ДОГОВОР ФАКТОРИНГА И ЕГО СУЩЕСТВЕННЫЕ УСЛОВИЯ. Договор факторинга гк рф


Актуальные вопросы правового регулирования договора факторинга как финансовой сделки

Библиографическое описание:

Максимова М. И. Актуальные вопросы правового регулирования договора факторинга как финансовой сделки // Новый юридический вестник. — 2017. — №1. — С. 45-48. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/66/2444/ (дата обращения: 08.05.2018).



Нормы главы 43 ГК РФ [2] регулируют особую разновидность финансовой сделки, в силу которой осуществляется финансирование одного субъекта под уступку денежного требования другим субъектом. В международном праве данная сделка именуется факторингом.

Согласно ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Финансовым агентом может быть только коммерческая организация.

Предметом договора факторинга согласно ст. 826 ГК РФ может выступать как денежное требование, срок исполнения которого уже наступил, так и денежное требование, срок исполнения которого возникнет в будущем.

Денежное требование, уступаемое по договору факторинга, должно быть действительным, т. е. клиент должен обладать реальным субъективным правом требования от должника исполнения конкретного денежного обязательства и ему не известны какие-либо обстоятельства, ввиду которых обязательство не может быть исполнено или должник вправе обязательство не исполнять [13]. Кроме того, клиент не отвечает за неисполнение или недобросовестное исполнение должником денежного обязательства, если иное не предусмотрено договором факторинга (ст. 827 ГК РФ).

Операции, связанные с приобретением прав требований, сопряжены с определенными рисками, поскольку должник, право требования к которому уступается, может оказаться несостоятельным или предпринять меры по сокрытию своих активов. Ценность уступленного права требования как актива определяется целым рядом факторов: вид права (спорное или бесспорное), срок платежа по нему, включая наличие отсрочек и рассрочек, наличие по нему обеспечения (залог, поручительство), репутация и финансовое положение должника и т. д. [15, с. 12].

Поэтому для минимизации своих рисков финансовые агенты могут их диверсифицировать, предоставляя финансирование под уступку различных прав требования (по оплате товаров, возврату займа или кредита, уплате штрафных санкций и др.), варьировать размеры комиссий за факторинговое обслуживание в зависимости от вида и специфики приобретаемых прав требования [15, с. 12].

В тех случаях, когда право требования небесспорно и его реализация сопряжена с трудностями, при этом финансовый агент все равно желает его приобрести, как правило уступка права требования производится со значительным снижением цены договора по сравнению с размером приобретаемого требования.

В пункте 1 ст. 824 ГК РФ указано, что финансирование предоставляется взамен уступки права денежного требования, вытекающего из конкретных обязательств, и ничего не сказано насчет того, могут ли это быть какие-либо иные обязательства (к примеру, обязательство по возврату суммы займа).

Необходимо учитывать, что норма, приведенная в статье, по своему характеру не является императивной. Названные в ней обязательства, из которых допускается уступка прав (предоставление товаров, выполнение работ и оказание услуг), не названы в качестве исключительно тех, по которым допускается уступка, равно как и нет в данной норме указания на то, что не допускается уступка прав из других обязательств. Более того, возможность уступки прав требования о возврате сумм займа вытекает из общих правил о цессии, предусмотренных главой 24 ГК РФ.

По договору факторинга допускается уступка не только существующих прав требования (например, наступившее по сроку право требовать оплаты отгруженной продукции по договору поставки), но и будущих прав требования, которые на момент уступки еще не возникли, поскольку положения главы 24 ГК РФ не исключают возможности уступки таких прав, — будущих прав требования. Так, предметом уступки по рамочному договору факторинга могут быть будущие права требования оплаты товаров, поставка которых еще не состоялась.

При желании финансовый агент может финансировать своего клиента и под уступку такого небесспорного права требования, как требование о взыскании неустойки (п. п. 4 и 8 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 [3]). Однако ему необходимо объективно учитывать свои риски и просчитывать выгоду, соизмеряя размер предоставляемого финансирования и размер неустойки, которую можно будет взыскать с неисправного должника, учитывая, что неустойку по заявлению должника суд сможет снизить (ст. 333 ГК РФ).

Перед предоставлением финансирования финансовому агенту следует оценить право требования, которое приобретается, и реальность получения денежных средств в случае его реализации, возможность последующей уступки, проверить финансовое положение должника, условия заключенного с ним договора, из которого возник долг, поскольку в нем может содержаться запрет на уступку прав, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства, чтобы принять взвешенное решение.

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ [1] для заключения любого гражданско-правового договора его сторонам необходимо в надлежащей форме согласовать все его существенные условия.

Существенным условием договора факторинга является его предмет, под которым, как уже было сказано, понимается действительное денежное требование, уступаемое клиентом, срок исполнения которого наступил или наступит в будущем.

Помимо предмета, как следует из анализа норм ст. 824 ГК РФ и судебной практики, существенным условием договора факторинга является его цена, т. е. сумма финансирования, под которое уступается денежное требование. Данная правовая позиция подтверждается сложившейся судебной практикой [6].

Договор финансирования под уступку денежных требований в обязательном порядке (под страхом его недействительности) должен быть заключен в письменной форме. В случаях, предусмотренных соглашением сторон, такой договор также подлежит нотариальному удостоверению [14, с. 45].

Следует различать отдельные разновидности договора финансирования под уступку денежного требования. В частности, факторинг возможен с регрессом и без регресса. Данные виды факторинга сформированы теорией и практикой применения рассматриваемого вида договора, и ГК РФ не предусматривает легального их определения. Вместе с тем, термины регрессного и безрегрессного факторинга активно применяются в судебной практике как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции [7; 11].

Разница между факторингом с регрессом и факторингом без регресса заключается в объеме обязательств клиента перед финансовым агентом. Как уже было сказано выше, клиент не отвечает за неисполнение или недобросовестное исполнение должником денежного обязательства, если иное не предусмотрено договором факторинга.

Соответственно, при финансировании под уступку денежного требования с регрессом финансовый агент приобретает права требования клиента к должнику с условием возможности обращения требования к оплате к самому клиенту в случае, если должник денежные средства финансовому агенту не оплатил. При факторинге без регресса в случае неисполнения или неполного исполнения должником уступленного денежного требования, обращение требования к клиенту невозможно, а финансовый агент несет убыток в сумме предоставленного финансирования, не покрытой неисполненной частью денежного обязательства должника.

По сути, как верно отмечается в литературе, действующая редакция ст. 824 ГК РФ предоставляет сторонам возможность заключить два основных типа рассматриваемого договора. Первый тип: финансирование клиента по модели кредитования, где финансовый агент выплачивает клиенту финансирование на условиях его возможного возврата, а обеспечением в сделке выступает уступка клиентом требования к третьему лицу (дебитору). В отличие от договора­ кредита, в котором банк сначала обращает взыскание на основное требование кредитора по возврату сумм кредита, а при неисполнении — на обеспечение (заложенную недвижимость, например), в схеме ст. 824 ГК РФ финансовый агент обращает взыскание сначала на денежное требование, которое уступлено клиентом в качестве обеспечения возврата финансирования, и только при неплатеже дебитора финансовый агент требует от клиента вернуть финансирование. Второй тип договора: финансирование по модели покупки финансовым агентом денежного требования. Финансовый агент платит клиенту большую часть покупной цены долга сразу, а оставшуюся часть после поступления платежа от дебитора [12].

После покупки прав требования должник должен быть уведомлен о смене кредитора. Финансовому агенту следует учитывать, что уведомление должника о произведенной уступке прав должно быть адресовано ее клиентом, поскольку уведомления, исходящие от финансового агента, не состоящего с должником в договорных отношениях, для последнего не обязательны к исполнению.

При наличии двух уведомлений (об уступке и отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник должен считаться не уведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника. При этом новый кредитор (финансовый агент) вправе требовать неосновательно полученное от прежнего кредитора (клиента). Тогда должник не может привлекаться к ответственности за неисполнение солидарного обязательства [4].

После состоявшейся сделки уступки права требования и уведомления должника право требования переходит к финансовому агенту, который вправе распоряжаться им по своему усмотрению. Она, в частности, вправе реализовать его самостоятельно — продать, обменять, заложить или оплатить им уставный (складочный) капитал хозяйственных товариществ или обществ.

Должник после получения от кредитора (клиента) уведомления о состоявшейся уступке права требования уже не вправе исполнять обязательство первоначальному кредитору, не вправе прекращать его зачетом или иным образом [5]. Если он это сделал, финансовый агент в любом случае вправе взыскать причитающиеся ему денежные средства с должника, а последний может потребовать от первоначального кредитора возврата исполненного по правилам о неосновательном обогащении (глава 60 ГК РФ).

В договоре факторинга в обязанности клиенту следует вменить необходимость согласования с финансовым агентом любых действий, которые прямо или косвенно могут затрагивать его права в отношении уступленного права требования. В частности, можно указать, что клиент не вправе без согласования с финансовым агентом вносить изменения или дополнения в договор с должником, прекращать его или отменять те или иные условия. Нарушение клиентом такого условия не дает финансовому агенту права требовать признания соответствующих сделок недействительными, однако возникнут основания для привлечения к ответственности клиента.

Стороны договора факторинга свободны в определении порядка предоставления денежных средств и совершения сделок по уступке прав.

В частности, договором факторинга может быть предусмотрено, что финансирование по заявкам клиента предоставляется только после совершения сделок уступки прав требования. Или в договор может быть включено положение о том, что при предоставлении финансирования происходит автоматическая уступка прав [10]. Финансирование может быть также поэтапным, например, часть финансирования предоставляет в момент уступки права требования, другая часть — после получения денежных средств от должника.

В договоре факторинга следует оговорить момент, когда права требования считаются перешедшими к финансовому агенту от клиента: подписание специальных приложений к рамочному договору факторинга, подписание финансовым агентом заявок клиента на финансирование под уступку прав требования по конкретным хозяйственным сделкам с указанием всех индивидуальных характеристик уступаемых прав.

Договором факторинга следует предусмотреть уступку в пользу финансового агента не только права требования по основному денежному обязательству, но и уступку прав по обеспечительным (акцессорным) обязательствам, в частности право на взыскание неустойки за нарушение срока платежа.

Для защиты своих прав и законных интересов финансовому агенту необходимо беспокоится о расширении круг обязанных перед ним лиц, не ограничиваясь одним только своим клиентом.

Например, в договоре факторинга можно предусмотреть солидарную ответственность клиента по обязательствам должника, право требования к которому уступается, а также солидарную ответственность физического лица, подписывающего договор факторинга от имени клиента, поскольку редакция п. 3 ст. 827 ГК РФ не препятствует заключению сторонами договора факторинга соглашения об ответственности клиента за должника [9].

Договором факторинга на случай неисполнения должником своего денежного обязательства, помимо солидарной ответственности клиента, можно также предусмотреть обязанность клиента оплатить финансовому агенту комиссию, тем самым уменьшив размер финансирования, предоставленного первоначально. Привлекательность такого договорного условия заключается в том, что названная комиссия по своей правовой природе является не мерой ответственности, а согласованной платой за предоставление финансовой услуги, которую стороны установили по взаимной договоренности.

Клиент в таком случае вправе по своему выбору заплатить повышенную комиссию либо исполнить денежное обязательство должника перед финансовым агентом, тем самым избежав начисления повышенной комиссии и приобретая право регресса на сумму исполненного обязательства [8].

В договоре можно также предусмотреть, что финансовый агент вправе не предоставлять финансирование по новым заявкам клиента до момента полного погашения долгов по уступленным правам, вправе удерживать неполученную сумму долга из тех сумм, которые причитаются клиенту за уступку новых прав требования.

Так, если клиент по требованию финансового агента не погасил долг по уступленному праву требования, что был обязан сделать на случай неисполнения обязательств должником, компания может приобрести права требования у клиента по новым заявкам без предоставления финансирования с зачетом платежа за такое право требования. Закону данный порядок не противоречит (ст. 421 ГК РФ).

На случай, если должник окажется банкротом, в договоре факторинга можно предусмотреть солидарную ответственность клиента и должника перед финансовым агентом, право последнего вернуть обратно уступленное право требования с возвратом предоставленного финансирования или с удержанием суммы из последующих сделок, когда другие права требования переходят, но плату за них финансовый агент не предоставляет. Тем самым производится зачет требования о возврате денег за возвращенное право требования (ст. 410 ГК РФ).

В заключении отметим, что договор финансирования под уступку денежного требования представляет собой самостоятельный вид гражданско-правового договора, реализация которого преследует цель приобретения финансовым агентом денежного требования клиента с последующим взысканием суммы данного требования с должника. Осуществление данной деятельности связано с оказанием специфического вида финансовых услуг, в связи с чем финансовый агент должен обладать специальной правоспособностью коммерческой организации.

На практике факторинг может применяется в качестве способа обеспечения гражданско-правовых обязательств при кредитовании в банковских операциях.

Полагаем, что к договору финансирования под уступку денежного требования должны применяться общие положения гл. 24 ГК РФ, поскольку договор факторинга является специальной разновидностью возмездной цессии. В этой связи предлагается дополнить ст. 824 ГК РФ пунктом следующего содержания: «Общие правила об уступке права требования, предусмотренные в главе 24 ГК РФ, применяются к финансированию под уступку денежного требования, если иное не предусмотрено настоящей главой».

Литература:
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 28.03.2017) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 28.03.2017) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  3. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2008. № 1.
  4. Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 13253/11 по делу № А40–30646/10–42–270 // Вестник ВАС РФ. 2012. № 6.
  5. Постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 17500/10 по делу № А41–19368/08 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 10.
  6. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.07.2016 № Ф05–9035/2016 по делу № А40–173663/2015 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.
  7. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.04.2016 № 13АП-4748/2016 по делу № А56–82406/2015 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.
  8. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.12.2011 по делу № А45–2650/2011 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.
  9. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.09.2013 по делу № А56–45829/2012 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.
  10. Постановление ФАС Уральского округа от 06.03.2013 № Ф09–703/13 по делу № А76–15634/2012 // Документ опубликован не был. СПС Гарант
  11. Апелляционное определение Челябинского областного суда от 13.05.2016 по делу № 11–6262/2016 // Документ опубликован не был. СПС Гарант.
  12. Алексанова Ю. А. Реформирование законодательства о договоре факторинга // Юрист. 2014. № 15.
  13. Богатков С. А. Факторинг // СПС КонсультантПлюс. 2017.
  14. Бондаренко Д. В. Форма договора финансирования под уступку денежного требования // Право и экономика. 2016. № 3.
  15. Бычков А. Факторинг: дополнительные возможности // ЭЖ-Юрист. 2015.

Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, денежного требования, права требования, уступку денежного требования, прав требования, финансовый агент, право требования, финансовому агенту, договора факторинга, финансовым агентом, требования клиента, договоре факторинга, денежного требования клиента, денежное требование, денежного обязательства, договору факторинга, агентом денежного требования, уступки прав требования, уступки права требования, уступке права требования.

moluch.ru

ДОГОВОР ФАКТОРИНГА И ЕГО СУЩЕСТВЕННЫЕ УСЛОВИЯ

А. БУРКОВАБуркова А., младший научный сотрудник Института государства и права РАН.В международной коммерческой практике факторинг существует довольно-таки давно. Этот институт был закреплен Конвенцией УНИДРУА о международном факторинге, подготовленной в мае 1988 г. Кроме того, в начале 90-х гг. Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли приступила к подготовке проекта Конвенции о финансировании под дебиторскую задолженность, которая будет в том числе регулировать отношения факторинга.В России отношения по договору факторинга в том виде, в каком он существует в настоящее время, были впервые урегулированы Гражданским кодексом 1996 г.При этом российское законодательство определяет не понятие "факторинг", а "финансирование под уступку денежного требования". В соответствии со статьей 824 Гражданского кодекса "по договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к должнику, вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование". В связи с тем что российское законодательство дает понятие только финансирования под уступку денежного требования и не дает понятие факторинга, и при этом понятие финансирования под уступку денежного требования очень близко к конструкции факторинга в Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, многие российские авторы рассматривают понятие "факторинг" и "финансирование под уступку денежного требования" как равнозначные. Например, А.С. Комаров, анализируя положения главы 43 Гражданского кодекса, говорит о правовом регулировании факторинга в Гражданском кодексе . Как полностью взаимозаменяемые используют эти понятия и другие авторы .--------------------------------Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст. Комментарии. Алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996; Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования (гл. 43). Статья А. Эрделевского "Договор факторинга" включена в информационный банк согласно публикации - "Российская юстиция", N 1, 1999. Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 11 - 12; 2001. N 1, 3 - 6, 8, 10, 11; 2002. N 1; Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000; Павлодский Е.А. Договоры организации и граждан с банками. М., 2000; Эрделевский А. Договор факторинга // Российская юстиция. 1997. N 1.Однозначно, что такое отождествление понятий "финансирование под уступку денежного требования" и "факторинг" должно способствовать развитию института факторинга в России, который в настоящее время используется очень редко. Однако с развитием практики эти два понятия должны быть разделены в связи с тем, что понятие "финансирование под уступку денежного требования" шире, чем "факторинг". В России в будущем должен развиваться такой институт, как секьюритизация, которая не равнозначна факторингу, а также иные институты "финансирования под уступку денежного требования", а для этого может потребоваться изменение положений Гражданского кодекса о финансировании под уступку денежного требования, чтобы этот институт мог охватывать несколько разновидностей, а не только распространялся на факторинг.На практике факторинг используется в России нечасто. Количество судебных прецедентов по этой тематике также не очень велико. При этом существующая судебная практика показывает, что у сторон, заключающих договор факторинга, нет четкого понимания существенных условий такого договора. Это может привести как к признанию судом договора недействительным, так и к неправильной квалификации договора факторинга как иного вида договора, что может повлечь неблагоприятные последствия для финансового агента.Что же является существенными условиями договора факторинга в соответствии с существующей судебной практикой?В первую очередь, как и для других договоров, существенным условием договора факторинга является предмет договора. Предметом факторинга является финансирование, которое неотделимо от уступки, обеспечивающей его.Статья 824 Гражданского кодекса под финансированием понимает передачу в собственность клиента определенной договором денежной суммы. Эта денежная сумма должна быть четко оговорена в договоре.Денежные средства, передаваемые клиенту, могут выражаться как в российской валюте, так и в иностранной валюте в соответствии с требованиями российского валютного законодательства. Иное имущество, в том числе требования на денежные средства, не может рассматриваться как финансирование. Передача денежных средств происходит в соответствии с требованиями российского законодательства о безналичных расчетах.В договоре факторинга должны также быть обязательно закреплены основные положения об уступке, которые четко указывают, какие денежные требования уступаются. В случае отсутствия положений об уступке суд, скорее всего, квалифицирует такой договор как договор займа, кредита или купли-продажи. В случае если стороны будут настаивать, что их воля заключалась в заключении именно договора факторинга, однако не смогут предъявить доказательств того, что условия уступки были согласованы, такой договор может быть признан незаключенным.В соответствии со статьей 824 Гражданского кодекса по договору факторинга клиент может уступать только денежное требование. Денежное требование - это требование клиента к должнику на основании какого-либо договора, по которому должник должен выплатить клиенту определенную денежную сумму. Таким образом, требования клиента к должнику, связанные с получением от должника каких-либо работ, услуг и иных благ в натуральной форме (например, по договору мены), не могут быть предметом уступки в договоре факторинга. Напротив, по моему мнению, к денежным требованиям могут относиться требования о выплате по договорам услуг, купли-продажи и т.п.Почему в договоре факторинга была закреплена в качестве уступки возможность уступить только денежные требования? Определенное объяснение этому дает Р. Капинос. По его мнению, логика в том, что банки и иные кредитные организации являются основными субъектами правоотношений, связанных с финансированием, т.е. предоставлением денежных средств в соответствии с определенными принципами (возвратности, платности и т.д.), причем финансирование является основой их деятельности в силу положения банков как субъектов, обладающих специальной правоспособностью и исключительной хозяйственной компетенцией. При этом банки (иные кредитные организации) как субъекты правоотношений, находящиеся в более незащищенном положении, нежели их заемщики, должны были быть максимально защищены от риска невозврата средств. Такая концепция, видимо, предполагала упрощение процедуры получения денежных средств с контрагентов заемщика в счет обязательств заемщика по договору с банком, предполагающему передачу денежных средств, т.к. при факторинге банк просто получает денежные средства, тогда как, например, при цессии, предполагающей уступку прав на товар, банк будет вынужден сначала реализовывать полученные товарные запасы, а уже затем использовать полученные денежные средства в счет исполнения обязательств заемщика по кредиту .--------------------------------Капинос Р. Так ли легко уступить. Экономика и Жизнь // Юрист. 2001. N 29. Июль.В случае если предметом уступки будет выступать неденежное требование, суд может классифицировать такой договор как иной договор или признать этот договор незаключенным. Оба случая могут повлечь неблагоприятные последствия для сторон договора.Необходимо отметить, что "предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование)". Возможность будущей уступки предоставляет возможность получения финансирования теми предприятиями, которые на дату предоставления им финансирования не имеют каких-либо требований, срок платежа по которым наступил и которые они могли бы уступить финансовому агенту. Факторинг также предоставляет возможность предприятиям получать финансирование, не отвлекая свои собственные средства из развития бизнеса.Кроме предмета договора судебная практика (см., например, Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.08.2000 по делу N 1167, от 19.06.2000 по делу N 926), исходя из того что договор факторинга возмездный, считает существенным условием договора факторинга размер вознаграждения финансового агента.Возмездность договора выражается в том, что в договоре устанавливается, что финансовый агент получает определенное вознаграждение за предоставленное финансирование. Например, Л.Г. Ефимова указывала на неправомерность вывода о том, что само денежное требование, переданное финансовому агенту, должно служить ему платой за услуги, оказанные им клиенту . Такой же позиции поддерживается и судебная практика. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в своем Постановлении по делу N 939 от 15 февраля 2001 г. отметил, что "анализ статьи 824 Гражданского кодекса позволяет сделать вывод, что договор финансирования под уступку денежного требования является взаимным и возмездным. Следовательно, существенными условиями данного вида договоров являются цена, размер вознаграждения агенту. В договоре от 31.03.99 N 96.107.064 отсутствуют существенные условия, необходимые для договора данного вида, - цена договора и размер вознаграждения агенту. При таких обстоятельствах договор является незаключенным на основании статьи 432 Гражданского кодекса, в связи с чем исковые требования, основанные на незаключенном договоре, удовлетворению не подлежат".--------------------------------Ефимова Л.Г. Банковские сделки. М., 2000.В случае если вознаграждение финансового агента в договоре отсутствует, договор факторинга может рассматриваться судами как безвозмездный. А значит, в этом случае он будет недействителен между коммерческими организациями как по существу своему представляющий договор дарения.В связи с тем, что положение о компенсации финансового агента прямо не указано в качестве существенного условия договора факторинга в Гражданском кодексе, многие стороны не указывают такие положения, что влечет за собой признание договора недействительным судом. Хотя, например, в том же кредитном договоре вопрос, являются ли проценты существенным условием, является спорным, так как статья 809 Гражданского кодекса устанавливает, что "при отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части". С моей точки зрения, такая же позиция должна быть применена к договору факторинга, то есть не следует рассматривать вознаграждение как существенное условие договора, а в случае его отсутствия или определять его, как описано в самом договоре, или применять ставку по сравнимому финансированию для схожих договоров на определенной территории.Как определяется вознаграждение финансового агента, нигде не оговорено, однако, в связи с тем что факторинг имеет кредитную природу, я считаю, что вознаграждение может определяться в таком же виде или в любом ином виде, согласованном сторонами, если это не нарушает законодательства Российской Федерации. "Оплата услуг финансового агента может производиться в различной форме в форме процентов от стоимости уступаемого требования, в твердо определенной сумме, в виде разницы между рыночной ценой требования и его договорным объемом" .--------------------------------Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 11 - 12; 2001. N 1, 3 - 6, 8, 10, 11; 2002. N 1.Судебная практика в качестве еще одного существенного условия договора факторинга называет цену договора.В соответствии с учебником по гражданскому праву А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого: "Цена договора - стоимость уступаемого требования клиента к должнику. При определении цены договора в расчет принимаются различные условия: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору (например, аккредитив и инкассо имеют разные гарантийные ценности), время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и пр." .--------------------------------Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997.С моей точки зрения, цена договора при использовании факторинга не должна являться существенным условием. В случае отсутствия цены договора суд может считать ценой договора стоимость требований, как они закреплены в договорах между клиентом и должником.Таким образом, в главе 43 Гражданского кодекса существенные условия договора факторинга закреплены не четко. Судебная практика в качестве таких существенных условий называет предмет договора, цену договора и вознаграждение финансового агента. Стороны договора факторинга не всегда оговаривают все эти условия. Это вылилось в несколько судебных решений, признающих договоры факторинга недействительными. Такие судебные решения и неурегулированность положений о факторинге ведут к тому, что участники рынка редко используют договор факторинга.С моей точки зрения, перечень существенных условий в договоре факторинга должен быть минимальный и должен включать только предмет договора. Вознаграждение, если оно не указано, не должно влечь признание договора незаключенным, а суд должен применять обычную ставку по такому финансированию в месте нахождения клиента по аналогии с договором кредита/займа. Необходимость обязательного указания в договоре стоимости уступаемого требования или цены договора также неоправданна.Подхода минимизации существенных условий придерживается и международная практика. Например, Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли отметила, что "в отношении минимального содержания соглашения об обеспечении было указано, что число элементов его содержания должно быть сокращено, поскольку отсутствие предусматриваемых элементов может привести к недействительности такого соглашения. Было также указано, что подход такого рода соответствовал бы одной из ключевых целей любого действенного режима обеспеченных сделок, заключающейся в достижении того, чтобы обеспечение могло быть создано простым и эффективным образом. Кроме того, было указано, что обеспеченные кредиторы могут быть предупреждены о возможных последствиях отсутствия одного из упомянутых элементов в их соглашениях, но при этом судьи не должны косвенно побуждаться к поискам оснований для лишения таких соглашений юридической силы" .--------------------------------Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли / Доклад Рабочей группы VI (Обеспечительные интересы) о работе ее первой сессии (Нью-Йорк, 20 - 24 мая 2002 г.).ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 15.02.2001 N 939ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 09.08.2000 N 1167ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 19.06.2000 N 926"КОНВЕНЦИЯ УНИДРУА ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ФАКТОРНЫМ ОПЕРАЦИЯМ(ФАКТОРИНГУ)"(заключена в Оттаве 28.05.1988)Банковское право, 2004, N 4

ОСОБЕННОСТИ ОБРАЩЕНИЯ ВЗЫСКАНИЙ НА ДЕНЕЖНЫЕ СРЕДСТВА БАНКОВ - НАРУШИТЕЛЕЙ НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА  »
Комментарии к законам »

www.lawmix.ru

Аналитическая справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с договорами факторинга (гл. 43 ГК РФ)

Утвержденапротокольным решениемПрезидиума ФАС МО№ 26 от 17.08.2012 г.

Аналитическая справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с договорами факторинга (гл. 43 ГК РФ)

Раздел 1 – Вопросы судебной практики

1.1. В каком порядке клиент привлекается к ответственности по уступленному требованию за его исполнение должником, в случае если такая ответственность предусмотрена условиями договора факторинга.

В том случае, если предусмотренная договором факторинга ответственность клиента по смыслу данного договора является самостоятельным обязательством, порядок привлечения клиента к ответственности следует определять на основании тех условий договора факторинга, которые определяют характер данного обязательства.

Условия, предусматривающие солидарный характер ответственности, в этом случае означают, что ответственность клиента соответствует отношениям по договору поручительства.

По смыслу п. 3 ст. 827 ГК РФ условиями договора факторинга может быть предусмотрено, что, уступая право требования фактору, клиент принимает на себя также ответственность за исполнение данного требования должником. При этом в указанной норме не закреплен порядок привлечения клиента к такой ответственности.

При уступке требования, совершенной в рамках договора факторинга в части не урегулированной специальными нормами главы 43 ГК РФ следует применять общие положения об уступке требования.

В связи с этим по смыслу ст. 390 ГК РФ согласование сторонами договора факторинга ответственности клиента за исполнение должником денежного требования означает, что клиент становится поручителем за исполнение обязательства ответчиком и привлекается к ответственности по уступленному обязательству по правилам параграфа 5 главы 23 ГК РФ.

Согласно положениям п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

По смыслу положений п. 1 ст. 363 ГК РФ, а также п. 3 ст. 827 ГК РФ в случае согласования в договоре факторинга ответственности клиента за исполнение должником обязательства, по общему правилу, клиент несет солидарную ответственность с должником по данному обязательству. При этом указанные нормы не запрещают согласование в договоре факторинга условий, предусматривающих не солидарную, а субсидиарную ответственность клиента.

При этом в соответствии с п. 2 ст. 322 ГК РФ обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное.

Таким образом, порядок привлечения клиента к ответственности может прямо определяться условиями договора факторинга или исходя из смысла других условий, предусматривающих ответственность клиента за исполнение должником денежного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 15.06.2010г. по делу №А40-132420/09-10-724;
  • Постановление ФАС СЗО от 29.03.2011г. по делу №А56-41693/2009;
  • Постановление ФАС ЦО от 24.08.2010г. по делу №А48-4130/2009;
  • Постановление ФАС УО от 02.08.2010г. по делу №А76-41293/2009-61-945/81.

Условия, предполагающие дополнительный характер ответственности клиента, в этом случае означают, что ответственность имеет субсидиарный характер.

Согласно п. 3 ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

По смыслу указанной нормы условиями договора факторинга может быть предусмотрена ответственность клиента за должника по уступленному требованию.

В соответствии с п. 2 ст. 831 ГК РФ в случае, если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга. Таким образом, ответственность клиента ограничивается разницей между суммой, на которую уступлено требование, и суммой, которую фактор фактически получил при его предъявлении должнику и, следовательно, является дополнительной по отношению к ответственности должника.

Данный вид ответственности соответствует признакам субсидиарной ответственности, порядок привлечения к которой установлен ст. 399 ГК РФ. По смыслу данной нормы субсидиарная ответственность также предполагает покрытие разницы между фактически полученным исполнением и общей суммой задолженности, а также имеет дополнительный характер по отношению к основному должнику.

В связи с этим положения п. 3 ст. 827 и п. 2 ст. 831 ГК РФ предполагают субсидиарную ответственность клиента по уступленному требованию.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 30.05.2011г. по делу №А40-94828/10-29-812;
  • Определение ВАС РФ от 05.04.2011г. №16532/09.

В том случае, если по смыслу договора факторинга ответственность клиента не имеет характера самостоятельного правоотношения, следует учитывать, что договор факторинга имеет обеспечительный характер. В этом случае клиент не несет ответственности при предъявлении фактором требований к должнику по уступленному обязательству, а несет ответственность при заявлении в отношении него требований по исполнению обязанностей в рамках договора факторинга.

Согласно положениям ст. 824 ГК РФ предметом договора факторинга является оказание фактором должнику услуг по финансированию клиента, осуществляемых, в том числе, в форме займа или предварительного платежа (аванса). Взамен клиент уступает фактору денежное требование и выплачивает вознаграждение. При этом по смыслу абзацев п. 1 ст. 824 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ уступка требования может осуществляться с различными целями и иметь различные правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ уступка требования может осуществляться с целью обеспечения исполнения клиентом обязательства по договору факторинга. Уступленное требование в таком случае является обеспечением исполнения обязанности по выплате фактору вознаграждения или возврату займа.

Согласно п. 2 ст. 831 ГК РФ, если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.

Порядок привлечения клиента к ответственности установлен ст. 827 ГК РФ. Согласно п. 3 указанной статьи клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

При этом по смыслу п. 1 ст. 831 ГК РФ при продаже требования фактору клиент несет ответственность за его исполнение должником только в случаях, когда такие условия предусмотрены договором.

В связи с этим предметом договора факторинга, условиями которого предусматривается привлечение клиента к ответственности за исполнение уступленного требования если в договоре прямо не указано иное, следует считать не продажу соответствующего права кредитора в смысле положений п. 1 ст. 831 ГК РФ, а обеспечение данным требованием исполнения обязанности клиента по выплате вознаграждения фактору, что соответствует положениям абз. 2 ст. 824 и п. 2 ст. 831 ГК РФ.

При этом в том случае, если при продаже требования была предусмотрена ответственность клиента за его исполнение, такая ответственность по смыслу ст. 390 ГК РФ не должна пониматься как поручительство за должника, поскольку связана с исполнением обязательств по договору факторинга, отношения по которому урегулированы специальными нормами.

В этой связи указание в договоре факторинга условий об ответственности клиента за исполнение должником уступленного требования не следует оценивать как поручительство клиента за должника. Первоначально, будучи кредитором и уступая требования фактору, клиент выбывает из правоотношения с должником. При этом, поскольку ответственность клиента, предусмотренная договором факторинга, не является ответственностью по уступленному требованию, а является ответственностью самого клиента за исполнение им обязательства по оплате услуг фактора, клиент не несет солидарную ответственность с должником по уступленному требованию.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 25.05.2011г. по делу №А40-98702/10-97-877;
  • Постановление ФАС УО от 01.12.2011г. по делу №А71-4194/2010;
  • Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2012г. по делу №А67-3374/2011.

1.2. Может ли быть признано надлежащим уведомление должника об уступке требования, предусмотренное ст. 830 ГК РФ, направленное до возникновения обязательства между должником и клиентом.

Поскольку положениями ст. 826 ГК РФ допускается уступка будущего требования, такое уведомление может быть признано надлежащим.

Согласно п.1 ст. 830 должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

По смыслу п. 1 ст. 824 и ст. 831 ГК РФ сделки по уступке требования могут носить характер продажи, а также обеспечения исполнения обязательства клиента перед фактором.

Согласно положениям п. 2 ст. 455 ГК РФ объектом купли-продажи может являться как существующий предмет, так и тот, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, а, исходя из положений п. 4 ст. 454 ГК РФ, указанные правила следует применять и к продаже имущественных прав.

Таким образом, заключение сделки по уступке требования в виде продажи не требует существования соответствующего требования на момент заключения такой сделки.

При этом п. 1 ст. 826 ГК РФ также указывает, что предметом уступки может быть право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Отдельное указание в п. 2 ст. 826 ГК РФ на момент перехода требования к фактору при уступке означает, что совершение уступки путем заключения договора факторинга может не совпадать с моментом перехода к фактору требования.

При этом отсутствуют правовые основания для применения иных правил при уступке-обеспечении требования фактора, поскольку нормы, регулирующие переход права и уведомления должника о состоявшейся уступке, не содержат специальных положений, применяющихся соответственно при продаже требования и при обеспечении им исполнения обязательства.

Из изложенного следует, что обе разновидности уступки требования в рамках договора факторинга, во-первых, не связываются с наличием обязательства между должником и клиентом, а также конкретного денежного требования у клиента к должнику, во-вторых, не связываются с переходом (моментом перехода) уступленного требования фактору.

Вместе с тем, по смыслу абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ совершение сделки по уступке будущего требования подразумевает не указание в договоре факторинга конкретного требования, а необходимость определения способа его идентификации.

Таким образом, уведомление об уступке в ст. 830 ГК РФ следует понимать как уведомление о совершении сделки по уступке права, при этом не требуется существования конкретного требования, а также его перехода к фактору. При этом необходимость определения подлежащего исполнению денежного требования применительно к будущему требованию следует понимать, с учетом положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, как определенный в договоре факторинга способ идентификации уступленного требования.

В связи с этим уведомление об уступке требования, в котором имеются соответствующие сведения, следует считать надлежащим. В таком случае, согласно абз. 2 п. 2 ст. 826 ГК РФ не требуется дополнительного уведомления должника о переходе фактору конкретного требования.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 29.08.2011г. по делу №А40-82186/10-64-740;
  • Постановление 9ААС от 22.09.2008г. по делу №А40-15372/08-47-139.

1.3. Можно ли считать согласованными условия договора факторинга о передаче денежных средств (финансировании) в случае, если конкретные суммы (лимиты) не определены.

При заключении договора факторинга согласование условий о финансировании может быть выражено как в указании конкретных сумм, так и в установлении порядка определения сумм финансирования.

Согласно п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежных требований.

При этом передача денежных средств (финансирование) клиенту может осуществляться в форме займа или предварительного платежа (аванса).

Следует учитывать, что по смыслу ст. 824 ГК РФ, несмотря на форму, в которой клиенту предоставляются денежные средства, размер соответствующих сумм зависит от размера уступленного денежного требования.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 826 ГК РФ предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

При этом, исходя из положений абз. 2 п. 1 ст. 826 ГК РФ, совершение сделки по уступке будущего требования в договоре факторинга достаточно определить только способ идентификации уступаемого требования, а не указывать конкретное требование.

С учетом изложенного условия предоставления клиенту денежных средств могут быть согласованы путем определения метода расчета соответствующих сумм без их конкретного определения.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 26.12.2011г. по делу №А40-43829/11-146-339;
  • Постановление ФАС МО от 20.08.2010г. по делу №А40-128914/09-133-367.

Раздел 2 – Сформированные правовые позиции

  • 2.1. Предъявление должником встречных требований к зачету в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 832 ГК РФ, возможно только в отношении фактора.

Согласно положениям п. 1 ст. 832 ГК РФ в случае обращения фактора к должнику с требованием произвести платеж, должник вправе предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования фактору.

Таким образом, к зачету могут быть предъявлены требования, не связанные с правоотношениями, по которым была произведена уступка в рамках договора факторинга, и в которых фактор не является субъектом.

Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с п. 1 ст. 832 ГК РФ зачет производится по правилам, установленным ст. ст. 410-412 ГК РФ.

Согласно ст. 412 ГК РФ предъявление к зачету встречных требований должно осуществляться только в отношении нового кредитора.

Кроме того, по смыслу положений ст. 384 и п. 1 ст. 830 ГК РФ после надлежащего уведомления должника о состоявшейся уступке требования фактору (новому кредитору), клиент (первоначальный кредитор) выбывает из соответствующего правоотношения и надлежащим кредитором, в отношении которого должно производиться исполнение, становится фактор.

В связи с этим, поскольку исполнение обязанности должником клиенту (первоначальному кредитору), уступившему требование, не является надлежащим, в отношении клиента встречные требования также не могут предъявляться к зачету.

Таким образом, предъявление встречных требований к зачету по смыслу положений ст. 412 и п. 1 ст. 832 ГК РФ возможно только в отношении фактора (нового кредитора).

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 14.02.2011г. по делу №А40-19313/10-29-170;
  • Постановление ФАС ПО от 11.02.2010г. по делу №А55-877/2009.

2.2. Требования к форме уведомления об уступке требования, установленные в договоре между клиентом и должником, не имеют правового значения при решении вопроса о том, является ли уведомление об уступке надлежащим в соответствии с требованиями п. 1 ст. 830 ГК РФ.

Согласно положениям п. 1 ст. 830 ГК РФ получение должником уведомления об уступке является необходимым основанием для возникновения у него обязанности осуществлять исполнение фактору (новому кредитору). Указанная норма также устанавливает требования, при соблюдении которых должник считается уведомленным надлежащим образом.

По смыслу п. 1 ст. 828 ГК РФ ограничения, установленные сторонами применительно к уведомлению о совершении уступки, являются недействительными.

Таким образом, при определении, являлось ли уведомление об уступке требования надлежащим, следует исходить из требований, указанных в п. 1 ст. 830 ГК РФ, при этом согласование клиентом и должником формы уведомления об уступке не имеет правового значения.

Данная правовая позиция основана на толковании Постановления ФАС МО от 01.04.2010г. по делу №А40-90471/09-47-649.

2.3. Условие договора факторинга об ответственности клиента за исполнение обязанности должником или об обязанности клиента возвратить фактору ошибочно перечисленное от должника не влияет на обязанность должника исполнить требование в отношении фактора, если соответствующая обязанность клиентом не исполнена.

Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

При этом по смыслу ст. 384 ГК РФ при уступке прав новому кредитору (фактору), первоначальный кредитор (клиент) выбывает из обязательства и утрачивает соответствующее требование к должнику.

Статья 309 ГК РФ предусматривает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом, что подразумевает их исполнение надлежащему кредитору.

В связи с этим исполнение требований должником клиенту (первоначальному кредитору), после надлежащего уведомления об уступке соответствующего требования, не может быть признано надлежащим исполнением обязанности, поскольку клиент при уступке утратил требование и перестал быть субъектом правоотношения с должником и у него отсутствуют основания для получения исполнения.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 05.12.2011г. по делу №А40-41700/11-154-305;
  • Постановление ФАС МО от 30.11.2011г. по делу №А40-82177/10-9-690;
  • Постановление ФАС ПО от 24.01.2011г. по делу №А65-3311/2010;
  • Постановление ФАС ВВО от 11.11.2010г. по делу №А43-44139/2009.

2.4. В случае если клиент был привлечен к ответственности за исполнение должником уступленного требования и полностью исполнил данную обязанность перед фактором, исполнение должником обязанности первоначальному кредитору следует признать надлежащим.

Согласно положениям ст. 824 ГК РФ предметом договора факторинга является оказание фактором должнику услуг по финансированию клиента, осуществляемых, в том числе, в форме займа или предварительного платежа (аванса). Взамен клиент уступает фактору денежное требование и выплачивает вознаграждение. При этом по смыслу абзацев п. 1 ст. 824 ГК РФ и ст. 831 ГК РФ уступка требования может осуществляться с различными целями и иметь различные правовые последствия.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ уступка требования может осуществляться с целью обеспечения исполнения клиентом обязательства по договору факторинга. Уступленное требование в таком случае является обеспечением исполнения обязанности по выплате фактору вознаграждения или возврату займа.

Обеспечение исполнения обязательства всегда имеет акцессорный характер и прекращается при прекращении основного обязательства. В связи с этим исполнение клиентом обязательства перед фактором влечет прекращение прав фактора предъявить уступленное требование к исполнению. В этом случае после исполнения клиентом обязанности перед фактором требование переходит обратно клиенту и исполнение должником обязанности по отношению к нему является надлежащим.

Данная правовая позиция основана на толковании следующих судебных актов:

  • Постановление ФАС МО от 19.10.2011г. по делу №А40-135388/10-104-1143;
  • Постановление ФАС МО от 02.11.2009г. по делу №А40-27930/09-139-91;
  • Постановление ФАС ЗСО от 16.06.2011г. по делу №А45-20498/2010.
Заместитель председателя суда А.М. Губин
Судья 7-го состава Л.В. Бусарова
Начальник отдела обобщения судебной практики, учёта и статистики Ф.В. Загиров

исп. Карпенко И.А.

www.fasmo.arbitr.ru


Смотрите также