Судебная практика по договорам лизинга


Юрист по лизингу, судебная практика по лизингу

Наши адвокаты всегда следят за изменениями действующего законодательства и судебной практики по лизингу.Если Вам необходима помощь юриста по лизингу, вы всегда можете к нам обратиться.Ниже вы можете ознакомиться с судебной практикой по лизингу.

Принято Постановление Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 № 9860/11 по делу № А40-89453/10-157-780 "Если договор финансовой аренды (лизинга) прекращен вследствие допущенного лизингополучателем правонарушения, при наличии соответствующего условия договора лизингодатель вправе удержать сумму авансового платежа в той части, в какой это не нарушает правила статей 15, 1102 Гражданского кодекса РФ"

Суть спора

Между ООО «ИЖ» (лизингополучателем) и ЗАО «Е» (лизингодателем) был заключен договор финансовой аренды от 16.08.2007 автобуса и дополнительное соглашение от 31.08.2007 №1 к нему.

В соответствии с договором лизинга, лизинговые платежи включают в себя:

- авансовый платеж, который должен быть перечислен в течение 5 рабочих дней с момента подписания договора;- последующие периодические платежи, которые выплачиваются первого числа каждого месяца с октября 2007 по сентябрь 2010 года.

Сумма авансовых платежей не включает в себя выкупную цену, в соответствии с договором лизинга. Также отдельные условия договора определяются по правилам лизинга, утвержденным лизингодателем с учетом положений статьи 428 ГК РФ.

С целью исполнения обязательств по сделке ЗАО «Е» купило у продавца предмет лизинга и по акту приема-передачи предоставило его ООО «ИЖ». Через некоторое время по причине ненадлежащего исполнения обязательств по уплате лизинговых платежей лизингополучателем, лизингодатель в одностороннем порядке отказался от сделки, воспользовавшись правом, которое было предоставлено ему по договору финансовой аренды. В результате, автобус был возвращен ЗАО «Е», и это было зафиксировано в акте об изъятии от 26.01.2009.

В соответствии с пунктом 15.2 правил лизинга, авансовый платеж, внесенный лизингополучателем, должен быть возвращен последнему за вычетом документально подтвержденных прямых убытков лизингодателя и обоснованных расходов при четком следовании условиям договора лизинга. Данное утверждение справедливо для случаев, в которых договор финансовой аренды расторгается из-за невступления в законную силу или до передачи предмета лизинга (в том числе, вследствие того, что продавец отказывается исполнить обязательство по поставке предмета лизинга). В других случаях аванс, уплаченный лизингополучателем, при расторжении договора финансовой аренды не возвращается.

В связи с тем, что в данном случае никаких оснований для возврата аванса не было, ООО «ИЖ» подало иск в арбитражный суд, выступая с требованием признать указанный пункт правил недействительным и взыскать с ответчика неосновательное обогащение.

Рассматривая данное дело, суды задались следующим вопросом: могут ли стороны лизинга самостоятельно определить последствия расторжения договора по определенному основанию?

Судьба авансовых и других лизинговых платежей при расторжении договора лизинга (финансовой аренды)

В статье 453 ГК РФ указано, что обязательства сторон прекращаются сразу после того, как договор расторгается. Сами стороны не вправе требовать возвратить то, чтоб было исполнено ими в рамках обязательств до расторжения или изменения договора, если иное не устанавливается соглашением сторон или законом.

Исходя из этого, можно отметить, что Гражданский кодекс РФ рассматривает возможность определения правовых последствий расторжения заключенного договора сторонами сделки.

Арбитражная практика по лизингу в РФ, учтенная Президиумом ВАС РФ, позволила утверждать, что определение правовых последствий зависит от следующих разъяснений:

1. Расторжение договора приводит к прекращению обязательств на будущее, и кредитор сохраняет за собой право требования суммы основного долга и имущественных санкций от должника при неисполнении или ненадлежащем исполнении условий сделки, если иное не вытекает из самого соглашения.

2. Расторжение договора предполагает, что сторона сохраняет за собой право истребовать ранее исполненное, если в результате этого произошло неосновательное обогащение другой стороны.

Учитывая вышеизложенное, суды рассматривают условие договора о невозвращении авансового платежа при расторжении договора в качестве правомерного. Помимо этого, гражданское законодательство не допускает установление особого порядка распределения понесенных расходов участников в соглашении о прекращении договора лизинга. То же самое касается возмещения убытков и выполняется, когда исполнение договора не приводит к приобретению лизингодателем сумм, поставивших его в лучшее положение, чем то, в котором он находился, если бы лизингополучатель выполнил условия договора.

Также суды отмечают, что при отсутствии подобного порядка стороны не могут требовать возврата того, что было исполнено ими по конкретным обязательствам до момента расторжения и изменения договора.

Решения судов разных инстанций

В суде первой инстанции в удовлетворении заявленных требований было отказано. Эту позицию поддержали суды кассационной и апелляционной инстанции. Что касается Президиума ВАС РФ, то судебные акты нижестоящих инстанций он оставил без изменения и сформировал собственную правовую позицию. Согласно ей, установление в договоре порядка распределения расходов между участниками сделки и возмещения возникших убытков с учетом авансовых платежей на случай прекращения соглашения не считается противоречащим статье 453 ГК РФ. Но в процессе исполнения договорного соглашения сторонам нужно учитывать необходимость соблюдения ограничений, которые содержатся в других положениях гражданского законодательства.

В случае, когда договор аренды прекращается из-за допущенного правонарушения со стороны лизингополучателем, то лизингодатель, при наличии особого условия в договоре, может удержать сумму аванса в части, которая не нарушает правил статьи 15 и 1102 ГК РФ.

Вы всегда можете рассчитывать на помощь нашего юриста по лизингу в случае возникновения судебного спора.

www.urprofy.ru

Арбитражные споры по договору лизинга

Лизинг – это один из самых «мощных» и надежных способов вложения капитала с последующим приобретением на праве собственности предмета лизинга. 

Но, несмотря на свою «распространенность», реализация договора на практике вызывает затруднения в некоторых случаях настолько серьезные, что приходится обращаться за судебной защитой.

Лизинг на сегодняшний день пользуется популярностью в силу существующих налоговых преференций и выгодности договора в сравнении с традиционным кредитом.

В российском праве нет единого механизма, касающегося приобретения в собственность имущества по договору. Применение же зарубежного опыта чревато «несовпадениями» международных концепций с реалиями российского права. Связано это с отличной правовой природой регулирования договорных отношений в разных странах и возникающие арбитражные споры по договору лизинга точно так приходится разрешать в судебном порядке.

Договор лизинга - определение, виды

Договор лизинга регулируется нормами Гражданского кодекса и федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» и является одним из видов договора аренды – финансовой арендой. То есть лизингодатель по договору обязан приобрести предмет лизинга у третьего лица и предоставить его во временное владение и пользование до момента полной лизингополучателю за определённую плату или процент от стоимости имущества.

Сторонами договора лизинга являются:

  • Лизингодатель;
  • Лизингополучатель;
  • Продавец предмета лизинга.

Основными условиями договора являются:

  • Условия о предмете;
  • Условия о лизингодателе и лизингополучателе;
  • Условия об арендных платежах, порядке и сроках их внесения.

Если вышеперечисленные условия не будут оговорены, договор считается незаключенным и может быть легко оспорен в арбитражном суде.

Предметом договора могут быть любые вещи, потребление которых невозможно, в том числе недвижимое имущество или же транспортные средства.

Договор лизинга бывает двух видов в зависимости от срока лизинга и смысла договора: оперативный и финансовый лизинг. В зависимости от рынка лизинга, классифицируется международный и внутренний лизинг.

При финансовом лизинге срок договора, как правило, равен общему периоду амортизации предмета договора и действие договора прекращается после полной выплаты всех запланированных платежей. Выкупная цена закладывается в арендные платежи, и после окончания срока действия договора, предмет лизинга переходит к лизингополучателю.

При оперативном лизинге срок амортизации больше чем срок договора, и предусматривается, что предмет лизинга будет находиться у лизингодателя, после чего он имеет право повторно сдать его в аренду. В зависимости от объекта лизинга различают лизинг движимого или недвижимого имущества.

Порядок урегулирования арбитражных споров по договорам лизинга

Зачастую обращение одной из сторон договора лизинга в суд является ничем иным, как возможностью стимулировать другую сторону на совершение каких-либо действий. При этом арбитражное законодательство не запрещает истцу отказаться от заявленных требований и забрать заявление в случае достижения компромисса с ответчиком. Но если все-таки дело дошло до суда, то при рассмотрении арбитражных споров по договорам лизинга применяются положения Арбитражного процессуального кодекса.

Если одной из сторон является иностранная организация или стороны решили передать дело на рассмотрение в коммерческий арбитраж, то для рассмотрения дела формируется состав судей. Преимуществами рассмотрения дел по договору лизинга в коммерческом арбитраже является быстрота рассмотрения, конфиденциальность, обязательность исполнения решения и возможность выбора сторонами состава судей.

Независимо от того, где будет рассмотрен спор, принудительное решение будет исполнено через службу судебных приставов.

Виды арбитражных споров по договорам лизинга

Арбитражный суд рассматривает несколько видов споров по договорам лизинга:

  • О взыскании платежей по договору лизинга;
  • О досрочном погашении всех или частичных лизинговых платежей в связи с изменившимися обстоятельствами;
  • Об изменении размер лизинговых платежей при ухудшении состояния предмета лизинга;
  • Платежи по договору в случае утраты или гибели предмета договора;
  • Споры, которые связаны с неисполнением договора купли-продажи предмета лизинга;
  • Споры по вопросу расторжения договора;
  • Вопросы, связанные с выкупной стоимостью предмета лизинга, ее снижением или оспариванием.

В силу того, что лизинг является одним из самых востребованных способов приобретения коммерческими организациями имущества в последующую собственность, его правовое регулирование продолжает совершенствоваться. Не отстаёт от этого и судебная практика, отражающая и систематизирующая самые разные арбитражные споры по договорам лизинга.

Действующее законодательство позволяет выстроить более или менее понятную схему реализации договора, а также добиться эффективной судебной защиты своих прав и интересов.

Особенности досудебного урегулирования споров по договорам лизинга

При заключении договора лизинга важно внимательно изучать все условия. В частности это касается финансовых вопросов. Если нет уверенности в возможности своевременно оплатить предмет лизинга или внести соответствующую сумму в срок, то не стоит усугублять ситуацию, а лучше всего заранее договориться с лизингодателем о реструктуризации платежей, возможных отсрочках и т.д.

Возможность разрешения возникших споров путем переговоров, не доводя дело до суда сыграет на руку лизингополучателю.

Даже в типовом договоре лизинга в санкции за нарушение порядка исполнения договора закладываются весьма ощутимые штрафы и пени, а следовательно даже незначительная просрочка или же нарушение правил уплаты регулярных платежей ударит по бюджету компании.

Для эффективного досудебного урегулирования возникших разногласий неоценимой окажется помощь опытного юриста. Он поможет правильно оформить проводимые переговоры и переписку, для дальнейшего их предъявления в арбитражном суде. Однако весьма высок шанс добиться реальных результатов досудебного урегулирования, что по силам лишь  квалифицированному арбитражному адвокату.

Если же достигнуть договоренности не удалось, что разрешение арбитражных споров по договору лизинга следует доверять исключительно опытному адвокату. Высокий уровень квалификации и практически ежедневное участие в рассмотрении дел самых разных категорий сложности позволяют нашему юристу эффективно защищать интересы своего клиента в арбитражах любого уровня.

alt-pravo.com

Судебная практика по договорам выкупного лизинга

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга"

 

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразия в разрешении споров, связанных с применением законодательства о финансовой аренде (лизинге), Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дать арбитражным судам (далее - суды) следующие разъяснения:

1. В настоящем постановлении под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.

Вместе с тем правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической.

2. Судам необходимо учитывать, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов.

3. При разрешении споров, возникающих между сторонами договора выкупного лизинга, об имущественных последствиях расторжения этого договора судам надлежит исходить из следующего.

3.1. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

3.2. Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу.

3.3. Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

3.4. Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п.

3.5. Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора*(1).

3.6. Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

4. Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

5. В силу пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Наличие в Законе о лизинге специальных правил о распределении рисков само по себе не препятствует применению общих положений главы 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств с учетом особенностей договора лизинга.

Так, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности (то есть с нарушением стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта) содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, либо не принял разумных мер к их уменьшению, это согласно пункту 1 статьи 404 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя.

6. Рассматривая споры о том, какие права по договору купли-продажи предмета лизинга имеет лизингодатель или каким образом он должен осуществлять свои права по иным договорам, связанным с предметом лизинга (например, договорам страхования), судам следует исходить из принципа добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ) и принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга в будущем. В частности, в случае просрочки передачи продавцом предмета лизинга, если риск неисполнения обязательств продавцом несет лизингополучатель, который обязан вносить лизинговые платежи независимо от получения предмета лизинга во владение, право требования в отношении неустойки и иных санкций за нарушение договора купли-продажи принадлежит лизингополучателю. Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю.

7. Если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (если договор лизинга не был расторгнут) или при расчете сальдо встречных обязательств (если договор лизинга был расторгнут).

В случае если лизингодатель отказывается (уклоняется) от совершения действий, необходимых для получения страхового возмещения, лизингополучатель, поскольку на нем лежит риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга, вправе требовать от лизингодателя уступить ему право требования выплаты страхового возмещения, а в случае отказа лизингодателя от такой уступки вправе приостановить внесение лизинговых платежей (статья 328 ГК РФ).

8. В случае гибели (утраты) незастрахованного предмета лизинга лизингополучатель не освобождается от обязанности компенсировать лизингодателю затраты на приобретение предмета лизинга и плату за финансирование до момента фактического возмещения указанных затрат.

9. При рассмотрении споров, вытекающих из договоров сублизинга, судам необходимо учитывать следующее. В том случае, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

Указанные риски не возлагаются на лизингодателя в том случае, если он докажет, что сублизингодатель и сублизингополучатель действовали согласованно либо изначально были юридически или экономически взаимосвязаны между собой, чем может быть обосновано возложение на сублизингополучателя риска недобросовестных действий сублизингодателя.

10. В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Названное положение Закона о лизинге означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, в силу того, что залогодателем является юридическое лицо, основной вид деятельности которого - совершение лизинговых операций), то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны учитывать следующее.

По смыслу подпункта 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (статья 408 ГК РФ), вследствие чего залог предмета лизинга прекращается применительно к пункту 2 статьи 354 ГК РФ, при этом положения статьи 353 ГК РФ к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем статьей 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения ГК РФ о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в этом пункте.

11. В целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 настоящего постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

 

Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

А.А. Иванов

 

И.о. секретаря Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

А.Г. Першутов

 

_____________________________

*(1) Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется по следующей формуле:

(П - А) - Ф

ПФ = ---------------------- х 365 х 100,

Ф х С/дн

где ПФ - плата за финансирование (в процентах годовых),

П - общий размер платежей по договору лизинга,

А - сумма аванса по договору лизинга,

Ф - размер финансирования,

С/дн - срок договора лизинга в днях.

www.asmap.ru

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ДОГОВОРОВ ЛИЗИНГА | Договоры финансовой аренды (ЛИЗИНГА)

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ДОГОВОРОВ ЛИЗИНГА

Е. СИТНИКОВА

Е. Ситникова, юрист.

Сложности правового регулирования лизинговых отношений в нашей стране вызваны среди прочего и противоречиями, содержащимися в законодательстве РФ по этому вопросу. Так, параграф 6 главы 34 ГК РФ, регулирующий вопросы финансовой аренды (лизинга), и Федеральный закон "О лизинге" от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ расходятся во многих положениях друг с другом, не говоря уже о Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. о международном финансовом лизинге. Некоторые положения Закона о лизинге часто противоречат и не согласуются с другими нормативными правовыми актами РФ. Все эти обстоятельства не могут не оказать влияния на складывающуюся судебную практику.Если говорить о существенных условиях договора лизинга, то необходимо отметить разный подход по этому вопросу, существующий в ГК РФ и в Законе N 164-ФЗ. Так, согласно ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Закон о лизинге в ст. 15 устанавливает целый перечень существенных условий лизингового договора, в результате чего практически все условия договора лизинга считаются существенными. Обязательные признаки и условия договора лизинга установлены и в ст. 16 Закона о лизинге. Однако юристы до сих пор не пришли к единому мнению: какими из этих норм следует руководствоваться при решении вопроса о том, является сделка лизинговой или нет?В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 3 апреля 2001 г. N Ф03-А37/01-1/442. Договор лизинга был признан судом незаключенным как несоответствующий ст. 422 ГК РФ, а в частности ст. 665 ГК РФ, устанавливающей, по мнению суда, существенные условия для договора финансовой аренды (лизинга), т.к. в договоре отсутствуют существенные условия, а именно: обязанность приобретения арендодателем предмета лизинга у определенного арендатором продавца и отсутствия права выбора продавца самим арендодателем. Так же, как указывается в названном постановлении, заключенный договор не признается договором лизинга и в силу ст. 667 ГК РФ, т.к. лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что покупаемое им имущество предназначается для передачи в лизинг. Арбитражный суд кассационной инстанции признал договор не отвечающим признакам договора финансовой аренды, но отметил действия сторон по фактическому исполнению сделки, свидетельствующие о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые регулируются параграфом 1 главы 34 ГК РФ.Федеральный арбитражный суд Московского округа (Постановление от 15 мая 2000 г. по делу N КГ-А40/1883-00) отмечает, что существенные условия и особый порядок заключения договоров финансовой аренды (лизинга) установлены ст. ст. 665, 667 ГК РФ, а также ст. 15, 16 Закона N 164-ФЗ.Встречаются в судебной практике и противоположные случаи - попытки доказать, что между сторонами был заключен договор купли - продажи, а не лизинга. Так, организация в кассационной жалобе указала, что суд не дал буквального толкования условий договора, которым установлено, что договор считается заключенным при наличии приложения к договору N 2 о согласовании размера и сроков уплаты лизинговых платежей, нарушение которых влечет за собой имущественную ответственность. Приложение N 2 сторонами согласовано не было, и, следовательно, суду надлежало признать этот договор незаключенным.Основываясь на этом, организация, полагающая, что был заключен договор купли - продажи сельскохозяйственного оборудования, считает свои обязательства по оплате оборудования выполненными. Зачет организацией - лизингодателем части платежей по договору в счет оплаты стоимости услуг по незаключенному договору лизинга организация - лизингополучатель находит необоснованным.Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа по этому вопросу отметил (Постановление от 29 февраля 2000 г., дело N Ф08-362/2000), что согласно представленным документам сторонами был заключен договор финансового лизинга, и в счет исполнения обязательств по данному договору лизингодатель на основании устной заявки лизингополучателя закупил у организации сельскохозяйственное оборудование, переданное лизингополучателю по акту приемки - передачи.Согласно условиям договора лизинга в день его заключения стороны подписали два приложения за N 1, в одном из которых согласованы ассортимент объектов лизинга и количество сельскохозяйственной техники, подлежащей поставке по данному договору. Во втором документе, обозначенном как приложение к акту приемки - передачи, согласованы условия, сроки и порядок расчетов лизингополучателя за технику. Как отмечает кассационная инстанция, указанные обстоятельства не противоречат нормам права, установленным ст. ст. 665, 666 и 668 ГК РФ. Кроме того, заключение и исполнение сторонами договора лизинга подтверждаются также и счетом - фактурой с расшифровкой платежей, платежными поручениями, которыми ответчик частично перечислил задолженность за сельскохозяйственное оборудование, указав наименование платежей - "Стоимость объекта лизинга".Таким образом, учитывая изложенные обстоятельства, суд посчитал, что доводы заявителя о заключении между сторонами договора купли - продажи, а не лизинга и поэтому отсутствии у него обязательства по уплате лизинговых платежей и пени за просрочку их оплаты не основаны на материалах дела.А вот пример из практики дальневосточников (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 февраля 2001 г. N Ф03-А59/01-1/91). Рассматривалось дело о признании недействительным договора финансового лизинга и применении последствий недействительности сделки. Предыдущая, апелляционная инстанция, рассматривая этот спор, делает вывод о том, что продавцу имущества, передаваемого в лизинг, не обязательно быть собственником продаваемого имущества либо обладать какими-либо правомочиями на него. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отмечает, что данный вывод не соответствует ст. 4 Закона N 164-ФЗ, п. 1 которого устанавливает, что продавцом является физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли - продажи с лизингодателем продает последнему в обусловленный срок производимое (закупаемое) им имущество, являющееся предметом лизинга.Как следует из материалов рассматриваемого дела, продавец в отношении имущества, являющегося предметом финансового лизинга, никакими правомочиями не обладал, а поэтому продать его не мог.В названном Постановлении указывается, что согласно ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона N 164-ФЗ в качестве обязательных требований к договору финансового лизинга устанавливается приобретение лизингодателем имущества только у определенного лизингополучателем продавца. Нарушение данного требования является существенным нарушением правил лизинга и влечет признание его недействительной (ничтожной) сделкой. Хотя отметим, что согласно ч. 2 ст. 665 ГК РФ договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.Кроме того, в соответствии со ст. 2 Закона N 164-ФЗ лизинговая сделка - это совокупность договоров, необходимых для реализации договора лизинга между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом (поставщиком) предмета лизинга. Следовательно, по мнению кассационной инстанции, поскольку договор купли - продажи в силу ст. 170 ГК РФ является мнимой сделкой, то вся сделка по договору финансового лизинга не соответствует требованиям ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона N 164-ФЗ, а потому является недействительной (ничтожной) сделкой.В отношении государственных учреждений взыскание задолженности по уплате лизинговых платежей тоже имеет свои особенности. Так, арбитражный суд первой и апелляционной инстанций, рассматривая такое дело, руководствуясь ст. 401 ГК РФ, исходил из отсутствия вины ответчика (государственного учреждения) в просрочке исполнения обязательства. Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело, было подтверждено отсутствие финансирования ответчика как государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.Кассационная инстанция (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 11 апреля 2000 г. N Ф03-А51/00-1/467), рассматривая это дело, отметила, что судом не было принято во внимание, что в соответствии со ст. 665 ГК РФ полученное арендатором имущество по договору финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для предпринимательских целей. То есть данное обстоятельство обязывает государственное учреждение, которому уставом предоставлено право заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотреть режим использования предмета договора лизинга, а также поступления от иной предпринимательской деятельности, позволяющие своевременно погашать арендные платежи, а не рассчитывать на поступление средств исключительно из федерального бюджета, как это следует из материалов рассматриваемого судом дела.Вопросы возникают и при бесспорном изъятии предмета договора лизинга. Истребование имущества из чужого незаконного владения само по себе является достаточно спорным вопросом из-за отсутствия законодательно установленного порядка реализации этого правомочия лизингодателя, предусмотренного Законом N 164-ФЗ, а в некоторых случаях (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 января 1999 г. по делу N КГ-А40/3518-98) не всегда может быть осуществлено из-за ограничений, установленных самими же сторонами в договоре лизинга. В частности, при заключении договора лизинга стороны договорились, что лизингодатель должен поставить оборудование, а лизингополучатель - оплатить поставленное оборудование и после пуска его в эксплуатацию осуществить лизинговые платежи.Судом было установлено, что обязательства сторон по приему - передаче лизингового объекта в соответствии с условиями договора исполнены не были, лизинговый объект исходя из заключенного договора не считается сданным лизингополучателю и принятым для эксплуатации. Соответственно суд пришел к выводу, что право владения и использования оборудования у лизингополучателя не возникло и, т.к. лизинговый объект является собственностью лизингодателя, он вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.Вместе с тем кассационная инстанция отметила, что согласно заключенному договору лизинга лизингодатель приобретает право истребовать поставленное имущество только при наличии производства и экспорта (по-видимому, производимой на оборудовании продукции) и при нерегулярной уплате лизинговых взносов. При этом лизингодатель должен в одностороннем порядке прекратить действие договора через 30 дней после письменного предупреждения.Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу об ограничении условиями договора прав лизингодателя как собственника имущества и об отсутствии у него права истребования обратно имущества из чужого незаконного владения.Интересные выводы сделаны Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа в его Постановлении от 6 марта 2001 г. по делу N Ф04/637-70-2001 по вопросу оперативного лизинга. В Постановлении отмечается, что оперативный лизинг регламентирован Законом N 164-ФЗ и общими нормами ГК РФ по аренде, не обладает ни экономическими, ни правовыми признаками финансовой аренды и по своей сути является обыкновенной арендой. Закон о лизинге, а также соответствующие нормы ГК РФ в отношении экономического лизинга не указывают в качестве обязательного условия приобретение имущества лизингодателем в соответствии с указаниями лизингополучателя. Следовательно, с точки зрения и ГК РФ, и Закона N 164-ФЗ оперативный лизинг не может регулироваться положениями параграфа 6 главы 34 ГК РФ - финансовая аренда (лизинг). Ссылка истца по этому делу на отсутствие существенных условий, установленных для договоров финансовой аренды (лизинга) ГК РФ, в договоре оперативного лизинга не является основанием для признания сделки недействительной по ст. 168 и по п. 2 ст. 170 ГК РФ.Заканчивая разговор о вопросах, возникающих при рассмотрении в арбитражных судах споров по лизинговым сделкам, отметим, что, хотя при рассмотрении этой категории дел и появляются особенности, возникающие как в связи с проблемами в правовом регулировании лизинга, так и в связи с отличительными чертами, характерными только для договора лизинга, чего, безусловно, нельзя не учитывать, причины для возникновения споров остаются теми же, что и для остальных категорий дел - попытка уйти от исполнения своих обязанностей по заключенному договору, поиск для себя каких-либо преимуществ и льгот либо неисполнение контрагентом по сделке своих обязательств.

"Бизнес-адвокат", 2001, N 24

www.arbitr-hmao.ru


Смотрите также