Налоговые риски договора лизинга


Департамент общего аудита о налоговых рисках по операциям возвратного лизинга

Ответ

Прежде всего отмечаем, что в настоящее время правовые основы лизинга регулируются Федеральным законом «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.98 № 164-ФЗ (далее по тексту – Закон № 164-ФЗ).

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Закона одним из субъектов лизинга является продавец - физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли-продажи с лизингодателем продает лизингодателю в обусловленный срок имущество, являющееся предметом лизинга. Продавец обязан передать предмет лизинга лизингодателю или лизингополучателю в соответствии с условиями договора купли-продажи.

Продавец может одновременно выступать в качестве лизингополучателя в пределах одного лизингового правоотношения.

 

Таким образом, ситуация, когда лизингополучатель и продавец в лизинговых правоотношениях являются одним и тем же лицом, прямо предусмотрена нормами действующего законодательства.

 

Рассмотрим возможные налоговые риски, которые могут возникнуть у лизингодателя и продавца (лизингополучателя) в рассматриваемом случае.

 

Прежде всего, отмечаем, что как указано в письме Минфина РФ от 31.08.07 № 03-03-06/1/627:

«Для признания гражданско-правового договора договором финансовой (аренды) лизинга для целей налогообложения прибыли указанный договор должен соответствовать всем требованиям, установленным гражданским законодательством.»

 

Соответственно, поскольку возможность заключения договора возвратного лизинга прямо предусмотрена действующим законодательством, то при определении порядка налогообложения сделки возвратного лизинга следует руководствоваться общими нормами НК РФ, касающимися договоров лизинга.

Иными словами, по нашему мнению, в случае использования полученного по договору возвратного лизинга имущества лизингополучатель имеет право:

- принимать к вычету НДС со стоимости уплачиваемых лизинговых платежей;

- учитывать в составе расходов суммы лизинговых платежей.

В то же время лизингодатель имеет право:

- принять к вычету «входной» НДС при приобретении лизингового имущества;

- применять ускоренный коэффициент амортизации в случае, если для конкретного вида имущества данный коэффициент применим.

 

Однако наличие обширной арбитражной практики как по НДС, так и по налогу на прибыль позволяет сделать вывод о том, что налоговые органы не придерживаются приведенного выше подхода.

Далее рассмотрим вопрос о налоговых рисках с точки зрения арбитражной практики.

 

НДС

 

Налоговые риски у лизингодателя

 

Вопрос о правомерности принятия к вычету НДС по приобретенному имуществу у лизингодателя был предметом рассмотрения дела Президиумом ВАС РФ.

По результатам проверки лизинговой компании инспекцией был сделан вывод, что целью покупки обществом полувагонов и сдачи их в лизинг по договору лизинга от 18.10.2004 N 0000020-RUS/04 обществу с ограниченной ответственностью "ММК-Транс", выступающему одновременно и продавцом указанного имущества, является перевод основных средств в собственность общества (лизингодателя) и возмещение ему из бюджета налога на добавленную стоимость.

Иными словами, налоговый орган считает право лизингодателя принять к вычету «входной» НДС при приобретении лизингового имущества по договорам возвратного лизинга необоснованной налоговой выгодой.

 

По данному аргументу в Постановлении ВАС РФ от 16.01.07 № 9010/06, в частности, отмечено:

«Согласно статье 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 этого Кодекса.

К видам деятельности общества относятся финансовый лизинг и аренда основных средств, в частности сухопутных транспортных средств и железнодорожного транспорта.

Законодательной основой лизинга, представляющего собой совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга, являются Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон).

Возможность применения возвратного лизинга, по условиям которого приобретаемое лизингодателем имущество передается лизингополучателю, одновременно выступающему в качестве продавца, предусмотрена статьей 4 Закона и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии.

Вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации инспекция не доказала, что сделки по приобретению и передаче в лизинг имущества не обусловлены разумными экономическими или иными причинами.

Таким образом, в целях налогообложения обществом была учтена реальная хозяйственная операция, соответствующая действительному экономическому смыслу лизинга, повлекшая за собой возможность применения им налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость при оплате продавцу 16 полувагонов, приобретенных для осуществления лизинговой операции, признаваемой объектом обложения данным налогом согласно статье 146 Кодекса.»

 

Аналогичный вывод был сделан в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30.10.07 № 63399/07, от 11.09.07 № 16609/06.

 

Аналогичная ситуация была предметом рассмотрения ФАС МО в Постановлении от 10.12.07 № КА-А40/12078-07. Решение было принято в пользу налогоплательщика.

Дополнительными аргументами суда в пользу организации были следующие:

«Судом установлено, что в материалах дела имеются документы, подтверждающие:

- постоянное получение Обществом прибыли,

- реальное осуществление Обществом хозяйственной деятельности,

- получение поступлений,

- наличие рентабельности.

В опровержение реальности хозяйственных отношений, возникших между налогоплательщиком, ООО "ТрансЛайн", ООО "Транс-Логик Траст" Инспекцией не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что они:

- не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность,

- не осуществляют приходные и расходные операции по банковским счетам,

- их местонахождение неизвестно,

- они являются взаимозависимыми лицами,

- не оплачивают Обществу лизинговые платежи,

- не имеют вагонов-цистерн и комбинированных железнодорожных вагонов,

- действия участников сделок взаимосвязаны и направлены на многократное заявление вычета по НДС,

- товар имеет значительно меньшую рыночную цену,

- цена сделки возрастает по мере продвижения товара без создания реальной добавленной стоимости;

В установленном порядке договоры лизинга не признаны недействительными. В заключении эксперта государственного учреждения «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации» от 20.04.2007 № 685/15-8 содержатся выводы о рентабельности деятельности Общества, о результатах его деятельности в виде получения прибыли от получения лизинговых платежей.»

 

Кроме того, судом была применена правовая позиция, изложенная в приведенном выше Постановлении Президиума ВАС РФ, в соответствии с которой возможность применения возвратного лизинга предусмотрена действующим законодательством и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии.

 

Кроме того, судом были сделаны следующие выводы:

«Согласно п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. Судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

В связи с этим нельзя принять во внимание ссылку Инспекции на отсутствие экономической целесообразности хозяйственных операций налогоплательщика.»

 

Аналогичные выводы были сделаны в Постановлении ФАС МО от 02.04.07 № КА-40/1692-07-1,2, в котором, в том числе, было отмечено:

«Суд правомерно исходил из того, что заключение сделок возвратного лизинга предусмотрено действующим законодательством и обусловлено экономическими причинами в случаях, когда предприятие испытывает недостаток в оборотных средствах, но имеет необходимое оборудование для производства.

Следовательно, в целях налогообложения заявителем были учтены реальные хозяйственные операции, соответствующие действительному экономическому смыслу лизинга, повлекшие возможность применения обществом налоговых вычетов по НДС при оплате поставщикам транспортных средств, оборудования, приобретенных для осуществления лизинговых операций, признаваемых объектом обложения названным налогом согласно статье 146 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, право налогоплательщика на налоговые вычеты по НДС и условия для реализации данного права прямо предусмотрены статьями 171 - 172 Налогового кодекса Российской Федерации и не поставлены в зависимость от прибыльности деятельности налогоплательщика в определенном периоде. В связи с чем, довод инспекции о нерентабельности деятельности общества в 2004 - 2005 гг., не может являться основанием для отказа заявителю в реализации права на вычет налога.»

 

Аналогичные выводы сделаны в Постановлении ФАС ЗСО от 02.04.10 № А45-14627/2009.

 

Учитывая вышеизложенное, считаем, что у лизингодателя также имеются все шансы отстоять свою позицию в судебном порядке в случае возникновения споров с налоговыми органами.

 

Налоговые риски у лизингополучателя

 

Вопрос о правомерности принятия лизингополучателем к вычету НДС со стоимости лизинговых услуг достаточно часто был предметом судебных разбирательств. Арбитражная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщика.

 

Так, в Постановлении ФАС ПО от 16.01.09 № А56-9091/2008, в частности, указано:

«Основанием для принятия налоговым органом оспариваемого решения с доначислением спорных сумм налогов явились выводы о необоснованном применении налогоплательщиком вычетов по налогу на добавленную стоимость и включении в расходы по налогу на прибыль экономически не оправданных лизинговых платежей по лизинговой сделке с ЗАО "Юнивест-Холдинг", носившей формальный характер, поскольку приобретенное обществом в собственность и лизинг имущество территорию Общества с ограниченной ответственностью "АльбАрт" не покидало, денежные средства, полученные обществом от ЗАО "Юнивест-Холдинг" в производство не инвестировались, а были переданы по договору процентного займа Шакирову А.И., являющемуся супругом одного из учредителей общества, то есть, взаимозависимому лицу, что свидетельствует о неэффективном использовании налогоплательщиком имеющихся активов в целях повышения объемов производства и прибыли.

Суд первой инстанции и апелляционный суд правомерно указали, что поскольку особенностей для обложения налогом на добавленную стоимость для лизингодателей и лизингополучателей главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрено, налогообложение и применение налоговых вычетов производится в общем порядке.

Таким образом, суд первой инстанции и апелляционный суд сделали обоснованный вывод о том, что нормами налогового законодательства право налогоплательщика на предъявление к вычету сумм налога на добавленную стоимость уплаченных лизингодателю в составе лизинговых платежей на основании договора лизинга по выставленным последним счетам-фактурам, в том числе и возвратному лизингу, не поставлено в зависимость от экономических результатов лизинговой сделки.

В качестве доказательств, подтверждающих соблюдение требований статей 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации, обществом налоговому органу были представлены платежные поручения на оплату счетов-фактур, выставленных ЗАО "Юнивест-Холдинг", включающие суммы налога на добавленную стоимость, которые учтены ЗАО "Юнивест-Холдинг" при определении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость. Судами также установлено, что представленные ЗАО "Юнивест-Холдинг" документы - книги продаж за декабрь 2005 г., за январь - декабрь 2006 года, налоговые декларации за декабрь 2005 года и 2006 год, платежные поручения об уплате налога на добавленную стоимость подтверждают включение хозяйственных операций по сделкам лизинга, совершенным с Обществом с ограниченной ответственностью "АльбАрт", в бухгалтерские документы и уплату по ним налога.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции и апелляционный суд сделали правильный вывод о том, что доначисленная налоговым органом обществу спорная сумма налога на добавленную стоимость по лизинговым платежам с предложением уплаты ее в бюджет, при отражении лизингодателем в бухгалтерских документах и уплате в бюджет, влечет двойное налогообложение по одной и той же хозяйственной операции, что не предусмотрено налоговым законодательством, противоречит принципам соблюдения баланса частных и публичных интересов в сфере налогообложения.

Доводы налогового органа об отсутствии разумной деловой цели и реальных хозяйственных операций, необоснованном получении обществом налоговой выгоды путем получения права на возмещение налога на добавленную стоимость, судом первой инстанции и апелляционным судом обоснованно не приняты, поскольку не основаны на нормах главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации, опровергаются имеющимися в материалах дела доказательствами.»

 

Кроме того, аналогичная ситуация была предметом рассмотрения дела ФАС СЗО в Постановлении от 27.08.09 № А05-14636/2008. Однако основным аргументом необоснованности налоговой выгоды лизингополучателя была взаимозависимость лизингополучателя и лизингодателя.

 

Аналогичные выводы были сделаны в Постановлениях ФАС СКО от 28.06.05 № Ф08-2679/2005-1081А, в котором, в том числе, отмечено:

«Необоснован также довод заинтересованного лица о том, что в силу норм Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" цели заключения договоров лизинга ограничены развитием форм инвестиций в средства производства на основе финансовой аренды (лизинга).

Согласно преамбуле Федерального закона от 29.10.98 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" развитие форм инвестиций в средства производства на основе финансовой аренды (лизинга), защита прав собственности, прав участников инвестиционного процесса, обеспечение эффективности инвестирования являются целями указанного Федерального закона, то есть определения правовых и организационно-экономических особенностей лизинга, а не самих договоров лизинга.

Закон не содержит ограничений по целям заключения договоров лизинга. Указанный довод заинтересованного лица мотивирован в целом недопустимостью совершения сделок возвратного лизинга с основными средствами лизингополучателя, что не основано на законе.»

 

Учитывая вышеизложенное, считаем, что у лизингополучателя при использовании имущества в деятельности, облагаемой НДС, есть все основания для принятия сумм «входного» НДС к вычету. При этом поскольку арбитражная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщика, у Вашей организации есть все шансы для отстаивания своей позиции в суде.

 

В дополнение к изложенному отмечаем, что согласно позиции ВАС РФ, приведенной в Определении от 16.10.09 № ВАС-13303/09 практика по вопросу налогообложения операций по сделкам возвратного лизинга была сформирована в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.01.2007 № 9010/06.

Как было указано выше, указанным Постановлением сделки возвратного лизинга были признаны экономически обоснованными и не свидетельствующими о получении налоговой экономии.

 

Налог на прибыль

 

Налоговые риски для лизингополучателя

 

Следует отметить, что вопрос учета для целей налогообложения прибыли лизинговых платежей по договорам возвратного лизинга также неоднократно был предметом судебных разбирательств.

Налоговый орган в качестве основного аргумента приводит экономическую нецелесообразность проведения данной сделки.

Арбитражная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщика.

 

Так в Постановлении ФАС УО от19.12.07 № Ф09-10406/07-С3, указано:

«Лизинговые платежи предприятия в 2005 г. обоснованно учтены им в качестве расходов, связанных с производством и реализацией, учитываемых при исчислении налога на прибыль. Указанные расходы являются документально подтвержденными (договор внутреннего лизинга транспортных средств, договор купли-продажи автобусов, платежные поручения).

Указанные расходы являются экономически оправданными, так как возвратный лизинг дает возможность продавцу предмета лизинга единовременно получить крупную денежную сумму для финансирования срочных текущих расходов, погашения задолженности и впоследствии постепенно выплачивать полученную денежную сумму в качестве лизингополучателя. Соответственно также незаконно доначисление налогоплательщику НДС за 2005 г., в связи с возмещением его с лизинговых платежей. Все условия, необходимые в силу ст. 171, 172 и 176 Кодекса для предъявления суммы налога к вычету, предприятием соблюдены.»

 

ФАС МО в Постановлении от 27.03.08 № КА-А40/2211-08-П указал:

«Доводы жалобы о том, что полученный доход от реализации основных средств по договору купли-продажи, несоразмерен с понесенными финансовыми расходами финансовой аренды этих же основных средств, не принимаются, поскольку операции по договора купли-продажи и лизинга влекут разные юридические и налоговые последствия.

Ответчик связывает расходы в виде лизинговых платежей по договору лизинга только с доходами, полученным по договору купли-продажи данного оборудования без учета всех доходов, полученных по договорам с заказчиками на изготовление продукции.

Для определения финансового результата с использованием оборудования, полученного по договору лизинга, необходимо принять во внимание все поступления по договорам с заказчиком, связанные с расчетами за изготовление продукции. Расходы в виде лизинговых платежей участвуют в формирование себестоимости продукции, изготовляемой на данном оборудовании.»

 

Как указано в Постановлении ФАС ВВО от 19.06.09 № А43-4667/2008-37-80:

«В ходе проверки, проанализировав указанные сделки, налоговый орган пришел к выводу о недобросовестности налогоплательщика, поскольку имущество взято в лизинг по цене, практически в три раза превышающей цену реализации; лизинговый платеж уплачивается до даты поступления денежных средств от реализации недвижимого имущества; денежные средства по договору купли-продажи от 13.04.2006 N 19/48S поступили Обществу 05.04.2007, то есть в период выездной налоговой проверки. Инспекция подвергла сомнению утверждение Общества о недостатке у него оборотных средств, поскольку Общество либо пользовалось ими непродолжительный период (4 месяца), либо не пользовалось ими вообще, и при этом лишилось права собственности на имущество, в том числе на недвижимое.

Всесторонне, полно и объективно исследовав представленные в дело документы, апелляционный суд установил, что оснований для признания расходов по уплате лизинговых платежей экономически необоснованными не имеется.

При этом суд со ссылкой на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П, постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.2004 N 3-П отклонил доводы налогового органа об экономической необоснованности спорных затрат.

Доводы налогового органа сводятся к оценке экономической эффективности понесенных Обществом расходов, что не предусмотрено налоговым законодательством в качестве критерия формирования налоговой базы.»

 

Аналогичные выводы сделаны в Постановлении ФАС СЗО от 27.08.09 № А05-14636/2008, ФАС МО от 23.01.06 № КА-А40/13624-05, ФАС ЗСО от 08.12.08 № Ф04-244/2008(17404-А75-40), Ф04-244/2008(18655-А75-40), ФАС ВВО от 08.07.09 № А17-1225/2008,

 

Учитывая вышеизложенное, риск признания налоговыми органами расходов в виде лизинговых платежей по договору возвратного лизинга экономически необоснованными, исключить мы не можем.

Однако учитывая сложившуюся положительную практику по данному вопросу при использовании оборудования для предпринимательской деятельности, у Вашей организации есть все шансы для отстаивания своей позиции в судебном порядке.

 

Дополнительными аргументами в пользу организации могут служить экономические расчеты, подтверждающие необходимость получения лизингополучателем свободных денежных средств, а также финансово-экономический анализ деятельности, свидетельствующий о ее эффективности.

 

Налоговые риски для лизингодателя

 

По вопросу возможности применения лизингодателем коэффициента ускоренной амортизации, отмечаем, что, по мнению Минфина РФ лизингодатель имеет право применять указанный коэффициент

Такой вывод сделан в письме Минфина РФ от 31.08.07 № 03-03-06/1/627.

«В соответствии с п. 7 ст. 259 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) для амортизируемых основных средств, которые являются предметом договора финансовой аренды (договора лизинга), к основной норме амортизации налогоплательщик, у которого данное основное средство должно учитываться в соответствии с условиями договора финансовой аренды (договора лизинга), вправе применять специальный коэффициент, но не выше 3.

Поскольку специальных требований в отношении договора финансовой аренды (лизинга) Кодексом не установлено, таким договором для целей налогообложения следует считать договор финансовой аренды (лизинга), заключенный в соответствии с требованиями гражданского законодательства Российской Федерации.»

 

Однако при этом существует положительная арбитражная практика по данному вопросу. Суды сходятся во мнении, что поскольку возвратный лизинг является договором лизинга и предусмотрен действующим законодательством, у налогоплательщика имеются все основания для применения коэффициента ускоренной амортизации по таким договорам.

Такой вывод сделан, в частности, в Постановлении ФАС ВВО от 30.11.07 № А82-18965/2005-15.

 

Налог на имущество

 

Следует отметить, что согласно действующему законодательству налог на имущество по предметам лизинга уплачивается той стороной, у которой такие предметы лизинга числятся на балансе.

Однако налоговые органы утверждают, что лизингополучатель продал имущество лизингодателю с целью передачи имущества на баланс лизингодателя и, как следствие, ухода от уплаты налога на имущество.

Арбитражная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщика. Вывод о неправомерности доначисления налога на имущество приведен, в частности в Постановлении ФАС ПО от 16.01.09 № А65-9091/2008, ФАС ЗСО от 01.07.09 № Ф04-3813/2009(9575-А27-15).

 

 

 

Назад в раздел

www.mosnalogi.ru

Проверяем договор лизинга и снижаем налоговые риски

Что передается в аренду

Стоит проверить, чтобы в договоре лизинга были указаны все данные, позволяющие идентифицировать предмет лизинга. Например, если в лизинг приобретается производственное оборудование, то в договоре должны быть указаны наименование завода-изготовителя, тип, марка, состав и спецификация приобретаемого оборудования. В противном случае условие о предмете лизинга будет считаться несогласованным, а сам договор – незаключенным.

Если предметом лизинга является недвижимое имущество (здания или сооружения) и срок договора составляет не менее года, то такой договор должен пройти государственную регистрацию (ст. 131, п. 2 ст. 651 ГК РФ и ст. 20 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»).

Кроме того, если имущество нужно зарегистрировать в государственных органах (например, транспортное средство в ГИБДД), то это можно сделать на имя как лизингодателя, так и лизингополучателя. При этом стоит сразу прописать в условиях договора, на кого возлагается сама обязанность по регистрации, чтобы затем не возникло споров с проверяющими в отношении правомерности расходов по регистрации.

Когда основное средство переходит в собственность

В соответствии с пунктом 1 статьи 19 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» договором может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока действия договора или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон. Среди таких условий обычно указываются выплата всех лизинговых платежей и уплата выкупной суммы.

Вместе с тем суды признают переход права собственности на лизинговое имущество к лизингополучателю только после надлежащего исполнения им условий по оплате лизинговых платежей, заключения соглашения о передаче в собственность объекта лизинга и постановки лизингового имущества на баланс предприятия-пользователя.

Условие о переходе предмета лизинга в собственность лизингополучателя лучше сразу оговорить в договоре. В противном случае лизингополучатель обязан будет вернуть имущество по окончании срока действия договора.

Как выплачиваются лизинговые платежи

Еще одним важным условием в договоре лизинга является график выплаты лизинговых платежей. От этого зависит, как будут учитываться в налоговом учете доходы у лизингодателя, поскольку он может делать это на дату осуществления расчетов в соответствии с графиком. Причем в соответствии с положениями пункта 2 статьи 271 НК РФ, если график лизинговых платежей неравномерный, доходы признаются в налоговом учете по принципу равномерности признания доходов и расходов, то есть аналогично порядку отражения этих операций в бухгалтерском учете. Порядок признания лизинговых платежей доходом лизингодателю необходимо утвердить в учетной политике. Хотя также есть возможность признавать доходы и в последний день отчетного (налогового) периода.

Для лизингополучателя выгоднее все же график с равномерным распределением платежей. Это позволит ему без больших финансовых потерь обновить производственное оборудование, дорогостоящее имущество.  

Выделена или нет выкупная стоимость

Федеральным законом «О финансовой аренде (лизинге)» предусмотрено право включить в лизинговый платеж выкупную стоимость имущества. Однако налоговики настаивают на том, чтобы выкупная стоимость обязательно выделялась как самостоятельная часть в составе лизингового платежа. И если оплата услуг по лизингу уменьшает налог на прибыль, то выкупная стоимость в расходы не включается (письмо ФНС России от 16.11.04 № 02-5-11/[email protected]).

Если выкупную стоимость имущества не выделить в договоре, то существует риск, что при наличии условия о переходе основного средства в собственность лизингополучателя по истечении срока договора налоговики признают весь лизинговый платеж выкупной стоимостью. То есть весь платеж будет расцениваться как расход на приобретение права собственности на предмет лизинга. В итоге всю сумму лизинговых платежей инспекторы включат в первоначальную стоимость амортизируемого имущества. Если предприятие изначально хочет избежать судебных разбирательств и споров с проверяющими, то ему лучше прописать отдельной суммой выкупную стоимость. Для этого можно составить дополнительное соглашение к договору лизинга. Предусмотрев в соглашении, что оно действует с момента вступления в силу договора лизинга, участники сделки могут составить такой документ в любой момент.

По какой цене выкупается имущество

В соответствии с гражданским законодательством размер выкупной стоимости определяется по соглашению сторон. Получается, что в договоре может быть указана какая угодно стоимость. Однако не стоит злоупотреблять этим, поскольку налоговики могут проконтролировать выкупную стоимость лизингового имущества на соответствие ее рыночной цене согласно статье 40 НК РФ. И если такая сумма по договору окажется явно заниженной, то доначислений компании не избежать.

И уж тем более не стоит указывать выкупную стоимость равной 0. Существует риск, что инспекторы признают имущество безвозмездно полученным и включат его стоимость в состав внереализационных доходов по рыночной цене. А лизингодатель по той же причине не вправе будет учесть стоимость безвозмездно переданного имущества для расчета налога на прибыль (п. 16 ст. 270 НК РФ).

Во избежание споров лучше все-таки указать в договоре реальную выкупную стоимость.

На чьем балансе числится имущество

По соглашению сторон лизинговое имущество может учитываться на балансе лизингополучателя или лизингодателя. Амортизационные отчисления производит та сторона, которая является балансодержателем имущества (п. 2 ст. 31 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)»). Другие же расходы по содержанию лизингового имущества, такие как ремонт и текущее обслуживание, несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст. 17 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»).

Для лизингополучателя выгоднее, когда имущество учитывается на балансе лизингодателя, поскольку это освободит его от обязательств по налогу на имущество. А если в лизинг передается автомобиль, то транспортный налог будет уплачивать тоже лизингодатель.

 

www.nalogplan.ru

Статья: Налоговые риски лизинговых схем (Окончание) (Путилин Д.А.) ("Налоговые

"Налоговые споры: теория и практика", 2008, N 5НАЛОГОВЫЕ РИСКИ ЛИЗИНГОВЫХ СХЕМ(Окончание. Начало см. "Налоговые споры: теория и практика", 2008, N 4)Возвратный лизингКак говорил известный герой романа Ильфа и Петрова, "Паниковский вас всех продаст и купит, и снова продаст, но уже дороже!". Это восклицание - воплощение мечты "хрестоматийного" махинатора - достаточно точно отражает суть возвратного лизинга. Организации, которые используют его, продают имущество лизинговой компании, потом берут его же в аренду и уплачивают лизинговые платежи в размере, значительно превышающем нормативную сумму амортизации, которую можно было бы начислять до продажи.Причем такая довольно изощренная схема налоговой оптимизации до недавнего времени была разрешена официально - ее предусматривал непосредственно Закон о лизинге. Однако с 01.02.2002 из его ст. 7 законодатель исключил неоднозначный термин "возвратный лизинг". Тем не менее данная поправка не лишила организации права на описанную оптимизацию. Так, ст. 4 Закона устанавливает, что продавец оборудования может одновременно выступать в качестве лизингополучателя в пределах одного лизингового правоотношения.Возвратный лизинг открывает перед компаниями очень широкие перспективы для налогового планирования и создания формально законных схем налоговой оптимизации. Например, организация может продать принадлежащее ей основное средство и взять его же в лизинг. Затем данное ОС за короткий срок амортизируется с применением ускоряющего коэффициента и выкупается у лизингодателя за символическую сумму. При этом некоторые не вполне добросовестные предприниматели в рамках описанной схемы умудряются обналичивать полученные средства с помощью фирм-однодневок под видом капитального ремонта лизингового имущества и присваивать их практически полностью, избегая таким образом налогообложения. Более того, после осуществления "капремонта" данные ОС снова становятся участником схемы возвратного лизинга.Заметим, что формально возвратный лизинг достаточно точно соответствует понятию о получении организацией необоснованной налоговой выгоды согласно выводам, сделанным Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 12.10.2006 N 53.Действительно, в таких схемах имеет место внешне бессмысленное круговое движение имущества и денежных средств между двумя компаниями. Фактически же основные средства никуда не перемещаются, все действия совершаются только на бумаге . При этом лизингополучатель весьма существенно экономит на налогах за счет уплаты лизинговых платежей и сокращения срока службы основных средств, а лизингодатель предъявляет внушительную сумму НДС к вычету.--------------------------------Нередко отдельные сотрудники налоговых органов, недостаточно хорошо поняв природу возвратного лизинга, указывают в жалобах на решения нижестоящих судов, что они не смогли обнаружить транспорт, который должен был перевозить лизинговое имущество. Данный факт, по мнению инспекторов, согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Также проверяющие не всегда благосклонно относятся к факту, что при заключенных договорах купли-продажи и лизинга имущество остается на прежнем месте. По их мнению, поскольку сделки возвратного лизинга заключаются, по сути, лишь в оформлении документов, они являются фиктивными.И все-таки налоговым работникам и сотрудникам правоохранительных органов бывает достаточно непросто доказать, что организация или предприниматель получили необоснованную налоговую выгоду (т.е. установить факт их недобросовестности) как раз по причине внешней простоты схем с возвратным лизингом. На самом деле деловая цель подобных операций очевидна: компания или коммерсант нуждаются в дополнительных денежных средствах для развития бизнеса, на покупку новых ОС, пополнение оборотных средств, возврат займов без обращения в кредитные организации. Понятно, что гораздо менее выгодно получить кредит в банке и выплачивать крупные проценты, чем использовать предоставляемую законодательством возможность прибегнуть к возвратному лизингу.Поэтому, если налоговым работникам и сотрудникам милиции не удается доказать противозаконный умысел руководства организации, например получив доступ к внутренней переписке менеджеров компании о том, как хорошо можно сэкономить на налогах с помощью возвратного лизинга, свидетельские показания раскаявшихся "соучастников" или доказательства обналичивания (присвоения) полученных по договорам денежных средств, негативных последствий для компании и ее должностных лиц, скорее всего, не будет.По данному вопросу высказывался, в частности, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16.01.2007 N 9010/06 по спору между ООО "Ханса Лизинг" и ИФНС России N 7 по г. Москве. Судьи сделали очень важный для правоприменительной практики вывод: "Возможность применения возвратного лизинга, по условиям которого приобретаемое лизингодателем имущество передается лизингополучателю, одновременно выступающему в качестве продавца, предусмотрена статьей 4 Закона и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии".Несмотря на установку, данную Президиумом ВАС РФ, сотрудники налоговых инспекций на практике по-прежнему не желают мириться с тем, что компании используют возвратный лизинг, в результате чего у них, по мнению инспекторов, "из воздуха", т.е. совершенно необоснованно, возникают дополнительные расходы, учитываемые при расчете налоговой базы. Поэтому контролеры ведут против организаций - участников схем с возвратным лизингом настоящую войну.Аргумент проверяющих, который суд может реально принять во внимание при рассмотрении соответствующих дел, заключается в том, что, по мнению налоговых работников, возвратный лизинг недобросовестно используется в системе холдинга (взаимозависимых компаний).Заметим, что инспекторы довольно часто руководствуются так называемой доктриной "одной руки", не позволяющей экономить на налогах с помощью операций внутри группы зависимых организаций.Ее применение к сделкам возвратного лизинга - один из основных путей доказательства проверяющими факта наличия в действиях налогоплательщика умысла уклониться от уплаты налогов в полном размере. Инспекторы прибегают к данной доктрине в случае, если лизингополучатель (продавец), лизингодатель или компания (банк), финансирующая операцию, являются взаимозависимыми лицами, а часть участвующих в сделке организаций не имеют признаков самостоятельных юридических лиц, управляются из единого холдингового центра, фактически не ведут и не имеют ресурсов для ведения на свой страх и риск предпринимательской деятельности, направленной на извлечение прибыли.Таким образом, контролерам требуется доказать наличие целого комплекса юридических фактов, а это непростая задача. Ведь далеко не всегда налоговикам и сотрудникам правоохранительных органов удается перехватить внутреннюю деловую переписку устроителей схемы, прямые, незавуалированные приказы, исходящие из холдингового центра, обеспечить выгодные следствию свидетельские показания или документально подтвердить взаимозависимость компаний.Впрочем, существует альтернативный способ доказать зависимость участников сделки возвратного лизинга. Речь идет об анализе действий участников схемы и детальном рассмотрении их финансово-хозяйственной деятельности, в результате чего можно попытаться обосновать, что действия сторон лизингового договора носят характер "групповой согласованности" и направлены на уклонение от уплаты налогов.Описанным способом инспекторы воспользовались в ходе налогового спора с группой компаний "СУ-155", лизинговые операции которой стали предметом рассмотрения в Постановлении ФАС Московского округа от 13.06.2007 N КА-А40/5279-07 (в итоге дело было передано на новое рассмотрение).Как указано в судебном акте, налоговый орган с учетом имеющихся у него сведений об аффилированности участников сделок, характера операций, при котором имущество изначально предназначалось арендаторам, а в ряде случаев поступало к ним задолго до операций передачи в лизинг, и характера затрат на их проведение (использование заемных средств ЗАО "СУ-155", которое согласовывало и утверждало все сделки по приобретению имущества, передаваемого в возвратный лизинг, финансировало операции по его приобретению, являлось поручителем по сделкам) пришел к выводу, что главной целью налогоплательщика было получение дохода преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии у него намерения осуществлять реальную финансово-хозяйственную деятельность.Суды первой и апелляционной инстанций выводы налогового органа не поддержали. Кассация (ФАС Московского округа), возвращая дело на новое рассмотрение, указала, что нижестоящие суды, отклонив каждый из доводов налогового органа в отдельности, не оценили все имеющиеся доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи, поэтому вывод судов о том, что вышеуказанные действия осуществлялись налогоплательщиком для целей, обусловленных экономическими причинами, не может быть признан правильным. Было также указано, что взаимозависимость сторон сделки установлена судебными актами по спорам между сторонами по прочим налоговым периодам. Также судебными актами, которые имеют преюдициальное значение, было установлено завышение стоимости имущества в связи с его необоснованной перепродажей через цепочку посредников, создание условий для банкротства лизинговой организации, в результате которого налоги не должны были быть уплачены, в то время как участники операций планировали получить существенную налоговую экономию на налоге на имущество и на прибыль.Из приведенного выше следует, что налоговый орган проделал довольно большую и кропотливую работу по сбору и доказательству фактов (в том числе в других арбитражных делах), указывающих на фиктивность операций возвратного лизинга.Заметим, что в настоящее время четко прослеживается тенденция по увеличению количества положительных для организаций судебных решений по делам, предметом спора в которых являются операции, связанные с возвратным лизингом. При этом суды нередко принимают решения в пользу компаний, даже если в деле присутствуют отягчающие, по мнению сотрудников налоговых инспекций, обстоятельства .--------------------------------См., например, характерное Постановление ФАС Московского округа от 28.05.2007 N КА-А40/4286-07.Несмотря на перечисленные сложности и препятствия, с которыми сталкиваются фирмы и предприниматели при законных попытках уменьшения налоговой нагрузки с помощью лизинговых сделок, использование финансовой аренды для оптимизации налогообложения по-прежнему остается хорошо зарекомендовавшим себя и относительно безопасным методом.При этом нужно иметь в виду, что в России существует, по всей видимости, единственная компания, которой позволено без лишних вопросов участвовать в сомнительных, с точки зрения налоговых инспекторов, лизинговых операциях по любым договорам и в любое время. Речь идет об ОАО "Газпром" и предприятиях, составляющих этот крупнейший холдинг. Приведем пример сложной схемы, реализованной компаниями, входящими в указанный холдинг - "Газпромбанк Лизинг-Стандарт" и "Газпромбанк Лизинг", получившей одобрение ВАС РФ (см. схему 5).--------------------------------См. Постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2007 N 16609/06.Лизинговая схема, использованная ОАО "Газпром"Погашение векселей----------------------------------¬ с определенной периодичностью -----------------¬¦ ЗАО "Газпромбанк Лизинг" ¦ ¦ (продавец и лизингополучатель +------------------------------>¦ Северо-запад" ¦¦ по договору возвратного лизинга)¦ Полученные за "Лексус" --¬ L-----------------L-------------------T-------------- денежные средства /¦/¦\ частично переведены /¦ в оплату за векселя /¦ ТД "Трубосталь - /Покупка ¦ Северо-запад" / "Газпромбанк Лизинг-Стандарт"автомобиля "Лексус" ¦ / передает собственные векселя,и передача его ¦ / получает за них деньги для расчетав возвратный лизинг ¦ / с продавцом-лизингополучателем.¦ / Векселя погашаются по мере получения¦ / лизинговых платежей¦ /¦ /\¦/ /--------------------+-------------¬ ¦/¦ООО "Газпромбанк Лизинг-Стандарт"¦ L--¦ (лизингодатель) ¦L----------------------------------Схема 5Рассмотрим подробно изображенные на схеме операции. "Газпромбанк Лизинг-Стандарт" передает собственные векселя ТД "Трубосталь - Северо-запад", которое перечисляет за них "живые" деньги. Эти средства поступают на счет "Газпромбанк Лизинга" в счет договора поставки автомобиля "Лексус", который передается в возвратный лизинг тому же "Газпромбанк Лизингу". Получив деньги, "Газпромбанк Лизинг" меньшую их часть возвращает лизингодателю, а большую часть переводит ТД "Трубосталь - Северо-запад" в оплату векселей этой компании. В дальнейшем, по всей видимости , ТД "Трубосталь - Северо-запад" с определенной периодичностью погашает свой вексельный долг перед "Газпромбанк Лизингом", который перечисляет полученные от погашения векселей деньги "Газпромбанк Лизинг-Стандарту" в качестве лизингового платежа, а тот, в свою очередь, переводит средства в пользу "Трубосталь - Северо-запад" в счет погашения собственных векселей. При этом "Газпромбанк Лизинг" начислил НДС с продажи автомобиля, а "Газпромбанк Лизинг-Стандарт" заявил соответствующую сумму НДС к вычету. Директор в обоих "Газпромбанк Лизингах" - одно и то же лицо, расчетные счета компаний находились в одном банке ("Газпромбанк"). Сотрудники налоговой инспекции выиграли данное дело в судах трех инстанций, но в итоге проиграли, когда оно дошло до Президиума ВАС РФ.--------------------------------Из доступных автору текстов судебных актов прямо не следует, что лизингополучатель направляет на уплату лизинговых платежей денежные средства, полученные непосредственно от ТД "Трубосталь - Северо-запад".О том, в чем заключалась деловая цель участников схемы, можно было бы спорить практически бесконечно (достаточно сложно представить, чтобы автомобиль "Лексус" оказался менее ценным активом, чем предложенный "Трубосталью" дисконт по векселям). Однако налоговый орган, на взгляд

Статья: Проблемы применения имущественных налоговых вычетов по НДФЛ (Якушев А.О.) ('Налоговые споры: теория и практика', 2008, n 5)  »

www.lawmix.ru

Риски, сопровождающие лизинговую сделку. Какие риски могут быть при заключении договора лизинга.

Лизинг является удобным и эффективным финансовым инструментом, позволяющим, не привлекая значительных ресурсов, произвести модернизацию основных фондов компании и получить во владение и пользование, а в дальнейшем - в собственность необходимое оборудование, автомобили, строительную технику или другие непотребляемые вещи. Однако риски, сопровождающие лизинговую сделку, могут привести к значительным финансовым потерям лизингополучателя. Указанные риски следует знать, ихможно условно разделить на несколько категорий:

1. Риск невыполнения договора купли-продажи (поставки) продавцом предмета лизинга.

Инициатором лизинговой сделки выступает лизингополучатель, который сообщает лизингодателю, в каком оборудовании или имуществе он нуждается. Выбранное лизингополучателем имущество лизингодатель приобретает, как правило, у выбранного лизингополучателем продавца. В этом случае ответственность за выбор продавца будет лежать на лизингополучателе, и, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (лизинга), лизингодатель не отвечает перед лизингополучателем за невыполнение или ненадлежащее выполнение продавцом его обязанностей по договору купли-продажи. Между тем, неисполнение продавцом условий договора купли-продажи может отрицательно сказаться на лизингополучателе, который рискует не получить оплаченное оборудование в срок. Кроме того, в подобных обстоятельствах лизингополучатель не только не освобождается от уплаты лизинговых платежей в соответствии с утвержденным графиком, но также несет ответственность перед лизингодателем за убытки, причиненные последнему недобросовестным продавцом.

 Для минимизации указанного риска лизингополучателем могут быть использованы различные методы предупреждения: проверка деловой репутации компании-­продавца, проведение тщательной юридической экспертизы договора купли-продажи, согласование с продавцом и лизингодателем условий договора купли-продажи, в том числе, устанавливающих порядок оплаты товара и предусматривающих ответственность продавца за неисполнение своих обязательств по договору.

 2. Риск неисполнения условий договора купли-продажи лизингодателем.

В сложившейся экономической обстановке не многие лизинговые компании отличаются финансовой устойчивостью. В связи с этим нередки случаи, когда, несмотря на внесение лизингополучателем аванса по договору лизинга, лизинговая компания в результате собственных финансовых затруднений или отказа банка-кредитора от финансирования лизинговой сделки, не способна своевременно оплатить продавцу имущество, предназначенное для передачи в лизинг, в результате чего предмет лизинга не будет передан лизингополучателю.

  Основным инструментом снижения данного риска является выбор надежной лизинговой компании (необходимо уделить серьезное внимание любой доступной информации о лизинговой компании, в том числе о наличии и характере судебных дел с участием данной компании, отзывам о компании в открытых источниках).

Также с целью исключения данного риска необходимо непосредственное активное участие лизингополучателя в подготовке и согласовании договора купли-продажи предмета лизинга.

3. Эксплуатационные риски (риск случайной порчи или гибели вещи).

Риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества согласно ч. 2 ст. 669 ГК РФ переходит к арендатору в момент передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды. Утрата предмета лизинга или утрата предметом лизинга своих функций по вине лизингополучателя не освобождает лизингополучателя от принятых обязательств по договору лизинга, если договором не установлено иное.

 Поскольку большинство рисков могут быть застрахованы, остановимся на правилах страхования и выгодоприобретения, на которые лизингополучателю необходимо обратить внимание.

По умолчанию выгодоприобретателем по риску «утрата», как правило, выступает либо лизингодатель, либо банк, финансирующий сделку. В данном случае лизингополучатель рискует потерять часть средств, выплаченных за предмет лизинга (лизингодатель получает страховое возмещение в сумме большей, чем его имущественный интерес по договору, не компенсируя при этом расходы лизингополучателя).

Во избежание указанного риска оптимальным условием выгодоприобретения лизингодателем является выгодоприобретение по риску «утрата» исключительно в размере неуплаченных лизинговых платежей и иных неисполненных лизингополучателем обязательств по договору лизинга (т.е. в размере неудовлетворенного имущественного интереса лизингодателя по договору лизинга), в оставшейся части страхового возмещения выгодоприобретателем должен выступать лизингополучатель.

Выгодоприобретателем по риску «ущерб» наиболее целесообразно указывать лизингополучателя, поскольку восстановлением предмета лизинга ему, как фактическому владельцу имущества, заниматься быстрее и проще.

 4. Риски, связанные с невозможностью погашения лизингополучателем лизинговых платежей.

При отказе лизингополучателя от дальнейшего исполнения своих обязательств по договору лизинга, лизингополучатель может оказаться в ситуации, когда лизингодатель, обладая информацией о наличии у лизингополучателя доходов, позволяющих погашать задолженность по уплате лизинговых платежей, стремится не к расторжению договора лизинга и изъятию предмета лизинга у лизингополучателя, а к поэтапному взысканию задолженности лизингополучателя вплоть до момента окончания срока лизинга.

Наиболее неоднозначной является ситуация, когда лизингодатель в связи с неисполнением лизингополучателем своих обязательств по договору принимает решение расторгнуть договор и изъять предмет лизинга. В данном случае подлежит расчету сальдо взаимных представлений лизингодателя и лизингополучателя, определяющее завершающее обязательство сторон друг перед другом. При этом, если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования (стоимость приобретения лизингодателем предмета лизинга за вычетом авансового платежа, внесенного лизингополучателем), платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу (п.3.3. Постановления Пленума ВАС РФ №17 от 14.03.2014 г.).

 Вопрос определения финансовых и правовых последствий расторжения договора выкупного лизинга до настоящего момента является неоднозначным и дискуссионным, а судебная практика по данным вопросам весьма разнообразна и противоречива, в связи с чем в отсутствие профессионального представителя в суде лизингополучатель рискует остаться должником в ситуации, в которой опытный юрист мог бы не только доказать суду необоснованность требований лизингодателя (который требует всегда «по максимуму»), но и добиться возврата лизингополучателю излишне уплаченной суммы лизинговых платежей.

С основными рисками, возникающими при просрочке уплаты лизинговых платежей, а также способами их минимизации, Вы можете ознакомиться в статье «Советы лизингополучателю при просрочке».

 5. Риск неполучения имущества в собственность.

  По истечении срока лизинга и при условии исполнения лизингополучателем всех предусмотренных договором лизинга обязательств лизингополучатель должен выразить свою волю на получение предмета лизинга в собственность и уплатить выкупную стоимость. В договоре лизинга, как правило, фиксируются условия, сроки и порядок выкупа предмета лизинга либо возврата его лизингодателю. Чтобы не нарушать сроки и порядок выкупа, необходим тщательный контроль исполнения условий договора на всех его этапах, в противном случае, лизингополучатель может лишиться возможности приобрести предмет лизинга в собственность.

Кроме того, предмет лизинга зачастую выступает одновременно в качестве предмета залога, обеспечивающего обязательство лизингодателя (залогодателя) перед банком-кредитором, профинансировавшим сделку.

    С учетом изложенного, в случае, когда сделка финансируется лизингодателем за счет заемных, а не собственных средств, лизингополучателю необходимо получить надлежащие доказательства того, что банк-залогодержатель при заключении договора залога уведомлен лизингодателем о том, что предмет залога выступает также предметом лизинга или приобретается для передачи в лизинг в будущем. В противном случае, лизингополучателя может ждать неприятный "сюрприз" в виде изъятия лизингового имущества банком на основании ст. 353 ГК РФ даже после выкупа предмета лизинга в собственность.

Обращаем Ваше внимание, что в данной статье приведены лишь наиболее распространенные ситуации и основные риски лизингополучателя в процессе заключения и реализации лизинговых сделок. Между тем, многое зависит от самого проекта и сложности возникающих правоотношений. От того, насколько сделка будет сбалансирована на этапе заключения, напрямую зависит ее эффективность.

Заключая лизинговую сделку без активного участия в ее согласовании и проработке, полностью полагаясь на добросовестность, а также юридическую и финансовую грамотность своих контрагентов, лизингополучатель несет серьезный риск не только не получить выгоды, но и понести убытки, существенно превышающие разумные ожидания лизингополучателя.

Пренебрегая возможностью привлечения профессиональных консультантов в области лизинговых правоотношений и доверяя решение возникших проблем юристам общего профиля, Вы с большой степенью вероятности потеряете время, деньги и возможность защитить свои права и законные интересы.

Только опытная команда специалистов в области лизинга может дать уверенность в том, что цель, поставленная при заключении лизинговой сделки, будет достигнута без дополнительных убытков и рисков. В случае, если проблемы по ранее заключенной сделке уже возникли, помощь специалистов просто необходима.

arbitrplus.com

Налоговики рассказали о способах получения необоснованной выгоды по договору лизинга

В распоряжении редакции «ПНП» оказался внутренний документ ФНС — обзор схем получения налоговой выгоды по договору лизинга. Письмо ФНС с данным обзором направлено для сведения и использования в работе в нижестоящие инспекции в целях выявления и пресечения подобных случаев.

Не секрет, что лизинговые договоры всегда обращали на себя повышенное внимание проверяющих из-за льготного налогового регулирования таких операций. Претензии в ходе проверки, как правило, возникают и по налогу на прибыль, и по НДС, и налогу на имущество. Причем инспекторы часто видят схему там, где ее нет и в помине. Вот и данный внутренний демонстрирует тот же ошибочный подход.

Участие в лизинговом договоре «упрощенца» могут счесть налоговой схемой

Чиновники ФНС обратили внимание нижестоящих инспекторов на налоговую выгоду, которую получают организации — участники лизинговых правоотношений, если объект лизинга учитывается на балансе компании, применяющей УСН. Ведь налог на имущество по основному средству — объекту договора лизинга платит балансодержатель (п. 1 ст. 373 НК РФ), который определяется договором лизинга (п. 1 ст. 31 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»). Получается, что если имущество учтено на балансе «упрощенца», налог на имущество не уплачивается (п. 2 ст. 346.11 НК РФ).

Отметим, что в отношении данного налога налоговая выгода действительно возможна. На практике она даже может быть усилена, если «упрощенку» применяет лизингодатель (см. схему 1). Его доход — лизинговые платежи, сумма которых представляет собой стоимость лизингового имущества, возмещение прочих расходов по его приобретению и прибыль лизингодателя. Ставки единого налога по УСН в зависимости от налоговой базы составляют 6 или 15 процентов. Поскольку обе ставки меньше ставки налога на прибыль, то за счет разницы возможна налоговая выгода.

Схема 1. Лизинговая схема с участием упрощенца

Однако проблемное место описываемой налоговиками ситуации — НДС. Лизингодатель, применяющий УСН, не является плательщиком этого налога. Предъявленный ему при приобретении объекта лизинга налог не принимается к вычету, а учитывается в составе расходов. Соответственно, общая сумма лизинговых платежей будет сформирована с учетом этого расхода, что снижает налоговую выгоду.

Таким образом, можно заключить, что применение данной схемы выгоднее всего, когда неплательщиками НДС являются и лизингополучатель, и лизингодатель. Например, если один из них применяет «упрощенку», а другой освобожден от уплаты налога по иным основаниям. Плательщику НДС создание взаимозависимой фирмы в целях проведения через нее такой лизинговой схемы может быть экономически нецелесообразно.

Также отметим, что само по себе применение спецрежима, пусть даже и взаимозависимой компанией, не может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды. Если у сторон договора лизинга есть деловая цель его заключения (получение прибыли, обновление основных средств, запуск нового производства), налоговая выгода обоснованна. А для контроля отношений между зависимыми компаниями есть раздел v. 1 НК РФ.

ФНС все еще считает возвратный лизинг схемой

В очередной раз в обзоре налоговых органов возвратный лизинг назван схемой получения необоснованной налоговой выгоды. Чиновники ФНС сомневаются в экономической целесообразности сначала продавать свое имущество, затем брать его у покупателя в финансовую аренду. По мнению проверяющих, в описанной ситуации стороны договора могут создавать лишь видимость движения материально-технических средств, направленную на необоснованное уклонение от уплаты налога на прибыль и НДС.

По мысли ФНС, выражается это в искусственном завышении стоимости основных средств в результате обратного лизинга. Наряду с уменьшающими прибыль расходами растут и вычеты лизингополучателя по НДС.

Налоговики, как всегда, смотрят на ситуацию однобоко. По нашему мнению, если договор обратного лизинга заключен между двумя добросовестными компаниями на общем режиме, никакой налоговой выгоды не возникает. Так как по сделкам купли-продажи и лизинга вычет НДС производится в той же сумме, что и уплата его другой стороной. То же справедливо в отношении налога на прибыль — заявленный одной компанией расход является доходом другой.

Налоговая выгода может возникнуть лишь в случае неисполнения одной из сторон своих налоговых обязательств и при условии взаимозависимости этих компаний. Либо применения лизингодателем «упрощенки» в сочетании с трансфертными ценами. Но о таких обязательных дополнительных признаках обзор не упоминает.

Вариантом возвратного лизинга, о котором также упоминается в письме ФНС, является приобретение покупателем (впоследствии лизингодателем) имущества за счет кредитных средств. Выгода продавца-лизингополучателя налоговым органам видится в том, что он перестает платить налог на имущество по данному объекту, при условии, что этот объект учитывается на балансе лизингодателя. Налоговой выгодой лизингодателя признаются лизинговые платежи, уменьшенные на сумму процентов по кредиту.

Суды раз за разом (решения арбитражных судов Свердловской области от 13.08.07 № А60-33893/2006-С6, г. Москвы от 30.05.06 № А40-10398/06-108-55, федеральных арбитражных судов Поволжского от 24.04.07 № А55-9526/2006–34, Московского от 09.11.07 № КА-А40/11413–07 и от 18.01.11 № КА-А40/16789–10 округов) признают претензии проверяющих к возвратному лизингу необоснованными, соглашаясь с деловой целью сделки — займом под залог основных средств. Несмотря на это налоговики продолжают настаивать на своем. При этом они упускают из виду то, что налоговая выгода лизингополучателя в данном случае может заключаться в другом. Возвратный лизинг позволяет избежать ограничений по сумме учитываемых в расходах процентов (ст. 269 НК РФ). Лизинговые платежи включаются в состав расходов лизингополучателя в полной сумме, без учета нормативов (см. схему 2).

Схема 2. Схема возвратного лизинга

Авансовые платежи для приобретения объекта лизинга

Как следует из внутреннего документа налоговиков, их недоумение также вызвала ситуация, когда организация, располагающая достаточными денежными средствами, приобретает имущество не по договору купли-продажи, а по договору финансовой аренды с последующим выкупом. Дело тут исключительно в попытке сэкономить на налогах, уверены в ФНС. Особенно когда лизингополучатель финансирует лизингодателя собственными средствами, например, делая предоплату по договору лизинга или выдавая заем (см. схему 3).

Схема 3. Расходы увеличиваются за счет небольшого срока договора лизинга

По мнению проверяющих, в результате данной операции у лизингополучателя возникает выгода в виде завышения расходов, экономии налога на имущество, поскольку объект лизинга учитывается на балансе лизингодателя, а также в виде вычета НДС. ФНС считает, что подобные сделки можно считать притворными, прикрывающими договор купли-продажи с рассрочкой платежа. И в результате переквалификации договора нужно доначислять налоги обеим сторонам сделки.

В данном случае стоит признать, что приобретать имущество через взаимозависимого лизингодателя действительно выгоднее, чем напрямую у продавца. Но это лишь результат использования налоговых льгот, предоставленных законодательством.

В основу этой выгоды положены нормы Налогового кодекса, согласно которым лизинговые платежи признаются расходами в соответствии с условиями договоров. Датой расхода является дата расчетов в соответствии с заключенными условиями договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов, либо последнее число отчетного (налогового) периода (подп. 3 п. 7 ст. 272, п. 1 ст. 318 НК РФ). Признание этих расходов не зависит от срока полезного использования имущества. Первоначальная стоимость объекта лизинга формируется исходя из его выкупной цены, которая может быть незначительной.

Тогда как при приобретении объекта основных средств в рассрочку организация обязана формировать его первоначальную стоимость и списывать ее через механизм амортизации. Амортизируются основные средства в течение срока полезного использования (п. 5 ст. 270, п. 1 ст. 256, п. 1 ст. 257, подп. 3 п. 2 ст. 253 НК РФ).

То есть у лизингополучателя возникает налоговая выгода по налогу на прибыль в виде более быстрого списания на расходы стоимости имущества. Причем такая выгода экономически оправдана, так как является следствием договора. А налоговые органы не вправе давать оценку целесообразности заключения компанией того или иного договора в ходе предпринимательской деятельности (определения Конституционного суда РФ от 04.06.07 № 366-О-П, от 04.06.07 № 320-О-П, п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53). Следовательно, при условии правильного оформления договора лизинга и сопутствующей документации доказать, что заключение договора преследовало целью получение налоговой выгоды, невозможно.

Безденежные расчеты дополняют картину налоговой схемы

Обзор ФНС отмечает также, что о факте получения необоснованной налоговой выгоды может говорить наличие безденежных расчетов по договору лизинга. Например, передачи векселей в счет уплаты лизинговых платежей. Федеральные налоговики также обращают внимание своих региональных коллег на иные, стандартные, по их мнению, признаки «схемности» операций: передача денег от лизингополучателя лизингодателю и продавцу имущества в один день, расчеты в одном банке и т. п.

Внутренний документ указывает, что при наличии таких признаков высока вероятность экономической необоснованности перепродажи имущества через посредника в виде лизинговой компании. Кроме того, в данном случае следует обратить внимание, не было ли искусственного завышения стоимости имущества в результате привлечения такого «посредника». Налоговики полагают, что завышение приведет к появлению у лизингополучателя необоснованного преимущества в виде увеличившихся расходов по налогу на прибыль и вычета в большей сумме НДС.

По нашему мнению, подобные рассуждения налоговиков не имеют под собой разумных оснований и могут быть успешно оспорены в суде. Так, согласованность действий участников не свидетельствует сама по себе о налоговом правонарушении (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.10.10 № 09АП-22580/2010-АК). А увеличение стоимости лизингового имущества может повлечь необоснованные налоговые выгоды только в случае, если какой-то из участников сделок во взаимозависимой цепочке не исполнит свои налоговые обязательства (постановления федеральных арбитражных судов Западно-Сибирского от 23.04.12 № А03-9722/2010, Восточно-Сибирского от 08.08.07 № А19-9735/06-43-Ф02-3983/07 округов).

Заметим также, что стороны свободны в заключении договора и вправе выбрать форму, позволяющую наиболее эффективно привлекать средства (п. 1 ст. 421 ГК РФ, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.10.10 № 09АП-22580/2010-АК, Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.01.11 № КА-А40/16833–10).

Очевидно, что даже без использования незаконных схем финансовая аренда является выгодным механизмом оптимизации налоговой нагрузки. Она достигается как за счет установленных законодательством льгот, так и через применение эффективных условий, предусмотренных договором.

 

www.nalogplan.ru

Какие риски для лизингодателя влечет передача имущества в сублизинг

Лизингодатель может столкнуться с ситуацией, когда лизингополучатель намерен предоставить лизинговое имущество во временное владение и пользование третьему лицу – сублизингополучателю. По закону лизингополучатель вправе это сделать, но только с письменного согласия лизингодателя (п. 2 ст. 615 ГК РФ, п. 2 ст. 8 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»; далее – Закон о лизинге).

Когда лизингополучатель обращается за таким согласием, возникает важный для лизингодателя вопрос – давать это согласие или нет. Дело в том, что передача имущества в сублизинг влечет за собой ряд рисков.

Впрочем, бывает и так, что лизингодатель узнает о заключении договора сублизинга уже после того, как лизингополучатель оформил отношения с сублизингополучателем. Если выяснится, что лизингополучатель был не вправе заключать договор сублизинга, лизингодатель сможет защитить свои интересы.

Лизингополучатель запрашивает согласие лизингодателя на заключение договора сублизинга

Прежде всего лизингодателю нужно проанализировать риски, возникающие при заключении договора сублизинга.

Согласие на передачу имущества в сублизинг стоит дать лишь в случае, если для лизингодателя эти риски будут допустимыми.

Вместе с тем, даже в такой ситуации стоит предпринять дополнительные действия для минимизации рисков.

Во-первых, имеет смысл проверить сублизингополучателя при помощи внешних источников информации. А если лизингополучатель не конкретизировал, кому именно он намерен передать имущество в сублизинг, необходимо это уточнить. В противном случае получится, что лизингодатель разрешит заключить договор сублизинга с любым лицом, в результате чего возрастет вероятность рисков.

Во-вторых, стоит проверить, соблюдены ли порядок направления и форма запроса на передачу имущества в сублизинг. Так, в договоре лизинга стороны могли предусмотреть специальные правила для получения разрешения лизингодателя. К примеру, лизингополучатель мог обязаться представить вместе с запросом копию устава предполагаемого сублизингополучателя. Впрочем, лизингодателю ничто не мешает дать согласие и в случае, когда порядок направления запроса не соблюден. Однако лучше, чтобы лизингополучатель прислал запрос в точном соответствии с условиями договора. Если такие условия нарушены, стоит потребовать от лизингополучателя исполнить обязанность по направлению запроса надлежащим образом.

Если лизингодатель решил разрешить лизингополучателю заключить договор сублизинга, согласие нужно оформить в письменном виде (п. 2 ст. 615 ГК РФ, п. 2 ст. 8 Закона о лизинге).

В противном случае (например, если директор лизинговой компании даст устное согласие) лизингополучатель формально не будет иметь права на передачу имущества в сублизинг. В некоторых ситуациях это может оказаться выгодным лизингодателю. К примеру, если лизингополучатель все-таки заключит договор сублизинга без письменного согласия, у лизингодателя появится дополнительное основание потребовать расторгнуть договор лизинга в судебном порядке (на случай если впоследствии лизингодатель захочет выйти из договорных отношений). Однако, скорее всего, лизингополучатель, направивший запрос в установленном порядке, будет дожидаться именно письменного согласия лизингодателя. Поэтому лизингодателю все же стоит придерживаться следующей логики: если он действительно намерен разрешить контрагенту заключить договор сублизинга, то необходимо дать письменное согласие на это.

Если же лизингодатель выступает против передачи имущества в сублизинг, в адрес лизингополучателя нужно направить соответствующий отказ.

Лизингополучатель заключил договор сублизинга, не запросив согласие лизингодателя

Прежде всего нужно проверить, не предусмотрено ли согласие лизингодателя в самом договоре лизинга. Так, уже при заключении договора стороны могли сформулировать условие о праве лизингополучателя передавать имущество в сублизинг (п. 18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

Если договор лизинга содержит такое условие, нужно проанализировать, как оно сформулировано:

  • с кем именно лизингодатель разрешил заключить договор сублизинга – с любыми третьими лицами или же с конкретным лицом;
  • предусмотрел ли лизингодатель особые условия, на которых лизингополучателю разрешено заключить договор сублизинга (например, максимальный срок сублизинга).

Худший для лизингодателя вариант – когда согласие сформулировано максимально широко. К примеру: «Лизингополучатель вправе заключать договоры сублизинга с третьими лицами без получения дополнительного письменного согласия со стороны Лизингодателя». В таком случае считается, что лизингополучатель уже получил письменное согласие, а значит, вправе передать имущество в сублизинг (постановления ФАС Поволжского округа от 24 июля 2013 г. по делу № А55-28318/2012, ФАС Северо-Кавказского округа от 4 мая 2012 г. по делу № А63-5101/2011, ФАС Уральского округа от 27 октября 2010 г. № Ф09-8820/10-С6 по делу № А07-551/2010).

При наличии более узких формулировок нужно внимательно проверить, вписывается ли заключенный договор сублизинга в те пределы, в которых лизингодатель предоставил лизингополучателю право на передачу имущества в сублизинг. Если лизингополучатель вышел за установленные пределы (например, оформил отношения с лицом, которое лизингодатель не указал в списке возможных сублизингополучателей), то считается, что он заключил договор сублизинга без письменного согласия лизингодателя.

В любом случае лизингополучатель обязан получить письменное согласие лизингодателя, если договор лизинга:

  • либо прямо указывает на такую обязанность;
  • либо не регулирует отношения сторон на случай сублизинга.

Если выяснилось, что лизингополучатель передал имущество в лизинг без соответствующего согласия, стоит проанализировать возникшие риски.

Может оказаться, что они не являются для лизингодателя столь существенными (например, если в роли сублизингополучателя выступает организация, с которой тесно сотрудничает лизингодатель). В таком случае можно не препятствовать сублизингополучателю пользоваться имуществом и не предъявлять каких-либо требований к лизингополучателю.

Однако, если лизингодатель выступает против заключения договора сублизинга, он имеет все основания защитить свои интересы.

Вопрос: Как защитить интересы лизингодателя, если лизингополучатель заключил договор сублизинга без его письменного согласия?

Лизингодатель может совершить одно из следующих действий или несколько из них (в зависимости от целей лизингодателя и условий договора лизинга):

  • потребовать признать договор сублизинга недействительным;
  • добиться расторжения договора лизинга;
  • потребовать выплаты неустойки, если договор лизинга прямо предусматривает штраф за передачу имущества в сублизинг без письменного согласия лизингодателя.

Как оспорить договор сублизинга

Лизингодателю нужно исходить из того, что договор сублизинга, заключенный без его согласия, – это сделка, которая нарушает требования закона. Такую сделку можно оспорить на основании пункта 1 статьи 168 Гражданского кодекса РФ (см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 5 сентября 2013 г. по делу № А75-7058/2012, ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 января 2012 г. по делу № А19-2060/2011).

Для этого надо обратиться в суд с иском:

  • о признании договора сублизинга недействительным и
  • о применении последствий недействительности сделки.

Как расторгнуть договор лизинга

Лизингодатель может посчитать нужным прекратить договорные отношения с лизингополучателем, который без разрешения передал имущество в сублизинг.

Для этого прежде всего стоит проанализировать, вправе ли лизингодатель расторгнуть договор лизинга в одностороннем порядке (т. е. без обращения в суд). В частности, нужно проверить, позволяет ли договор заявить об отказе на случай, если лизингополучатель нарушил обязанность по получению согласия на передачу имущества в сублизинг.

Если такого условия в договоре нет (к примеру, если стороны установили иные основания для отказа), расторгнуть договор в одностороннем порядке нельзя.

Если же договор предусматривает такое условие, надо убедиться, что после передачи имущества сублизингополучателю лизингодатель не одобрил заключение договора сублизинга. В противном случае (т. е. если впоследствии лизингодатель все-таки дал письменное согласие на сублизинг) отказаться от договора по этому же основанию уже нельзя (п. 5 ст. 450.1 ГК РФ).

Вместе с тем, лизингодатель имеет все основания расторгнуть договор в одностороннем порядке, если:

  • он не давал письменного согласия на передачу имущества в сублизинг либо
  • договор позволяет лизингодателю заявить об отказе без каких бы то ни было обстоятельств.

Чтобы воспользоваться правом на односторонний отказ, необходимо направить в адрес лизингополучателя соответствующее уведомление (п. 1 ст. 450.1 ГК РФ).

Если лизингодатель не имеет оснований для одностороннего отказа, он может попытаться расторгнуть договор лизинга в судебном порядке. В частности, лизингодателю нужно сослаться на то, что передача имущества в сублизинг без надлежащего разрешения – это существенное нарушение договора лизинга (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Зачастую суды соглашаются с таким доводом и признают договор расторгнутым (см., например, постановления ФАС Московского округа от 4 декабря 2013 г. № Ф05-14451/2013 по делу № А40-173454/12-40-1642, от 19 апреля 2011 г. № КГ-А41/3122-11 по делу № А41-22196/08, ФАС Уральского округа от 4 апреля 2012 г. № Ф09-684/12 по делу № А76-13747/2011).

Вопрос: Может ли лизингодатель потребовать возмещения убытков в связи с заключением договора сублизинга без его письменного согласия?

Ответ: Нет, за сам факт передачи имущества в сублизинг потребовать возмещения убытков, как правило, нельзя.

Вряд ли лизингодателю удастся доказать, что само по себе заключение договора сублизинга привело к возникновению тех или иных убытков. Ведь при передаче имущества в сублизинг лизингополучатель продолжает исполнять свои обязательства перед лизингодателем и несет ответственность за нарушения сублизингополучателя (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Следовательно, если лизингополучатель вносит лизинговые платежи в соответствии с установленным графиком, каких-либо убытков в связи с заключением договора сублизинга у лизингодателя не возникает.

Если же сублизингополучатель причиняет вред лизинговому имуществу, у лизингодателя действительно появляется право потребовать возмещения убытков. Однако такое требование он может предъявить не напрямую к причинителю вреда, а к своему непосредственному контрагенту. Другими словами, ситуация, когда сублизингополучатель ухудшает предмет лизинга, по своим правовым последствиям ничем не отличается от случая, когда имущество портит лизингополучатель. Поэтому неверно говорить о том, что при сложивших обстоятельствах факт заключения договора сублизинга привел к возникновению убытков на стороне лизингодателя. Убытки возникли не потому, что лизингополучатель без разрешения передал имущество в сублизинг, а в связи с причинением имуществу вреда (за что ответственность перед лизингодателем несет лизингополучатель).

Риски лизингодателя при передаче имущества в сублизинг

На первый взгляд, может показаться, что заключение договора сублизинга не влечет для лизингодателя существенных рисков. Так, по закону ответственность перед лизингодателем за действия сублизингополучателя несет лизингополучатель (п. 2 ст. 615 ГК РФ). Например, если сублизингополучатель причинит вред лизинговому имуществу, требовать возмещения убытков нужно будет от лизингополучателя.

Однако на практике передача имущества в сублизинг почти всегда влечет дополнительные риски для лизингодателя:

  • риск ухудшения или утраты лизингового имущества;
  • риск на случай досрочного расторжения договора лизинга;
  • риск при заключении договора выкупного сублизинга.

Риск ухудшения или утраты лизингового имущества

При передаче имущества в сублизинг возрастает вероятность того, что этому имуществу будет причинен вред. Ведь в такой ситуации предметом лизинга пользуется не одно лицо (которое лизингодатель, скорее всего, предварительно проверил на наличие юридических рисков), а поочередно два лица – сначала проверенное (лизингополучатель), а потом новое (сублизингополучатель).

Несмотря на то что ответственным перед лизингодателем остается лизингополучатель, уже сам факт ухудшения (утраты) имущества и дальнейшие споры с лизингополучателем можно считать негативными последствиями.

Риск на случай досрочного расторжения договора лизинга

Негативные последствия могут наступить при досрочном расторжении договора лизинга, причем независимо от оснований расторжения (по соглашению сторон, по требованию лизингодателя или лизингополучателя, вследствие одностороннего отказа лизингодателя или лизингополучателя).

Если договор лизинга расторгнут, у сублизингополучателя возникает право заключить напрямую с лизингодателем договор лизинга (п. 1 ст. 618 ГК РФ):

  • на условиях расторгнутого договора, но
  • в пределах оставшегося срока сублизинга.

В свою очередь оформление отношений с сублизингополучателем может оказаться невыгодным для лизингодателя.

Во-первых, в новом договоре лизинга придется продублировать условия, предусмотренные в прекращенном договоре (в т. ч. те, которые по каким-либо причинам не отвечали интересам лизингодателя). К примеру, нужно будет указать прежний размер лизинговых платежей, в то время как лизингодатель собирался передать имущество в аренду за более высокую плату.

Во-вторых, сам факт заключения договора с лицом, с которым изначально лизингодатель не собирался оформлять отношения, может вызвать недопонимание и споры между сторонами. Более того, не исключено, что новый лизингополучатель окажется неплатежеспособным, в результате чего придется тратить время и деньги на взыскание с него задолженности.

Вместе с тем, избежать таких негативных последствий, скорее всего, удастся в случае, если первоначальный договор лизинга предоставлял лизингодателю широкие возможности для его расторжения. Например, если договор лизинга предусматривал условие о праве лизингодателя на односторонний отказ в любое время и независимо от каких-либо обстоятельств, такое же условие стороны должны будут включить и в новый договор лизинга. Следовательно, лизингодатель получит безусловное право расторгнуть новый договор. В такой ситуации оформлять отношения сторонам будет бессмысленно. Лизингодателю, не намеренному заключать новый договор лизинга, будет достаточно пояснить сублизингополучателю, что в случае оформления отношений этот договор все равно будет расторгнут.

Риск при заключении договора выкупного сублизинга

Особый риск возникает, если:

  • лизингодатель заключил с лизингополучателем договор выкупного лизинга (т. е. договор с условием о выкупе лизингового имущества лизингополучателем), а
  • лизингополучатель в свою очередь заключает договор выкупного сублизинга (т. е. наделяет сублизингополучателя правом выкупить передаваемое имущество).

В такой ситуации лизингодатель может лишиться права собственности на лизинговое имущество, не получив при этом выкупных платежей.

Правда, данный риск возникает, когда одновременно имеют место следующие обстоятельства:

  • лизингополучатель не предполагал самостоятельно использовать лизинговое имущество в своей предпринимательской деятельности и его функция сводилась исключительно к финансовому посредничеству;
  • лизингодатель знал о такой роли лизингополучателя и согласовал передачу имущества в сублизинг;
  • сублизингополучатель внес все платежи по договору сублизинга, включая выкупную цену;
  • лизингополучатель не выкупил имущество у лизингодателя и поэтому не смог передать его в собственность сублизингополучателю в установленный срок.

При таких обстоятельствах суд может посчитать сублизингополучателя новым собственником лизингового имущества (п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», постановление Президиума ВАС РФ от 21 мая 2013 г. № 17388/12; далее – постановление № 17388/12).

Пример из практики: суд признал право собственности на предмет лизинга за сублизингополучателем, который внес всю сумму платежей по договору выкупного сублизинга 

ОАО «Р.» (лизингодатель) заключило с ЗАО «В.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга в отношении трактора.

Позднее лизингополучатель с согласия лизингодателя заключил с ЗАО «П.» (сублизингополучатель) договор выкупного сублизинга.

Сублизингополучатель внес всю сумму платежей, включая выкупную цену, и обратился к лизингополучателю с просьбой передать документы, необходимые для оформления права собственности на трактор. Лизингополучатель подтвердил факт поступления денежных средств, однако сообщил о невозможности передать документы по причине того, что он еще не стал собственником трактора.

В связи с этим сублизингополучатель предъявил к лизингополучателю и лизингодателю требование о признании права собственности на предмет лизинга.

Суд установил следующие обстоятельства:

  • лизингополучатель не предполагал самостоятельно использовать лизинговое имущество и фактически выступал в роли финансового посредника;
  • лизингодатель знал о такой роли лизингополучателя и дал согласие на передачу имущества в сублизинг.

Такие обстоятельства свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) лизингодателя и лизингополучателя, в результате которого сублизингополучатель утратил возможность приобрести предмет лизинга в собственность (постановление № 17388/12). В свою очередь закон запрещает действия граждан и юридических лиц, совершаемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление в иных формах (п. 1 ст. 10 ГК РФ). Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принимать доводы лица, которое злоупотребило правом, но ссылается на соответствие своих действий формальным требованиям законодательства (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В итоге суд посчитал, что лизингодатель принял на себя риски ненадлежащего исполнения лизингополучателем обязательств по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В свою очередь сублизингополучатель стал собственником предмета лизинга и его требование подлежит удовлетворению (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 13 апреля 2015 г. № Ф06-21952/2013 по делу № А12-24300/2014).

В свою очередь лизингодатель сохраняет право требовать от лизингополучателя выплаты лизинговых платежей, включая выкупную цену (т. е., по сути, денежных средств, которые лизингополучателю перечислил сублизингополучатель). Однако к сублизингополучателю (новому собственнику лизингового имущества) лизингодатель предъявлять требования об оплате не вправе.

Впрочем, если сублизингополучатель не сможет доказать наличие хотя бы одного из указанных выше обстоятельств, суд не признает его собственником предмета лизинга. Более того, если при этом будет расторгнут договор лизинга, суд признает прекращенным и договор сублизинга, в результате чего сублизингополучателю потребуется возвратить имущество лизингодателю.

Пример из практики: суд посчитал, что при расторжении договора выкупного лизинга право собственности на лизинговое имущество не переходит к сублизингополучателю, даже если он исполнил все свои обязательства 

ООО «К.» (лизингодатель) заключило с ООО «М.» (лизингополучатель) договор выкупного лизинга в отношении трактора.

Позднее лизингополучатель с согласия лизингодателя заключил с ОАО «К.» (сублизингополучатель) договор выкупного сублизинга.

Сублизингополучатель внес всю сумму платежей, включая выкупную цену. Однако лизингополучатель нарушил свои обязательства по оплате перед лизингодателем. По этой причине лизингодатель обратился в суд с рядом требований к лизингополучателю. В результате суд принял решение о расторжении договора лизинга и изъятии лизингового имущества.

Вместе с тем, сублизингополучатель посчитал, что именно он является собственником имущества: право собственности на трактор перешло к нему от лизингодателя после уплаты выкупной цены по договору сублизинга. Поскольку лизингодатель не согласился с такой позицией, сублизингополучатель предъявил к нему следующие требования:

  • признать за сублизингополучателем право собственности на переданный в лизинг трактор;
  • обязать лизингодателя заключить договор купли-продажи трактора;
  • обязать лизингодателя снять трактор с учета и передать сублизингополучателю паспорт на него.

Позднее истец изменил предмет иска и потребовал признать отношения, сложившиеся между лизингодателем и сублизингополучателем, договором купли-продажи.

В свою очередь лизингодатель предъявил встречное требование об изъятии трактора у сублизингополучателя.

Суд посчитал, что при расторжении договора лизинга прекратил действие и договор сублизинга (п. 1 ст. 618 ГК РФ). Поскольку лизингодатель в договорных отношениях с сублизингополучателем не состоял, он не должен нести ответственность за невыполнение лизингополучателем обязательств по договору сублизинга. Сублизингополучатель заключил договор сублизинга на свой страх и риск: он осознавал, что титул собственника лизингового имущества можно будет приобрести только в будущем (после выкупа трактора лизингополучателем). Факт уплаты выкупной цены по договору сублизинга не означает, что лизингодатель и сублизингополучатель заключили договор купли-продажи лизингового имущества. Следовательно, основания для перехода права собственности к сублизингополучателю отсутствуют (п. 2 ст. 218 ГК РФ, постановление Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. № 16848/11; далее – постановление № 16848/11).

У лизингодателя, напротив, есть право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ).

В итоге суд отказал в иске сублизингополучателю, удовлетворив при этом требование лизингодателя (постановление ФАС Московского округа от 11 июля 2013 г. по делу № А40-23243/12-112-217).

Сублизингополучатель, к которому не перешло право собственности на предмет лизинга, не вправе требовать от лизингодателя возврата внесенных платежей. Это объясняется тем, что лизингодатель не состоит с сублизингополучателем в договорных отношениях. Последний может предъявлять требования лишь к лизингополучателю (постановление № 16848/11).

Таким образом, для лизингодателя оптимальна ситуация, когда отсутствует совокупность перечисленных выше обстоятельств. Поэтому перед тем как дать согласие на передачу имущества в выкупной сублизинг, важно убедиться в том, что хотя бы одно из таких обстоятельств не имеет места. Например, лизингополучатель не выступает в роли финансового посредника, поскольку он до заключения договора сублизинга самостоятельно использовал имущество в своей предпринимательской деятельности.

nalogobzor.info

Департамент общего аудита об отражении в налоговом и бухгалтерском учетах продление договора лизинга при условии что имущество учитывается на балансе у лизингополучателя

Ответ

1.

Согласно пункту 7 статьи 15 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон № 164-ФЗ) договор лизинга может предусматривать право лизингополучателя продлить срок лизинга с сохранением или изменением условий договора лизинга.

Пунктом 2 статьи 28 Закона № 164-ФЗ установлено, что размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом Закона № 164-ФЗ. Если иное не предусмотрено договором лизинга, размер лизинговых платежей может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные данным договором, но не чаще чем один раз в три месяца.

 

Таким образом, стороны договора лизинга вправе дополнительным соглашением увеличить срок лизинга, а также размер лизинговых платежей.

 

При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 31 Закона № 164-ФЗ амортизационные отчисления по лизинговому имуществу производит сторона договора лизинга, на балансе которой находится это имущество, в данном случае - лизингополучатель.

 

Рассмотрим каким образом данная операция отразится в бухгалтерском и налоговом учетах.

 

Бухгалтерский учет

Как указано в пункте 17 ПБУ 6/01[1] стоимость объектов основных средств погашается посредством начисления амортизации.

Далее при ответе мы предполагаем, что в Организации амортизация начисляется линейным способом.

Годовая сумма амортизационных отчислений определяется при линейном способе исходя из первоначальной стоимости или (текущей (восстановительной) стоимости (в случае проведения переоценки) объекта основных средств и нормы амортизации, исчисленной исходя из срока полезного использования этого объекта.

Срок полезного использования объекта основных средств определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.[2]

При этом пересмотр срока полезного  использования допускается в случаях улучшения (повышения) первоначально принятых нормативных показателей функционирования объекта основных средств в результате проведенной реконструкции или модернизации.

 

В рассматриваемом случае речь идет о продлении срока аренды, причем уже после начала начисления амортизации. Вследствие этого считаем, что основания для изменения срока полезного использования объекта для целей начисления амортизации в данном случае отсутствуют.

 

Кроме того, стороны изменяют порядок погашения задолженности лизингополучателя, уменьшая размер ежемесячного лизингового платежа. В связи с этим были внесены изменения в график лизинговых платежей, согласно которому сторонами определены суммы лизинговых платежей, подлежащих ежемесячной уплате.

 

Согласно пункту 9 Указаний об отражении в бухгалтерском учете операций по договору лизинга[3] (далее - Указания), и Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций[4], если по условиям договора лизинга лизинговое имущество учитывается на балансе лизингополучателя, то начисление причитающихся лизингодателю лизинговых платежей отражается по дебету счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Арендные обязательства» в корреспонденции со счетом 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Задолженность по лизинговым платежам».

Следовательно сумма лизинговых платежей в составе расходов в бухгалтерском учете не учитывается. Расходами организации, связанными с договором лизинга в данном случае является амортизация.

 

Начисление амортизационных отчислений на полное восстановление лизингового имущества производится исходя из его стоимости и норм, утвержденных в установленном порядке, либо указанных норм, увеличенных в связи с применением механизма ускоренной амортизации на коэффициент не выше 3, и отражается по дебету счетов учета издержек производства (обращения) в корреспонденции со счетом 02 «Износ основных средств», субсчет «Износ имущества, сданного в лизинг» (пункт  9 Указаний).

Следует отметить что применение повышающего коэффициента допускается в бухгалтерском учете только при амортизации способом уменьшаемого остатка (пункт 19 ПБУ 6/01).

В случае начисления амортизации линейным способом Организация, руководствуясь нормами ПБУ 6/01, вправе установить для объекта основных средств, полученного в лизинг, срок полезного использования исходя из срока договора лизинга.

 

В соответствии с пунктом 16 ПБУ 10/99[5] расходы признаются в бухгалтерском учете при наличии следующих условий:

- расход производится в соответствии с конкретным договором, требованием законодательных и нормативных актов, обычаями делового оборота;

- сумма расхода может быть определена;

- имеется уверенность в том, что в результате конкретной операции произойдет уменьшение экономических выгод организации. Уверенность в том, что в результате конкретной операции произойдет уменьшение экономических выгод организации, имеется в случае, когда организация передала актив либо отсутствует неопределенность в отношении передачи актива.

По нашему мнению, все условия для признания сумм амортизационных отчислений в составе расходов при продлении срока договора лизинга будут выполнены.

Таким образом, ежемесячно Организация в бухгалтерском учете будет отражать сумму амортизации в размере, определенном на момент ввода в эксплуатацию указанного имущества.

 

Налоговый учет

Согласно пункту 1 статьи 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика.

Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями статьи 258 и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством РФ.

Согласно пункту 10 статьи 258 НК РФ имущество, полученное (переданное) в финансовую аренду по договору финансовой аренды (договору лизинга), включается в соответствующую амортизационную группу (подгруппу) той стороной, у которой данное имущество должно учитываться в соответствии с условиями договора финансовой аренды (договора лизинга).

Налогоплательщик вправе увеличить срок полезного использования объекта основных средств после даты ввода его в эксплуатацию в случае, если после реконструкции, модернизации или технического перевооружения такого объекта увеличился срок его полезного использования.

 

Таким образом, срок полезного использования амортизируемого имущества для целей налогообложения прибыли определяется в соответствии с классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы, и не подлежит изменению в связи с продлением договора лизинга.

 

Согласно пункту 2 статьи 259.3 НК РФ налогоплательщик вправе применять к основной норме амортизации специальный коэффициент, но не выше 3 в отношении амортизируемых основных средств, являющихся предметом договора финансовой аренды (договора лизинга), налогоплательщиков, у которых данные основные средства должны учитываться в соответствии с условиями договора финансовой аренды (договора лизинга).

Указанный специальный коэффициент не применяется к основным средствам, относящимся к первой - третьей амортизационным группам.

 

Обращаем Ваше внимание, что на практике указанный специальный коэффициент определяется так, чтобы стоимость лизингового имущества была включена в состав расходов в течение срока лизинга.

Однако НК РФ таких требований не содержит. Налогоплательщик вправе установить повышающий коэффициент самостоятельно. Единственное условие – данный коэффициент не должен быть выше 3.

 

Из изложенного, по нашему мнению, следует, что применение названного коэффициента не зависит от срока лизинга.

Соответственно, при внесении изменений в договор, касающихся срока лизинга какие-либо изменения в налоговый учет амортизации имущества, полученного в лизинг, Вашей организации, по нашему мнению, вноситься не должны.

 

В отношении лизинговых платежей необходимо отметить, что согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в частности, лизинговые платежи за принятое в лизинг имущество.

В случае, если имущество, полученное по договору лизинга, учитывается у лизингополучателя, расходами, учитываемыми в соответствии с настоящим подпунктом, признаются арендные (лизинговые) платежи за вычетом суммы амортизации по этому имуществу, начисленной в соответствии со статьями 259 - 259.2 НК РФ.

Особенности отражения лизинговых платежей в составе расходов для целей налогообложения прибыли мы рассмотрим при ответе на следующий вопрос.

 

2.

Рассмотрим налоговые риски, которые могут быть связаны с продлением срока действия договора лизинга.

1) Исходя из постановки вопроса, можно сделать вывод, что в договоре лизинга увеличивается весь срок действия договора.

На практике возможен случай, когда в бухгалтерском учете изначально срок полезного использования имущества, полученного в лизинг, устанавливается исходя из срока аренды. В данной ситуации можно предположить, что изменение срока аренды повлечет за собой необходимость пересчета сумм начисленной амортизации с момента постановки объекта на учет в качестве доходных вложений в материальные ценности.

При этом возникает следующая проблема.

Изменения в бухгалтерский учет вносятся в периоде их обнаружения. Иными словами корректировка суммы начисленной амортизации будет отражена периоде подписания дополнительного соглашения.

На основании статьи 54 НК РФ организации необходимо будет пересчитать налог на имущество. При этом в связи с увеличением срока аренды Вашей организации необходимо будет доплатить налог на имущество, а также пени за несвоевременную уплату налога.

Учитывая, что в период фактического срока эксплуатации имущества сумма налога на имущество была рассчитана правильно и Ваша организация не знала и не могла знать о возможном изменении срока аренды, такой подход представляется неправомерным.

 

 

По нашему мнению, снизить налоговый риск возможно, если в дополнительном соглашении продлить срок лизинга с момента заключения дополнительного соглашения. Например, в дополнительное соглашение могут быть включены следующие формулировки «стороны продлевают срок лизинга до --.--.--» и «дополнительное соглашение распространяется на правоотношения, возникшие с момента подписания настоящего дополнительного соглашения».

Отметим, что подобные формулировки позволят снизить налоговый риск, связанный с пересчетом сумм начисленной амортизации, и, соответственно, доплаты налога на имущество и пени, но полностью его не исключают.

 

2) Поскольку, как указано в вопросе сумма ежемесячных лизинговых платежей по соглашению сторон уменьшается возможна ситуация, при которой сумма ежемесячно начисляемой амортизации будет превышать лизинговые платежи.

В данном случае, до окончания начисления амортизации по оборудованию в налоговом учете расходы на уплату лизинговых платежей признаваться не будут. В состав расходов Организация будет включать исключительно амортизацию.

После полного погашения стоимости оборудования в налоговом учете организация будет ежемесячно признавать расходы на уплату лизинговых платежей.

Аналогичная позиция изложена в Письме Минфина РФ от 29.03.2006 № 03-03-04/1/305:

«Таким образом, сторонам при заключении договора лизинга предоставлено право определить, какая из сторон будет учитывать в налоговом учете предмет лизинга как амортизируемое имущество и начислять по нему амортизацию. При заключении договора лизинга, предусматривающего учет предмета лизинга на балансе лизингополучателя, амортизацию по имуществу, составляющему предмет лизинга, начисляет лизингополучатель.

В этом случае лизинговые платежи, в соответствии с пп. 10 п. 1 ст. 264 Кодекса, признаются расходом лизингополучателя за вычетом сумм начисленной в соответствии со ст. 259 Кодекса по этому имуществу амортизации.

Учитывая изложенное, если сумма лизингового платежа меньше суммы начисленной амортизации, лизинговый платеж в составе расходов не учитывается. Если сумма амортизационных начислений равна нулю, т.е. амортизация не начисляется, лизинговый платеж признается расходом в полном размере».

 

При ответе на данный вопрос Минфин не пояснил, как отражать лизинговые платежи и амортизацию, если их совокупная сумма, признанная в налоговом учете, превысит общую сумму договора лизинга - сумму фактических затрат лизингополучателя по этому договору.

В то же время, согласно пункту 5 статьи 252 НК РФ суммы, отраженные в составе расходов налогоплательщиков, не подлежат повторному включению в состав его расходов.

 

По нашему мнению, в данной ситуации налогоплательщик ежемесячно, начиная с месяца в котором амортизация не начисляется учитывает расходы по лизинговым платежам в полном размере. Одновременно осуществляется контроль за тем, чтобы общая сумма начисленной амортизации и учтенных в расходах лизинговых платежей не превысила общую сумму договора лизинга.

В месяце, в котором условие, описанное выше, нарушается, Организация принимает в состав расходов сумму лизинговых платежей, недостающую  до суммы договора. Оставшиеся лизинговые платежи, уплачиваемые в соответствии с графиком, в состав расходов, принимаемых для целей налогообложения прибыли не включаются.

Данный порядок учета расходов по договору лизинга рекомендуем закрепить в учетной политике организации для целей налогового учета.

 

Следует отметить, что официальные разъяснения налоговых органов по данным вопросам в настоящее время отсутствуют. Отсутствует также и арбитражная практика.

Соответственно, предположить исход судебного разбирательства в случае возникновения претензий со стороны налоговых органов не представляется возможным.

 

Для минимизации налоговых рисков рекомендуем Вашей организации обратиться за официальными письменными разъяснениями в Минфин РФ.

[1]Положение по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденное Приказом Минфина России от 30.03.01 №26н.[2] Определение срока полезного использования объекта основных средств производится исходя из:

- ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью;

- ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта;

- нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта (например, срок аренды).

[3] Утверждены Приказом Минфина России от 17.02.97 № 15.[4] Утверждена Приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н.[5] Положение по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99, утв. Приказом Минфина РФ от 06.05.99 № 33н.Назад в раздел

www.mosnalogi.ru


Смотрите также