Факторинг для МСП: две целых и шесть десятых слова на клиента. Мсп факторинг


две целых и шесть десятых слова на клиента — Bankir.Ru

Одному из направлений — использованию факторинга поставщиками государства — была посвящена наша предыдущая колонка. В этой поговорим о том, что в стратегии названо «развитие системы стандартов факторинга и принципов оценки кредитного риска».

Факторинг в России существует, по разным оценкам, от 20 до 15 лет. И все это время было посвящено развитию факторинга, а не системы его стандартов. Развитие шло в рамках действующей главы 43 Гражданского кодекса РФ. Как-то в январе 2011-го мы в Ассоциации факторинговых компаний попытались синтезировать стандартное понятие «факторинг». Две волны анкетирования участников ассоциации и три часа обсуждения высокооплачиваемых менеджеров факторинга привели к выводу: работать на рынке факторинга следует по закону, а не по понятиям.

Преимущества факторинга — в бесперебойности процедур внутреннего бизнес-процесса

Факторинг как продукт ценен своей гибкостью, его конкурентные преимущества выражены не в денежном эквиваленте, а в процентах роста торгового оборота клиента, в количестве времени, проходящем от заявки до выплаты финансирования. Преимущества факторинга — в бесперебойности процедур внутреннего бизнес-процесса, позволяющего без использования залога гарантировать возврат переданных клиенту средств от его контрагента-дебитора.

Поименованные в стратегии «принципы оценки кредитного риска» факторинговой организации — это то, за счет чего она существует на рынке, выделяется на нем и помогает клиентам продавать больше, несмотря на отсрочку. Стандартизируйте размер собственного капитала, или выездной контроль дебиторов, или скоринговую модель — и факторинговые компании потянутся с сегодняшнего «серо-белого» рынка в сторону «черного». В том, что он существует, не дает усомниться арбитражная практика последних лет.

Гарантией надлежащего контроля государство видит не просто стандарт, а его доведенную до «абсолюта» детализацию

Вопрос «зачем?» применительно к стандартизации объясняется просто: стратегия развития МСП предполагает финансовые вливания государства в его, МСП, поддержку. Вливания эти предполагают контроль со стороны как минимум трех структур: Счетной палаты, Генпрокуратуры и созданной год назад корпорации МСП. Контроль, в свою очередь, предполагает выявление и искоренение (вплоть до «посадок») отклонений от стандарта — в том виде, в котором его понимают, во-первых, три перечисленные организации, во-вторых, разработчики регламентов, политик и прочих документов, стандартизирующих процесс финансовой господдержки.

Как показывает законотворческий процесс, гарантией надлежащего контроля государство видит не просто стандарт, а его доведенную до «абсолюта» детализацию. Чем больше деталей, тем выше шанс получить отклонение при столкновении стандарта с реальностью. Тем проще найти и наказать виновных в том, что система в целом работает, но эффект далек от ожиданий.

Продукт МСП-банка не субсидия и не бюджетный трансферт, это стандартный залоговый кредит

Для иллюстрации. В 2015 году факторинговые услуги получили 2,2 тыс. МСП, что на 3 тыс. меньше, чем в 2014-м. Документ под названием «Параметры факторингового продукта МСП-банка «Фактор развития — Компания» содержит 5,7 тыс. слов. Это 2,59 слова на одного клиента факторинга. Что характерно, данный продукт МСП-банка не субсидия и не бюджетный трансферт, это стандартный залоговый кредит, предоставляемый на условиях возвратности и платности факторинговой компании, которая работает с клиентами из числа МСП. Чтобы его получить, фактору нужно не только пройти бюрократическую процедуру кредитного комитета, но и провести по ней как клиентов, так и ни в чем не повинных дебиторов. А после предоставить в залог ценные бумаги из ломбардного списка ЦБ или гарантию банка, желательно, государственного. И тогда другой государственный банк перечислит средства — на счет, открытый для факторинговой компании в том же банке, которые нужно выбрать полностью — иначе штраф. Чтобы привлекать фондирование на таких условиях нужно либо очень хотеть дружить с государственными институтами развития, либо выживать на падающем рынке. Не случайно повышенный спрос на продукт приходится на 2014–2015 годы.

В 2016 году МСП-банк стал частью корпорации МСП, которая в своей программе на 2016–2018 годы также уделила внимание факторингу. Всего 40 слов. В 2017 году должны быть «разработаны требования к условиям и процедурам предоставления факторинговых услуг субъектам МСП под поручительство корпорации или МСП-банка. В 2018 году — «механизмы осуществления факторинговых операций в рамках финансирования закупок субъектов МСП» у госкомпаний (федеральный закон №223-ФЗ).

Нет сомнений, что в указанные сроки эти пункты программы корпорации МСП будут с честью выполнены. Но, как говорится, есть нюансы. Первый — в том, что в факторинге залоги и поручительства за клиента не работают. Как показывает арбитражная практика, в банкротство такой клиент уходит в обнимку с поручителем-физлицом. И все решает качество дебиторской задолженности и платежеспособность дебитора — желательно, чтобы он был крупным и публичным. Второй нюанс — работа по факторингу в рамках 223-ФЗ регулируется тем же Гражданским кодексом, где все «механизмы осуществления факторинговых операций» прописаны, но игнорируются госкомпаниями-заказчиками…

Факторингу не требуются ни новые «механизмы осуществления», ни рожденные в тиши кабинетов «требования к условиям и процедурам предоставления услуг», ни «стандарты и принципы»

Нет сомнений, что деньги государства должны быть «окрашены» — от федерального казначейства до сдачи в контрольно-кассовом аппарате субъекта МСП. Но стоит ли ради этого заново придумывать и стандартизировать факторинг как продукт? Ведь любая «окраска» средств господдержки в финансовой системе всегда приводит не столько к росту кредитования, сколько к расцвету peer-to-peer бюрократии. Это когда субъекты инфраструктуры вынуждены перекладывать «бумажные» требования институтов развития, отказывающихся принимать на себя риски финансирования субъектов МСП, на плечи самих субъектов МСП.

Мое сугубо личное мнение: факторингу не требуются ни новые «механизмы осуществления», ни рожденные в тиши кабинетов «требования к условиям и процедурам предоставления услуг», ни «стандарты и принципы». Более того, факторинговые компании могут обойтись и без средств господдержки на своих счетах. Они могут быть просто финансовыми агентами, как прописано в Гражданском кодексе: готовить субъектов МСП для получения ими государственных средств, а дебиторов — к возврату этих средств государству. Не касаясь «окрашенных» денег, но контролируя их движение от казны до прилавка. И получать за эту нелегкую работу свою заслуженную факторинговую комиссию.

P.S. Поскольку корпорация МСП создана как «единое окно» для малого и среднего бизнеса, то одно пожелание относительно факторинга все-таки есть: попросите РЖД, «Газпром», «Роснефть» и других дебиторов, отчитывающихся перед данной корпорацией за исполнение норм 223-ФЗ, соблюдать Гражданский кодекс и подписывать уведомления о факторинге, которые им приносят поставщики-МСП. Форму такого уведомления готов выслать лично. 

bankir.ru

Факторинг для малого бизнеса, закупочный факторинг для малого и среднего бизнеса, закрытый факторинга малого бизнеса

  1. В чем суть факторинга для малого бизнеса?
  2. Достоинства и недостатки факторинга для малого бизнеса

Факторинг для малого бизнеса

Факторинг для малого бизнеса – универсальный инструмент, позволяющий постоянно находиться в развитии, независимо от взаимоотношений, установленных между компанией и покупателями, клиентами. Главной особенностью такого вида сделки является возможность работать без недостатка оборотного капитала. Факторинг малого бизнеса дает возможность получить до 90% стоимости поставки сразу же после отгрузки товара.

В чем суть факторинга для малого бизнеса?

Это возможность получить большую часть оплаты от покупателя за поставку ему товара. Расплачивается с поставщиком не сам клиент, а посредник (фактор). Это инвестиционная компания, которой переуступается право на получение финансов от поставщика.

Факторинг для малого и среднего бизнеса работает по такой схеме:

  • происходит отправка товара клиенту, нуждающемуся в отсрочке платежа;
  • заполняются другие сопутствующие документы;
  • поставщик передает бумаги фактору;
  • посредник перечисляет 70-90% от суммы долга покупателя;
  • когда клиент вносит деньги на счет фактора, последний перечисляет оставшуюся сумму клиенту.

При таком виде сделки срок денежных поступлений от покупателя варьируется от 90 до 180 дней. В одном договоре указывается один или несколько покупателей, при этом для каждого устанавливаются свои границы. Стандартный договор заключается на 12 месяцев с возможностью увеличения срока или бессрочно.

Выделяют несколько видов таких сделок. Закрытый факторинг для малого бизнеса отличается тем, что покупатель не знает о присутствии в сделке третьего лица. При открытом же клиент уведомляется в письменном виде.

Достоинства и недостатки факторинга для малого бизнеса

К главным достоинствам относится:

Достоинства и недостатки факторинга для малого бизнеса

  1. Непрерывность оборота денежных средств независимо от регулярности внесения оплаты контрагентами. Это увеличивает денежные потоки, делает бизнес стабильным.
  2. Работа с дебиторской задолженностью становится более простой, поэтому при необходимости внимание уделяется другим сторонам бизнеса.
  3. Предоставление отсрочки – дополнительная выгода для покупателей. За это время продавец всегда может найти новых клиентов, провести анализ цен и оптимизировать их.
  4. Продавец получает дополнительные гарантии осуществления платежей, информацию о платежеспособности дебитора.

Есть у такого вида сделок и свои недостатки. В нашей стране факторинг еще находится на стадии становления, поэтому предлагаются путанные тарифы. В случае безрецессивного факторинга компания получает не больше 90% от стоимости поставки. Остальное становится доступным только после внесения оплаты конечным покупателем. Обязательной является и уплата вознаграждения фактору, которая составляет определенный процент от сделки.

Проанализировав плюсы и минусы, можно понять, что факторинг выгоден только в некоторых ситуациях:

  1. Когда фактор предлагает услуги по приемлемой стоимости, которая должна быть прозрачной.
  2. Бизнес должен показывать лучшие результаты при факторинге, чем в случае задержек.
  3. Поставщик должен иметь большое количество покупателей, чтобы оправдать все манипуляции.

Для реализации последней задачи часто применяется закупочный факторинг для малого бизнеса. Это сделка, разработанная для крупных покупателей, обеспечивающая построение особо эффективной системы закупки.

Таким образом, фактор осуществляет профессиональное управление задолженностью. Предоставляется комплекс услуг: финансирование, кредитный менеджмент, страхование рисков, информационная поддержка.

bankiros.ru

две целых и шесть десятых слова на клиента / Бизнес / Лента.co

   Читать оригинал публикации на bankir.ru   

В начале июня 2016 года распоряжением правительства была неожиданно утверждена стратегия развития малого и среднего предпринимательства (МСП) до 2030 года, разрабатывавшаяся Минэкономразвития без малого год. Факторингу в этом документе посвящено 97 слов. Даже перечислены направления, по которым «предполагается реализовать меры».

Одному из направлений — использованию факторинга поставщиками государства — была посвящена наша предыдущая колонка. В этой поговорим о том, что в стратегии названо «развитие системы стандартов факторинга и принципов оценки кредитного риска».

Факторинг в России существует, по разным оценкам, от 20 до 15 лет. И все это время было посвящено развитию факторинга, а не системы его стандартов. Развитие шло в рамках действующей главы 43 Гражданского кодекса РФ. Как-то в январе 2011-го мы в Ассоциации факторинговых компаний попытались синтезировать стандартное понятие «факторинг». Две волны анкетирования участников ассоциации и три часа обсуждения высокооплачиваемых менеджеров факторинга привели к выводу: работать на рынке факторинга следует по закону, а не по понятиям.

Преимущества факторинга — в бесперебойности процедур внутреннего бизнес-процесса

Факторинг как продукт ценен своей гибкостью, его конкурентные преимущества выражены не в денежном эквиваленте, а в процентах роста торгового оборота клиента, в количестве времени, проходящем от заявки до выплаты финансирования. Преимущества факторинга — в бесперебойности процедур внутреннего бизнес-процесса, позволяющего без использования залога гарантировать возврат переданных клиенту средств от его контрагента-дебитора.

Поименованные в стратегии «принципы оценки кредитного риска» факторинговой организации — это то, за счет чего она существует на рынке, выделяется на нем и помогает клиентам продавать больше, несмотря на отсрочку. Стандартизируйте размер собственного капитала, или выездной контроль дебиторов, или скоринговую модель — и факторинговые компании потянутся с сегодняшнего «серо-белого» рынка в сторону «черного». В том, что он существует, не дает усомниться арбитражная практика последних лет.

Гарантией надлежащего контроля государство видит не просто стандарт, а его доведенную до «абсолюта» детализацию

Вопрос «зачем?» применительно к стандартизации объясняется просто: стратегия развития МСП предполагает финансовые вливания государства в его, МСП, поддержку. Вливания эти предполагают контроль со стороны как минимум трех структур: Счетной палаты, Генпрокуратуры и созданной год назад корпорации МСП. Контроль, в свою очередь, предполагает выявление и искоренение (вплоть до «посадок») отклонений от стандарта — в том виде, в котором его понимают, во-первых, три перечисленные организации, во-вторых, разработчики регламентов, политик и прочих документов, стандартизирующих процесс финансовой господдержки.

Как показывает законотворческий процесс, гарантией надлежащего контроля государство видит не просто стандарт, а его доведенную до «абсолюта» детализацию. Чем больше деталей, тем выше шанс получить отклонение при столкновении стандарта с реальностью. Тем проще найти и наказать виновных в том, что система в целом работает, но эффект далек от ожиданий.

Продукт МСП-банка не субсидия и не бюджетный трансферт, это стандартный залоговый кредит

Для иллюстрации. В 2015 году факторинговые услуги получили 2,2 тыс. МСП, что на 3 тыс. меньше, чем в 2014-м. Документ под названием «Параметры факторингового продукта МСП-банка «Фактор развития — Компания» содержит 5,7 тыс. слов. Это 2,59 слова на одного клиента факторинга. Что характерно, данный продукт МСП-банка не субсидия и не бюджетный трансферт, это стандартный залоговый кредит, предоставляемый на условиях возвратности и платности факторинговой компании, которая работает с клиентами из числа МСП. Чтобы его получить, фактору нужно не только пройти бюрократическую процедуру кредитного комитета, но и провести по ней как клиентов, так и ни в чем не повинных дебиторов. А после предоставить в залог ценные бумаги из ломбардного списка ЦБ или гарантию банка, желательно, государственного. И тогда другой государственный банк перечислит средства — на счет, открытый для факторинговой компании в том же банке, которые нужно выбрать полностью — иначе штраф. Чтобы привлекать фондирование на таких условиях нужно либо очень хотеть дружить с государственными институтами развития, либо выживать на падающем рынке. Не случайно повышенный спрос на продукт приходится на 2014–2015 годы.

В 2016 году МСП-банк стал частью корпорации МСП, которая в своей программе на 2016–2018 годы также уделила внимание факторингу. Всего 40 слов. В 2017 году должны быть «разработаны требования к условиям и процедурам предоставления факторинговых услуг субъектам МСП под поручительство корпорации или МСП-банка. В 2018 году — «механизмы осуществления факторинговых операций в рамках финансирования закупок субъектов МСП» у госкомпаний (федеральный закон №223-ФЗ).

Нет сомнений, что в указанные сроки эти пункты программы корпорации МСП будут с честью выполнены. Но, как говорится, есть нюансы. Первый — в том, что в факторинге залоги и поручительства за клиента не работают. Как показывает арбитражная практика, в банкротство такой клиент уходит в обнимку с поручителем-физлицом. И все решает качество дебиторской задолженности и платежеспособность дебитора — желательно, чтобы он был крупным и публичным. Второй нюанс — работа по факторингу в рамках 223-ФЗ регулируется тем же Гражданским кодексом, где все «механизмы осуществления факторинговых операций» прописаны, но игнорируются госкомпаниями-заказчиками…

Факторингу не требуются ни новые «механизмы осуществления», ни рожденные в тиши кабинетов «требования к условиям и процедурам предоставления услуг», ни «стандарты и принципы»

Нет сомнений, что деньги государства должны быть «окрашены» — от федерального казначейства до сдачи в контрольно-кассовом аппарате субъекта МСП. Но стоит ли ради этого заново придумывать и стандартизировать факторинг как продукт? Ведь любая «окраска» средств господдержки в финансовой системе всегда приводит не столько к росту кредитования, сколько к расцвету peer-to-peer бюрократии. Это когда субъекты инфраструктуры вынуждены перекладывать «бумажные» требования институтов развития, отказывающихся принимать на себя риски финансирования субъектов МСП, на плечи самих субъектов МСП.

Мое сугубо личное мнение: факторингу не требуются ни новые «механизмы осуществления», ни рожденные в тиши кабинетов «требования к условиям и процедурам предоставления услуг», ни «стандарты и принципы». Более того, факторинговые компании могут обойтись и без средств господдержки на своих счетах. Они могут быть просто финансовыми агентами, как прописано в Гражданском кодексе: готовить субъектов МСП для получения ими государственных средств, а дебиторов — к возврату этих средств государству. Не касаясь «окрашенных» денег, но контролируя их движение от казны до прилавка. И получать за эту нелегкую работу свою заслуженную факторинговую комиссию.

P.S. Поскольку корпорация МСП создана как «единое окно» для малого и среднего бизнеса, то одно пожелание относительно факторинга все-таки есть: попросите РЖД, «Газпром», «Роснефть» и других дебиторов, отчитывающихся перед данной корпорацией за исполнение норм 223-ФЗ, соблюдать Гражданский кодекс и подписывать уведомления о факторинге, которые им приносят поставщики-МСП. Форму такого уведомления готов выслать лично. 

lenta.co

Факторинг в малом и среднем бизнесе

Анализ применения факторинга в малом и среднем бизнесе привело к следующим выводам: привлекательность факторинга снижается по причине того, что факторинговые агенты сводят к минимуму заключение договоров факторинга, если итоговая цена сделки составляет меньше 30 тыс. дол. А продавцы могут предоставить кредиты своим клиентам только в пределах от 5 до 30 тыс. дол.

С помощью факторинга предприятия малого и среднего бизнеса могут решить следующие задачи:

■ ускорить и упростить процедуру получения платежа по сравнению с аккредитивной формой расчетов;

■ использовать широкий спектр услуг для клиентов в более удобной для них форме;

■ решить проблемы импортера, состоящей в приобретении то вара (оказании услуги) у иностранного поставщика (юридического лица, зарегистрированного на территории зарубежного государства) на условиях отсрочки платежа, без открытия аккредитива или оформления банковской гарантии;

■ упрочить связи между импортером и иностранным поставщиком и, как следствие, насыщение товарных рынков конкурентоспособной продукцией;

■ сократить временные и материальные затраты за счет аккумулирования различных функций одним финансовым агентом [17].

Основным плюсом применения факторинга является то, что участники рыночных отношений экономят свое время. Для производителей и бизнесменов это имеет огромное значение, т.к. постоянно приходится конкурировать с импортными производителями и поставщиками, а наш отечественный бизнес в настоящее время еще слаб и плохо адаптирован постоянно меняющуюся экономическую обстановку страны.

С помощью факторинга поставщик может увеличить продажи, численность покупателей и конкурентоспособность, предоставить покупателям, льготы в оплате товара под надежную гарантию; получать кредиты в размере до 90% от стоимости товара, что ускорит оборачиваемость средств.

Покупатель может:

• получить кредит;

• уменьшить риск получения некачественного товара;

• увеличить закупки;

• усовершенствовать конкурентоспособность и ускорить оборачиваемость средств.

Основными доходами банков являются:

• проценты по кредиту;

• плата за обслуживание [18].

Коммерческие банки, применяя факторинговые операции, дополняют их различными финансовыми и информационными элементами. Это приводит к расширению круга клиентов банка, усиливает связи с ними, увеличивает прибыль банка за счет расширения операций.

Отечественные фирмы используют факторинг редко, только в случае высокой необходимости получения кредита на короткий срок.

Тормозит совершенствование факторинга - это отсутствие теоретической базы факторингового финансирования.

Заключение

Однако анализ зарубежных источников и внешнеэкономических связей России позволяет прогнозировать увеличение популярности факторинга среди российских экспортеров. Это связано, прежде всего, с тем, что экспортный факторинг проводят факторы с самым разным гражданством, входящим в тот или иной союз факторинговых компаний. Во-вторых, фирма поставщик, получив прибыль за товар, сразу после отгрузки может направить ее в оборот. В-третьих, фактор уведомляет экспортера о финансовой ситуации потенциального покупателя. Таким образом, не рискуя потратить время и деньги впустую, у предприятия-поставщика есть возможность расширить производство под определенный сегмент импортера. Факторинг помогает взысканию платежей по обязательствам коммерческой деятельности, он важен и актуален в условиях большой дебиторской задолженности, которая тормозит систему безналичных расчетов России.

Итак, можно сделать следующие выводы:

1. Практиковать факторинг можно только на основе анализа экономической ситуации страны, которая находится на переходном этапе к цивилизованному рынку.

2. Применение факторинга в России эффективно лишь в случае активного использования накопленного положительного и мирового опыта.

3. Активное использование факторинга во внешней торговли, особенно в экспортных операциях, приведет получению прибыли с минимальным риском для инновационного предприятия.

4. Во внутреннем факторинге наибольшими перспективами обладают предприятия и фирмы малого и среднего предпринимательства.

5. Накопленный опыт России и прогнозы возможности применения факторинга убеждают, что он может внести большой реальный вклад в организацию совершенствования экономики, в решение ряда актуальных проблем и, прежде всего, проблемы неплатежей [12].

Можно огласить и основные предпосылки дальнейшего развития практики факторинга в нашей стране:

- всеобщее использование факторинга, увеличение положительных результатов качественного улучшения управленческого учета и аналитической работы с клиентской базой со стороны банков и фактор – фирм, а также на самих предприятиях и организациях – партнерах по факторингу [10];

- применяя опыт международного факторинга необходимо совершенствовать развитие внутреннего факторинга, возможности его пока используются очень скромно;

- необходимо создавать специализированные на факторинге подразделения банка, которые будут функционировать на основе самофинансирования и проводить только факторинговые операции;

- факторинговые подразделения банков и фактор – фирм имеют большие резервы увеличения результатов своей рыночной деятельности за счет диверсификации и реинжиниринга своего бизнеса [9];

- в практику факторинга необходимо поэтапно внедрять программное совершенствование бизнеса, что поможет сократить затраты и увеличить накопления. Большое значение имеет подготовка и переподготовка кадров;

- предстоит усовершенствовать и законодательную базу применения факторинга, устраняя все то, что мешает ее мешает её использования;

- для дальнейшего использования и развития факторинга в нашем стране важную роль сыграет восстановление крупных отечетвенных банков в членстве FCI. Без такого сотрудничества с этой международной факторинговой организацией нет смысла и применение факторинга

 

studopedya.ru

Для факторинговых компаний МСП — ключевой клиент

Илья Покаместов, «Юнифактор». Фото Михаил Бибичков / «Б.О» Как развиваются факторинговый рынок и факторинг МСП? Как меняется структура рынка в условиях регуляторных изменений? Как влияет на бизнес увеличение доли компаний с госучастием? Когда факторинг полностью уйдет «в цифру»? На эти и другие вопросы Павлу Самиеву, управляющему директору НРА, генерального директору компании «БизнесДром», и Фаине Филиной, руководителю проектов «БизнесДром», ответил Илья Покаместов, генеральный директор факторинговой компании «Юнифактор», доцент Финансового университета при Правительстве РФ.

Фаина Филина: Илья, банки сейчас неактивно кредитуют малый бизнес. По итогам года мы посчитали, что кредитный портфель МСП упал на 8%. Как факторинговые компании относятся к этому сегменту и что происходит на рынке факторинга?

Илья Покаместов: В кредитовании такая тенденция понятна. Чтобы кредитовать, банкам нужно получить залог, желательно ликвидный, должен быть целевой характер займа, и т.д. Сегодня у малого бизнеса нет обеспечения, а деньги, как правило, нужны на пополнение оборотных средств. Большинство субъектов МСП по-прежнему заняты в торговле. По моему мнению, сегмент МСП для банков действительно имеет слишком много рисков, чтобы развивать данное направление кредитования. При этом такие предприниматели — занятые торговым бизнесом, без обеспечения, с необходимостью пополнения оборотных средств — отличные клиенты факторинговых компаний, потому что мы — специалисты по работе с оборотным капиталом.

В среднем по рынку прирост совокупного факторингового портфеля в 2017 году составил 30–35%. Такие же темпы прироста характерны для факторинговых сделок МСП.

Фаина Филина: Каковы результаты работы вашей компании в прошлом году?

Илья Покаместов: Мы — на рынке. Из интересного — в 2017 году у нас произошло изменение отраслевых фокусов. Мы стали очень активно работать с логистическими компаниями. На мой взгляд, это может привести к созданию совместных предприятий. По своей деятельности факторинговые и логистические компании очень похожи — мы создаем добавленную стоимость, грамотно встраивая процессы (логистические и финансовые). Работая вместе, мы снижаем риски, скажем, мошенничества, а значит, можем наращивать финансирование в целом и по субъектам МСП в частности.

Фаина Филина: Можете оценить текущий объем рынка факторинга по итогам 2017 года и его потенциал? Как он мог бы вырасти в трехлетней перспективе?

Илья Покаместов: Для ответа на этот вопрос надо сначала дождаться середины 2018 года, потому что мы ждем начала госфакторинга. От того, каким образом он реализуется, будет многое зависеть. Будучи оптимистом и смотря в будущее с позитивными ожиданиями, в том числе в области макроэкономической стабильности, я бы пожелал за эти три года нам «утроиться».

Фаина Филина: Какие факторы положительно и какие, напротив, отрицательно будут влиять на факторинговый рынок?

Илья Покаместов: Госфакторинг — это, конечно, ключевой драйвер. Другой драйвер — это еще довольно большое число предпринимателей, которые все же берут в банках невыгодные для них кредиты. Мы думаем, что, осознав все минусы кредитования, они повернутся в сторону нашего инструмента, а мы, в свою очередь, будем готовы предложить им быстрый сервис одобрения лимитов на клиентов и на дебиторов.

В среднем по рынку прирост совокупного факторингового портфеля в 2017 году составил 30–35%

Отрицательный фактор — неопределенность, до сих пор непонятна судьба достаточно больших портфелей санируемых крупных банков, которые оказались под контролем Банка России. Клиенты факторов смотрят, можно ли продолжать получать факторинговое финансирование в этих кредитных организациях. Но это тоже скорее не негативный фактор, а фактор неопределенности.

Фаина Филина: Какие отрасли обращаются к факторингу чаще всего? Вы назвали торговлю. Есть ли еще какие-то сегменты, в которых наблюдается стабильный спрос на факторинг?

Илья Покаместов: Логистика, торговля, товары народного потребления — эти сферы наиболее часто обращаются к факторингу. Среди наших клиентов также ряд компаний из фармацевтики, маркетинга, арендной отрасли. Интересный сегмент — производство. Вообще, при желании и возможностях, которые имеются, конечно, не у всех факторинговых компаний, наш продукт можно предложить почти в любой отрасли.

Фаина Филина: Факторинг часто называют одним из самых технологичных сегментов. Кто-то из участников рынка факторинга говорит, что уже создает цифровую фабрику, кто-то — что в целом факторинг скоро уйдет в диджитал и будет представлять собой платформу типа портала Госуслуг, только по факторингу. Согласны ли вы с этим?

Илья Покаместов: Факторинг все уходит и уходит в диджитал, но никак окончательно не уйдет. Сначала говорили, что факторинг станет цифровым, когда появилась цифровая подпись, потом — когда появились торговые площадки закупок. Но факторинговые компании все равно продолжают рекрутировать реальных людей. Да, уровень автоматизации процессов неуклонно растет, но, по моему мнению, в трехлетней перспективе тотальной диджитализации факторинга не произойдет.

Фаина Филина: Как выстроены процессы в «Юнифакторе»?

Илья Покаместов: Мы имеем весь стандартный набор функционала, который должен быть сегодня у факторинговой компании, работающей с малым и средним бизнесом. Конечно, мы работаем с цифровой подписью, делаем электронную верификацию. При этом не могу сказать, что мы очень активно работаем с факторинговыми площадками, что мы получаем оттуда большой поток клиентов. Вообще, я, может быть, скажу в пику тренду, но, мне кажется, залог успеха в риск-менеджменте — интуиция…

Фаина Филина: А скоринг, различные методы оценки?..

Илья Покаместов: Скоринг работает, но иногда результат оценки неудовлетворительный, а ты его не принимаешь и соглашаешься работать с клиентом. А иногда — наоборот: результат хороший, но ты не веришь в него.

Фаина Филина: От каких факторов зависит успех факторинговой компании?

Илья Покаместов: Успех факторинговой компании, во-первых, зависит от стабильности фондирования и от умения это фондирование грамотно распределить на рынке. Иногда факторинговые компании забывают вовремя собрать это фондирование, вернуть его формирующему агенту и оставить себе маржу, которая обеспечит прибыльную деятельность компании. Что касается факторинговой компании, которая решила работать с МСП, то здесь важно умение понять бизнес своего клиента. В этом случае он не сможет быстро или просто обмануть.

Вообще, финансисты, предлагая деньги, должны делать это в нужное время, в нужном месте, на нужный срок и по той ставке, которая не заставит клиента превратиться в мошенника или неблагонадежного должника.

Фаина Филина: Какие запросы у клиентов из сферы МСП вы бы сегодня отметили?

Илья Покаместов: Сегодня я начинаю встречать все больше предпринимателей, которые хотят не просто торговать, перепродавать, спекулировать, а сами производить, наполнять свой продукт смыслом, создавать добавленную стоимость. Например, компания торговала лапшой, и приходит к тому, чтобы ее производить самостоятельно. Фирмы пытаются брать западные аналоги и повторять их у нас с меньшей себестоимостью. Что интересно, это начинает получаться!

Еще появляется запрос на то, чтобы в бизнесе было больше логики. Раньше встречались, условно, такие истории: вырастили рис в Краснодаре, привезли его в Омск, там сделали его воздушным и привезли назад в Краснодар продавать. Сегодня предприниматели больше интересуются развитием бизнеса, делают его более продуманным. Речь, конечно, не идет о концепции бережливого производства, но в целом это положительная тенденция.

Фаина Филина: У вас большой опыт работы с факторингом в разных крупных компаниях, в том числе на зарубежных рынках. Как вы считаете, какие тенденции с Запада могут в перспективе прийти в Россию?

Илья Покаместов: На Западе есть очень интересная история сращивания бизнесов, не финансово-промышленных групп, а крупных торговцев с финансистами оборотного капитала — факторинговыми компаниями. Это вполне логично, но у нас пока другая веха развития рынка: в России наконец-то крупные корпорации задумались о том, чтобы начать создавать внутренние факторинговые платформы. Первые выходы мы увидим уже в этом году.

Логистика, торговля, товары народного потребления — эти сферы наиболее часто обращаются к факторингу

Фаина Филина: Программы господдержки неплохо работают в кредитовании МСП, в лизинге. Вы отметили госфакторинг как важный драйвер для всего рынка. Возможна ли в вашем сегменте господдержка, аналогичная лизингу, или тут нет такой необходимости?

Илья Покаместов: Наш рынок разношерстный и не очень консолидированный, в этом есть определенные сложности. Хотя, конечно, субсидирование ставок, аналогичное кредитованию или лизингу, наверное, было бы здорово, если это будет прозрачно и будет соответствовать принятым практикам.

Что касается госфакторинга, то его обещают запустить в июне 2018 года. Посмотрим, кто первый пойдет в него. Конечно, это не будут маленькие компании, это будут госигроки, пионеры рынка.

Фаина Филина: Вы сказали, что рынок сегодня сложный, есть факторы неопределенности, связанные с портфелями банков на санации. Какие последствия этого вы бы отметили?

Илья Покаместов: Действия Банка России «вымыли», как ни удивительно, именно середину рынка. Остались либо великие, которым вообще ничего не страшно и все неважно, и «малыши», которые со своими небольшими издержками, со своими высокомаржинальными клиентами очень даже могут жить и платить налоги.

Фаина Филина: Вы себя относите, вероятно, к «малышам»?

Илья Покаместов: Да, и мы прекрасно чувствуем себя на этом рынке.

Фаина Филина: Какие у вас в этой связи преимущества для клиентов?

Илья Покаместов: С одной стороны, у нас нет ничего уникального. С другой стороны, мы даем решения, которые не готовы предлагать крупные игроки. Мы на этом играем. В каких-то случаях мы готовы иметь больший аппетит к риску, чем наши коллеги. А еще между «малышами» складывается неплохая кооперация. Мы стараемся клиента не бросать, отказав ему, а даже в непростых ситуациях кооперируемся с другим фактором и стремимся найти какое-то решение для клиента. Разделить портфель дебиторов.

Фаина Филина: Какие альтернативные инструменты финансирования будут в ближайшее время востребованы малым бизнесом?

Илья Покаместов: Сложно изобретать в двадцать первом веке новые инструменты, но, может быть, все-таки блокчейнизация и цифровизация сделают то, для чего они были задуманы. Поставят под удар, под сомнение сущность денег в экономике. У денег появляются сегодня новые функции, сами деньги трансформируются. Может быть, появится финансирование в блокчейне, в криптовалютах, и это все даст новый аппетит к риску, более толерантный за счет того, что огромный массив данных нам будет давать лучшую оценку рисков.

Фаина Филина: Может быть, вы слышали о проектах по сбору средств через ICO? Будет ли иметь это смысл для факторов?

Илья Покаместов: Попытки есть. Но, может быть, завтра и начнут эмитировать биткоины, только вот вопрос в их стоимости. Трансформация платежной стоимости биткоинов в меру стоимости или в мировые деньги, как мы привыкли? На эти вопросы пока нет ответа.

Фаина Филина: Недавно появилась такая новость, что разрешат не публиковать данные о госзакупках в финансовой сфере, банковских, лизинговые и прочих услугах в связи с санкционными рисками. Коснется ли это факторинга?

Факторинг все уходит и уходит в диджитал, но никак окончательно не уйдет

Илья Покаместов: О санкционных рисках я слышал от коллег из компаний с госучастием, когда мы дискутировали относительно развития международного факторинга. Но пока я вообще не ощущаю влияния санкций на наш рынок.

Фаина Филина: Как вы оцениваете перспективы применения секьюритизации как инструмента финансирования?

Илья Покаместов: Этот инструмент в нашей стране и в нашей сфере имеет не очень хорошую репутацию. Но инструмент нормальный, и ему надо вернуть доброе имя, дать нормальное наполнение.

Павел Самиев: Факторинговый рынок в России, как и другие сегменты финансового рынка, находится под большим влиянием государства. Чувствуете ли вы, что конкуренция на рынке испытывает давление, что есть доминирующие государственные компании, которые имеют преимущество в стоимости того же самого фондирования?

Илья Покаместов: Жаловаться на это бесполезно, потому что сделать с этим ничего нельзя. А то, что у них свой бизнес, это факт. И, конечно, нам бы очень хотелось получить доступ к дешевым ресурсам. Но, как это ни удивительно, всем работы на факторинговом рынке хватает. Происходит сегментация — мы работаем с теми, с кем им лень возиться. Жесткая конкуренция происходит в их крупном сегменте, на нашу же нишу они не смотрят.

Павел Самиев: Каковы ваши пожелания банкам, работающим с малым бизнесом?

Илья Покаместов: Желаю им продолжать работать с этим сегментом, в будущем он действительно может стать точкой роста бизнеса для банков. Сегодня рынок сокращается, сжимается, страдают и кредитные организации, и их клиенты. С одной стороны, это грустно, с другой стороны, для факторинговых компаний этот тренд имеет и положительный характер: в таких условиях клиенты банков все чаще обращают внимание на нас.

Реклама

bosfera.ru

Факторинг для малого бизнеса

Недостаток свободных оборотных средств зачастую губит отличную бизнес-идею. Нередки случаи, когда предприниматель находит деньги на стартап, но неплатежи контрагентов в дальнейшем сводят всю эффективность торгового механизма на нет.

Обладая существенными конкурентными преимуществами, именно факторинг рассматривается многими руководителями в качестве действенного рычага для увеличения оборачиваемости капитала. Этому есть объективные причины. В основе процедур - продуманный алгоритм обеспечения оборотными ресурсами компаний, работающих на условиях отсрочки оплаты.

Факторинг для малого и среднего бизнеса – один из самых действенных методов финансирования. К нему обращаются, прежде всего, поставщики (в том числе и индивидуальные предприниматели), работающие с торговыми сетями. Большинство ритейлеров готово закупать значительные объемы товара, но исключительно с отсрочкой платежа.

Как работает факторинг в малом бизнесе?

К примеру, вы являетесь оптовым поставщиком. Закупив большую партию товара, вы отгрузили его в торговую сеть, т.е. по сути во многие розничные магазины разом. Экономическая ситуация такова, что такие договора как правило заключаются с отсрочкой платежа, т.е. фактически товар передан покупателю, а оплата за него будет осуществлена через предварительно солгласованный сторонами срок. Если вы будете ждать, когда ваш контрагент продаст ваш товар и расплатится с вами, чтобы закупить новую оптовую партию продукции, оборачиваемость вашего капитала будет чрезвычайно низкой – так вы ничего не заработаете. Но где взять деньги на новую закупку? Факторинг – реальная возможность получить до 90% выручки практически сразу после отгрузки товара, именно поэтому его так охотно используют в малом и среднем бизнесе.

Беззалоговое финансирование для малого бизнеса

Отсутствие залога, прозрачный алгоритм взаимодействия, быстрое зачисление денежных средств на счет – все это сделало факторинг для малых предприятий самым популярным средством развития бизнеса. Но не все могут рассчитывать на подобные инвестиции. Ниже мы указали, какими характеристиками должен обладать контрагент, чтобы претендовать на получение финансирования.

Типовые требования к контрагентам факторинговой сделки:

  • бизнес поставщика должен находиться в активной фазе и существовать не менее 1 года;
  • юридическое лицо поставщика должно быть зарегистрировано в России;
  • поставщик должен быть готов к подписанию договора с правом регресса;
  • дебитор должен быть согласен на открытую форму сделки.

Как видно из приведенных параметров, банки и специализированные фирмы предлагают для малого бизнеса соглашения открытой формы с регрессом. Это означает, что контрагенты заемщика будут в обязательном порядке уведомлены о передаче права на дебиторку, сформировавшуюся в результате отгрузки в их адрес товаров на условиях отсрочки платежа, фактору. Подобное уведомление направляется в их адрес кредитором. В нем, в том числе, указываются и новые реквизиты для оплаты продукции.

То есть, с момента заключения соглашения между фактором и поставщиком, деньги от покупателей за уже реализованный товар получит не он, а его финансовый агент. В то же время, сам поставщик приобретет преимущество, так как банк зачислит ему до 90% суммы сразу после подписания договора и передачи права на дебиторскую задолженность, а поставщик при этом удовлетворит запрос покупателя в виде предоставленной отсрочки платежа. Регрессный же характер схемы означает, что, если покупатель в обозначенный срок не погасит свои долги, фактор имеет право обратить взыскание на поставщика.

Основные параметры финансирования для малого бизнеса

Банки и специализированные фирмы предлагают следующие условия кредитования в рамках факторинговых схем:

  • отсрочка платежа по договорам с покупателями не должна превышать 150 дней;
  • финансирование в размере до 90% после передачи права на дебиторку;
  • компании малого бизнеса могут не открывать счет в банке кредитора;
  • договор предполагает открытый вид факторинга с правом регресса к поставщику.

Точный размер оплаты устанавливается индивидуально, исходя из платежеспособности покупателей, по которым уступлены права денежных требований, и ряда других существенных факторов. Комиссионное вознаграждение фактора обсуждается с конкретным клиентом и фиксируется в договоре. По общему правилу, факторинг малого бизнеса тем дешевле заказчику-поставщику, чем более устойчиво финансовое положение его клиентов-покупателей.

www.1factor.ru


Смотрите также