходит совсем не так.

За оказание услуг по факторингу банк взимает с клиента комиссию и уже не 5-7% процентов, а 20 или даже 30%, но налоги с «добавленных» сумм не платит. Для этого банк специально для осуществления схемы заключает фиктивный договор поручения или агентирования с некой оффшорной организацией, становясь стороной по договору факторинга в интересах третьего лица (поручителя или принципала). Соответственно, большая сумма вознаграждения уходит в оффшор к организации, не исполняющей обязанностей по уплате налогов. Причем между изначальным поручителем и банком может оказать целая цепочка различных посредников, в том числе и вполне приличные банки. В конечном итоге сумма вознаграждения, попав в оффшорную компанию, «обналичивается» и за минусом положенного банку вознаграждения попадает опять к клиенту банка в виде наличных денежных средств.

В результате банк уплачивает налоги только с мизерной суммы – разницы между поступившим вознаграждением и суммой вознаграждения, перечисленной им далее своему поручителю (принципалу). Клиент банка, получив наличные деньги, тоже вполне доволен. Кроме того, «обналиченные» деньги он в полном объеме учтет при налогообложении.

Вот только государство здесь остается в накладе. Так, налогоплательщик - клиент банка выводит из-под налогообложения крупные суммы исходя из стоимости факторинговых услуг, от банков с этих сумм также не дождешься налоговых поступлений – они платят минимальные налоги с суммы собственного агентского вознаграждения, а вся прибыль, с которой государство должно бы получить налоги, оседает на счетах «неизвестных» лиц в оффшоре.

Что ж, все придумано хитро, однако налоговые органы хорошо знают о подобных схемах, и им есть, что противопоставить недобросовестным участникам факторинговых схем.

Налоговые риски схемы

Проще всего налоговым органам обвинить клиента банка, заключившего с ним факторинговую сделку (хотя, конечно, с претензиями налоговиков может столкнуться и сам банк). Лейтмотивом их обвинений почти всегда становится вопрос: «в чем состояла экономическая выгода от заключения договора факторинга?».

Надо сказать, что налоговые органы в принципе недолюбливают расходы по любым, даже лишенным всякого теневого подтекста договорам факторинга, поскольку такие договоры для клиента банка в подавляющем большинстве случаев являются убыточными (поскольку размер переуступаемого банку денежного требования превышает сумму факторингового платежа). Но если при факторинге выявляется применение нерыночных цен, претензий здесь точно не удастся избежать. Вполне резонно прозвучит вопрос о том, какой смысл был в договоре факторинга, если под меньший процент организация могла бы взять обычный кредит (и уж тем более можно было бы сэкономить на факторинге, если бы договор был заключен с каким-либо другим банком)?

Другим обвинением в экономической нецелесообразности факторинга может стать отсутствие у организации реальной потребности в срочном получении свободных денежных средств.

Так, например, на отсутствии экономических предпосылок для заключения факторингового договора погорел налогоплательщик, ставший главным героем налогового спора, рассмотренного в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12 января 2009 г. № Ф04-8074/2008(18583-А46-40) (оставлено в силе определением ВАС РФ от 6 мая 2009 г. № 5048/09). В данном случае мотивом для заключения договора факторинга выступала якобы имеющаяся у организации потребность в денежных средствах, необходимых в целях выполнения строительных работ для заказчика. Однако суд установил, что факторинговые платежи от банка в адрес организации поступали за пару дней до сдачи конкретных этапов работ заказчику, а в некоторых случаях – даже после их сдачи. Сомнения в добросовестности организации также усугубило то обстоятельство, что договор факторинга был заключен организацией лишь под одного из множества своих заказчиков. Кроме того, по подсчетам налоговиков организация получила бы больший объем пр ибыли, заключи она не факторинговую сделку под 27 %, а обычный договор кредитования на рыночных условиях. В результате суд констатировал, что у организации отсутствовала деловая цель при заключении фактоинговой сделки, а в совокупности с другими выявленными признаками схемы (вывод основной суммы факторингового вознаграждения за рубеж на основании договора с оффшорной компанией) он заключил, что доначисление организации налогов соответствовало закону.

К важным индикаторам налоговой схемы следует отнести признаки фиктивности договора факторинга, например, отсутствие у его сторон намерения исполнять свои обязательства именно в соответствии с указанным договором. Хороший пример чему - постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 6 мая 2008 г. № Ф08-1905/2008 (оставлено в силе определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июня 2008 г. № 7365/08). Согласно данному делу организация заключила с банком договор факторинга в условиях имеющихся у нее непогашенных кредитных обязательств перед этим же банком. При этом согласно условиям кредитных договоров денежные средства были предоставлены организации под залог дебиторской задолженности ее контрагентов. Вместе с тем, та же самая дебиторская задолженность была переуступлена банку в рамках договора факторинга, в результате чего суд сделал вывод о неосмотрительном поведении банка, не характерном для реальной предпринимательской деятельности. В результате он санкциони ровал доначисление организации налога на прибыль организаций и НДС с сумм завышенного факторингового вознаграждения банка.

Ну и конечно, опаснейшим элементом схемы следует признать сам факт взаимодействия банка с оффшорной компанией в рамках посреднического договора. Несмотря на то, что налоговикам обычно не удается проследить замкнутую цепочку движения денежных средств в схеме, суды с огромным подозрениям смотрят на все эти «оффшорные дела». К этому необходимо добавить, что некоторые оффшорные компании, используемые для «проворачивания» факторинговых схем, уже неоднократно упоминались в аналогичных судебных спорах, что лишь усиливает предположения суда насчет недобросовестности участников финансовых операций. Например, согласно постановлению ФАС Уральского округа от 10 ноября 2009 г. № Ф09-8644/09-С2 банк, заключивший с российской организацией договор факторинга, действовал в качестве агента в интересах принципала – оффшорной компании «Персонвил Лимитед» (Британские Виргинские острова). При этом данная компания также выступала фигурантом в посреднических цепочках по другим налоговым спорам, которые ранее рассматривались арбитражными судами и были разрешены в пользу налоговых органов. Вне всякого сомнения, данное обстоятельство во многом предопределило судьбу налогоплательщика в судебном споре.

В заключение отметим, суды давно в курсе факторинговой схемы по «обналичке», более того, считают ее одной из самых распространенных.

Автор: Павел Панов, Ведущий юрист ЗАО Консалтинговая группа «Экон-Профи»

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

ppt.ru

Опасности факторинга. На какие условия клиенту важно обратить особое внимание при заключении договора

Статьи по теме

Какие требования нельзя передать финансовому агенту Зачем нужны акты об уступке денежных требований Должен ли клиент отвечать за дебитора

Многие компании нуждаются в доступе к кредитным ресурсам. Но такой доступ ограничен для них необходимостью предоставить кредитору обеспечение. Как правило, в его качестве выступает залог имущества, которое по стоимости сопоставимо с размером кредита, поручительство или банковская гарантия. Для компании, которая испытывает затруднения с предоставлением такого обеспечения, выходом может стать заключение договора факторинга (финансирование под уступку денежного требования). Он позволяет сравнительно легко получить оборотные средства, не предоставляя кредитору залога. Однако для клиента применение этого инструмента связано с налоговыми и гражданско-правовыми рисками.

См. также Требования к договору факторинга

Факторинг позволяет получить финансирование без предоставления залога

При факторинге компания-клиент уступает свою дебиторскую задолженность финансовому агенту – банку или факторинговой компании. Благодаря этой сделке клиент может сразу получить от финансового агента большую часть тех денег, которые ему должны в будущем перечислить дебиторы. А финансовому агенту, который финансирует клиента (например, банку), договор факторинга позволяет гарантировать полное погашение клиентом своей задолженности.

Таким образом, факторинг позволяет клиенту получить оборотные средства сразу же после уступки денежных требований к дебиторам (после отгрузки) без необходимости предоставления дополнительного обеспечения. Размер финансирования при этом может достигать 90 процентов от величины уступленной задолженности.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (п. 1 ст. 824 ГК РФ).

Разумеется, при оценке возможности получения финансирования по договору факторинга финансовый агент учитывает не только финансовое положение клиента, но и качество предлагаемой к уступке дебиторской задолженности. Наличие надежных дебиторов (например, крупных сетевых компаний) увеличивает шансы получить финансирование и влияет на его размер.

Не всякое денежное требование можно уступить

Объектом уступки по договору факторинга могут быть только такие денежные требования, которые вытекают из предоставления товаров, выполнения работ или оказания услуг. Клиенту нужно учитывать, что под это определение подпадают далеко не все денежные требования к деловым партнерам. Например, возмещение расходов агента не является платой за оказанные услуги или передачу товара. Следовательно, требование об уплате этих денежных средств не может быть уступлено по договору факторинга.

Вызывает сомнения и возможность уступки комиссионером своих денежных требований к третьему лицу. В случае, когда товар продан (услуги оказаны) комиссионером третьему лицу от своего имени, уступка требования об оплате таких товаров (услуг) на первый взгляд не отличается от требований, возникающих из обычной поставки (оказания услуг). Но этот подход является спорным, поскольку законом прямо предусмотрены случаи, когда комиссионер обязан передать права по сделке с третьим лицом комитенту. В частности, если третье лицо не исполнит сделку, заключенную с ним комиссионером, последний обязан уступить комитенту по его требованию права по такой сделке (п. 2 ст. 993 ГК РФ). Права и обязанности комиссионера по сделкам с третьими лицами переходят комитенту и в случае банкротства комиссионера (ст. 1002 ГК РФ).

ВОПРОС В ТЕМУ

Как суд квалифицирует договор факторинга, по которому клиент передает требование на сумму, большую, чем сумма долга дебитора?

В таком случае обязательства, вытекающие из договора между клиентом и его должником, не могут быть предметом договора факторинга. Договор факторинга суд может признать незаключенным (постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.01.06 № А79-3968/2005).

Установить ответственность клиента можно при любом варианте факторинга

Факторинг часто называют «беззалоговым финансированием» и вследствие этой «беззалоговости» относят к высокорисковым продуктам. Финансовый агент рискует тем, что дебитор не выплатит ему деньги по уступленному требованию. Поэтому финансовый агент заинтересован в том, чтобы распределить этот риск между клиентом и дебитором. Однако из формулировок закона сложно понять, в каких случаях на клиента можно возложить ответственность на невыполнение обязательства дебитором. Статья 831 Гражданского кодекса ставит возможность возложения ответственности на клиента в зависимость от того, какая именно разновидность факторинга предусмотрена договором.

Факторинг с регрессом, или «оборотный факторинг» (п. 2 ст. 831 ГК РФ). Данная разновидность факторинга предполагает, что, если финансовый агент получит от дебитора сумму, меньшую, чем сумма уступленного финансовому агенту денежного требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга до полного погашения уступленного денежного требования.

Факторинг без регресса (п. 1 ст. 831 ГК РФ). Финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он получит от дебитора во исполнение требования. В то же время клиент не несет ответственности перед финансовым агентом за то, что дебитор заплатил сумму, меньшую, чем та, за которую финансовый агент приобрел требование.

Казалось бы, все просто. Клиент отвечает за дебитора только при факторинге с регрессом. При факторинге без регресса закон прямо запрещает возлагать на клиента такую ответственность. Однако в законе есть и еще одна норма об ответственности клиента. Она гласит, что клиент не отвечает за неисполнение дебитором требования в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК РФ).

Налицо явная коллизия. С одной стороны, факторинг без регресса вроде бы по самой своей природе предполагает, что клиент за дебитора отвечать не должен (п. 1 ст. 831 ГК РФ). С другой стороны, пункт 3 статьи 827 кодекса предусматривает возможность заключения соглашений об ответственности клиента. Причем можно предположить, что пункт 3 статьи 827 относится именно к факторингу без регресса. Ведь при факторинге с регрессом клиент и без всякого указания в договоре отвечает перед финансовым агентом за остаток долга.

Арбитражная практика отдает преимущество пункту 3 статьи 827 кодекса (постановления федеральных арбитражных судов Московского округа от 23.07.04 № КГ-А40/5427-04, Центрального округа от 26.02.09 № Ф10-220/09, Западно-Сибирского округа от 23.09.08 № Ф04-5751/2008(12012-А70-13)). Эти судебные акты подтверждают возможность возложения на клиента ответственности за исполнимость уступленного требования по договору факторинга с регрессом. Так, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в своем постановлении от 09.10.08 № Ф04-6270/2008(13495-А70-13) указал, что включение условий об ответственности клиента перед финансовым агентом не зависит от вида договора финансирования под уступку денежного требования.

ВОПРОС В ТЕМУ

Договор факторинга устанавливает право клиента исполнить обязательство за дебитора. Если клиент погасит долг дебитора, как он сможет возместить эту сумму?

Да, сможет. В таком случае клиент вправе предъявить к дебитору иск о взыскании с него неосновательного обогащения (постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.05.09 № Ф04-2395/2009(5600-А70-30)).

Налоговые риски клиента при факторинге

При подписании договора факторинга клиент и финансовый агент часто составляют перечень уступаемых денежных требований. Это может повлечь налоговые риски для клиента, который использует при признании доходов метод начисления.

Дело в том, что, согласно гражданскому законодательству, при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с дебитора денежных средств. Если уступка обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события (п. 1 ст. 826 ГК РФ). Но для налогоплательщиков, применяющих метод начисления при признании доходов, датой получения уступки права требования будет день подписания сторонами акта уступки права требования (п. 5 ст. 271 НК РФ).

Таким актом налоговый орган может признать перечень уступаемых требований. В случаях, когда дата подписания перечня требований и дата платежа относятся к разным налоговым периодам, у налоговиков могут возникнуть претензии к клиенту по поводу недостоверности данных бухучета и занижения выручки.

Для снижения этого риска можно помимо перечней уступаемых требований (на дату подписания договора) составлять акты об уступке денежных требований (на дату перехода каждого конкретного денежного требования).

Екатерина Никонова, руководитель юридического отдела ЗАО «ТрансКредитФакторинг»

www.law.ru


Смотрите также