Гк рф договор лизинга


Ст. 665 ГК РФ с Комментариями 2016-2017 года (новая редакция с последними изменениями)

По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Часть третья утратила силу.

Особенности договора финансовой аренды (договора лизинга), заключаемого государственным или муниципальным учреждением, устанавливаются Федеральным законом от 29 октября 1998 года N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».

Комментарий к Ст. 665 ГК РФ

Комментируемая статья содержит понятие конструкции финансовой аренды. Поскольку термин «лизинг» используется в скобках, мы делаем вывод о том, что данные термины являются синонимами.

2. Суть отношения из лизинга, как следует из ч. 1 комментируемой статьи, состоит в приобретении определенного имущества определенным субъектом специально для передачи его во временное владение и пользование.

3. Субъектами отношений из лизинга являются:

1) арендодатель (в доктрине и на практике его называют лизингодателем) — субъект, приобретающий в собственность у продавца имущество — предмет лизинга;

2) арендатор (в доктрине и на практике его называют лизингополучателем) — субъект, получающий предмет лизинга во временное владение и пользование.

В комментируемой статье статус продавца предмета лизинга четко не определен, но из данных и последующих норм можно сделать вывод, что продавец является субъектом отношений из лизинга (следовательно, данные отношения становятся трехсторонними). Определяется этот вывод тем, что статус продавца не объясним в полной мере статусом субъекта отношений купли-продажи: продавец, зная, что имущество приобретается у него для передачи в лизинг, имеет ряд специфичных прав и обязанностей, определяемых исключительно нормами о лизинге.

4. В настоящее время из текста комментируемой статьи исключено указание на то, что имущество передается в лизинг для предпринимательских целей. Соответствующие изменения внесены в ГК РФ ст. 7 Федерального закона от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» . Измененные нормы вступили в силу с 1 января 2011 г., как установлено п. 1 ст. 33 вышеназванного Закона. Это означает, что с 1 января 2011 г. стороны договора лизинга могут не иметь статуса предпринимателя. До указанной даты отношения лизинга являлись предпринимательскими, т.е. и арендодатель, и арендатор должны были иметь специальный статус — являться коммерческими юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями.

———————————Собрание законодательства РФ. 2010. N 19. Ст. 2291.

Указанные изменения внесены в ГК РФ в связи с изменениями в регламентации статуса государственных служащих (муниципальных) учреждений. Однако из Кодекса исключено указание на предпринимательские цели договора лизинга вообще, из чего следует вывод о том, что любые не предприниматели (а не только бюджетные учреждения) имеют право вступать в отношения лизинга.

5. Нормы комментируемой статьи позволяют выделить две разновидности лизинга по критерию субъекта, на которого может быть возложена ответственность за неисполнение продавцом своих обязательств, а также за несоответствие предмета лизинга необходимым требованиям, предъявленным арендатором.

Первая разновидность — лизинг, по которому указанная выше ответственность ложится на арендатора, поскольку именно он указывает арендодателю конкретного продавца и конкретное имущество, которое продавец должен купить для передачи в аренду. Данная разновидность лизинга является основной; в ее рамках арендодатель, по сути, выступает как субъект, который только осуществляет финансирование сделки.

Вторая разновидность — лизинг, по которому указанная выше ответственность ложится на арендодателя, поскольку именно он выбирает продавца и имущество, подлежащее передаче арендатору. Данные условия являются договорными — если стороны намереваются применять рассматриваемую разновидность лизинга, они должны в договор лизинга включить положения о том, что продавца и имущество — предмет лизинга — выбирает арендодатель. Кроме того, в договор в этом случае желательно включить положения о размере ответственности как за ненадлежащий выбор арендодателем продавца, так и за конкретные дефекты имущества — предмета лизинга. Отсутствие в договоре положений об ответственности повлечет необходимость доказывания убытков, что на практике нередко вызывает проблемы.

Если выбор продавца осуществляет арендодатель, необходимо учитывать нормы п. 2 ст. 670 ГК РФ, предусматривающие солидарную ответственность продавца и арендодателя перед арендатором.

6. Правовая природа договора лизинга состоит в том, что данный договор является возмездным, поскольку в ч. 1 комментируемой статьи говорится о том, что стороны обязуются предпринять определенные действия. Кроме того, договор лизинга всегда возмездный, поскольку в тексте нормы сказано о приобретении имущества у продавца (что предполагает элементы купли-продажи) и передаче имущества за плату. Это означает, что даже если в тексте договора лизинга содержатся условия о безвозмездности, то арендодатель все равно может потребовать оплаты на основании п. 3 ст. 424 ГК РФ.

7. Комментируемая статья, называя в качестве сторон договора лизинга арендодателя и арендатора и упоминая продавца предмета лизинга, не отвечает на вопрос о том, могут ли данные субъекты, в частности продавец и арендатор, совпадать в одном лице. На таком совпадении основана конструкция особой разновидности лизинга — возвратного лизинга. Возвратный лизинг предполагает, что арендодатель покупает имущество для целей передачи его в аренду бывшему собственнику — продавцу данного имущества. Возвратный лизинг нормами комментируемого параграфа не предусмотрен, но и какие-либо противоречия отсутствуют. На практике отношения возвратного лизинга имеют место.

8. Правовая база лизинга не исчерпывается нормами комментируемого параграфа, хотя в нем и не содержится упоминание о возможности регламентации соответствующих отношений нормами иных федеральных законов, иных правовых либо нормативных актов. Именно с издания иных правовых актов (ныне недействующих Указа Президента РФ от 17 сентября 1994 г. N 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности» и Постановления Правительства РФ от 29 июня 1995 г. N 663 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности», утвердившего временное положение о лизинге ) началась история регламентации лизинга в России. Не будучи урегулированы, отношения лизинга на практике существовали в России с конца 80-х гг. Мировой практике отношения лизинга были известны гораздо раньше; к 1988 г. относится Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге (Оттава). Россия к данной Конвенции присоединилась по Федеральному закону от 8 февраля 2008 г. N 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» . Следует отметить, что в соответствии с данным Законом п. 3 ст. 8 Конвенции, допускающий включение в договор лизинга условия о возможности освобождения от ответственности арендодателя даже за умышленное нарушение обязательств, не применяется. Поскольку данное положение противоречит императивной норме п. 4 ст. 401 ГК РФ («заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств ничтожно»), а ст. 20 Конвенции допускает совершение присоединяющимся государством оговорки о применении в данном контексте национального законодательства, Российская Федерация воспользовалась указанной возможностью.

———————————Собрание законодательства РФ. 1994. N 22. Ст. 2463.

Собрание законодательства РФ. 1995. N 27. Ст. 2591.

Собрание законодательства РФ. 1998. N 7. Ст. 787.

Уже после регламентации лизинга (§ 6 гл. 34 ГК) и присоединения России к Конвенции о международном финансовом лизинге был принят Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)». Нормы данного Закона во многом противоречили и ГК РФ, и Конвенции, что повлекло необходимость разработки и внесения изменений в текст Закона.

При наличии в настоящее время достаточно развитой правовой базы регламентации отношений лизинга можно констатировать ряд практических проблем, урегулированных крайне недостаточно. Например, сложности возникают в ситуациях, когда в отношении одного из субъектов лизинга возбуждается производство по делу о несостоятельности (банкротстве).

9. Статья 7 Федерального закона от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ, упоминавшегося выше, дополнила комментируемую статью ч. 3, установив, что если арендатором по договору лизинга является бюджетное учреждение, то договором лизинга должно быть установлено, что выбор продавца имущества по договору лизинга осуществляется арендодателем. Возникает вопрос о последствиях неисполнения данного требования. На наш взгляд, возможны два варианта толкования.

Можно доказать, во-первых, что такой договор лизинга (в котором арендатор указал продавца имущества) является недействительным в силу того, что его содержание противоречит императивной норме закона, и во-вторых, что отсутствие в договоре условия, предусмотренного ч. 3 комментируемой статьи, на действительность договора не влияет, но к такому договору следует применять те нормы ГК РФ, которые установлены для регламентации лизинговых отношений, в которых выбор продавца осуществил арендодатель. Последнее толкование представляется более соответствующим позиции законодателя.

Еще одна проблема, возникающая в связи с включением в ГК РФ ч. 3 комментируемой статьи, состоит в ответе на вопрос: должен ли арендодатель помимо выбора продавца осуществлять также и выбор предмета лизинга? Иначе говоря, будет ли соответствовать закону ситуация, когда арендодатель выбрал продавца, а выбор предмета лизинга осуществил арендатор — бюджетное учреждение? При буквальном толковании на последний вопрос следует дать положительный ответ. Однако такой ответ повлечет необходимость дифференциации правового режима последствий выбора продавца и имущества, что в ГК РФ не предусмотрено. Во избежание возникновения указанных проблем целесообразно применение расширительного толкования нормы ч. 3 комментируемой статьи.

stgkrf.ru

Статья 665 ГК РФ. Договор финансовой аренды

Новая редакция Ст. 665 ГК РФ

По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.

Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Часть третья утратила силу.

Особенности договора финансовой аренды (договора лизинга), заключаемого государственным или муниципальным учреждением, устанавливаются Федеральным законом от 29 октября 1998 года N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

Комментарий к Ст. 665 ГК РФ

1. Договор лизинга не является многосторонним: стороны в нем только две - арендодатель и арендатор. Правильнее говорить, что договор лизинга входит в группу многосубъектных договоров.

Наука.

Среди наиболее общих закономерных явлений нынешнего времени в области обязательственного права можно обозначить и появление "третьего лица" (притом "третьего лица" в строго материальном смысле!) в субъектном составе обязательственных правоотношений. Причем речь идет не просто о множественности лиц в обязательстве, а о том, что, например, в отношениях по лизингу со своими специфическими правами и обязанностями участвует, наряду с арендодателем и арендатором, еще и продавец. Материально-правовая конструкция "третьего лица" - явление, отражающее усложнение и дифференциацию финансово-хозяйственных отношений, необходимость всестороннего обеспечения и защиты гражданских прав.

С.С.Алексеев

2. Основной смысл конструкции лизинга - наделение непосредственно арендатора правами покупателя по договору купли-продажи (п. 1 ст. 670 ГК РФ). Арендодатель по общему правилу не несет ответственности за исполнение продавцом своих обязанностей. Однако если арендодатель в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи сам выбирает продавца, правоотношение по лизингу еще более осложняется: арендодатель отвечает перед арендатором и за исполнение договора купли-продажи (п. 2 ст. 670 ГК РФ).

3. ГК не предусматривает принятия специального закона о лизинге и вообще установления иным законом особенностей лизинга. Тем не менее, такой закон существует. В действующей редакции он не противоречит ГК, содержит некоторые указания, касающиеся бухгалтерской стороны лизинговых операций.

Специальный закон.

Федеральный закон от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

Другой комментарий к Ст. 665 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Как следует из ч. 1 комментируемой статьи, договор лизинга является консенсуальным, возмездным и двусторонне обязывающим. Арендатором (лизингополучателем) в этом договоре является специальный субъект - лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

2. Помимо норм ГК о договоре финансовой аренды, именуемой также лизингом, указанные отношения регулируются также Федеральным законом о лизинге от 29 октября 1998 г. (далее - Закон), в связи с чем правила обоих указанных нормативных актов должны применяться в совокупности. Само понятие "лизинг" определяется в Законе как совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга. В ст. 2 введено отсутствовавшее ранее в Законе определение договора лизинга, которое с учетом п. 1 ст. 3 Закона полностью соответствует определению этого договора, сформулированному в ст. 665 ГК.

3. В настоящее время из ст. 2 Закона, как и из большинства других его норм, исключено упоминание о лизинговой сделке как совокупности собственно договора лизинга и заключаемого в соответствии с ним договора купли-продажи предмета лизинга. В упомянутых нормах выражение "лизинговая сделка" заменено выражением "договор лизинга". Терминологически это изменение представляется правильным, поскольку любой договор, включая и договор лизинга, согласно п. 1 ст. 154 ГК является дву- или многосторонней сделкой. Поэтому применение термина "сделка" к обозначению совокупности договоров не вполне соответствовало ГК. В то же время следует обратить внимание, что по небрежности законодателя упоминание о лизинговой сделке не было исключено из названия ст. 37 Закона, которая определяет право на инспекцию по лизинговой сделке. Впрочем, в самом тексте ст. 37 Закона выражение "лизинговая сделка" не употребляется, поэтому отмеченный недостаток не является существенным и подлежит устранению при очередной корректировке Закона.

4. В ст. 7 Закона несколько изменены требования к субъектному составу внутреннего лизинга. Если ранее лизинг считался внутренним в случае, если лизингодатель, лизингополучатель и продавец являлись резидентами РФ, то в действующей редакции Закона статус резидента при внутреннем лизинге необходим лишь для лизингодателя и лизингополучателя. Если же один из этих двух участников лизинговых отношений не является резидентом РФ, то такой лизинг признается международным. Международный и внутренний лизинг по-прежнему считаются формами лизинга. Из ст. 7 Закона исключено разделение лизинга на типы (долгосрочный, среднесрочный, краткосрочный) и виды (финансовый, возвратный, оперативный), что приближает содержание Закона к ГК, где о формах, типах и видах лизинга прямо не упоминается, хотя вид договора лизинга, о котором идет речь в ч. 1 ст. 665 ГК, является, в прежней терминологии Закона, финансовым лизингом, а описанный в ч. 2 ст. 665 ГК договор лизинга имеет сходство с использовавшимся ранее в Законе определением оперативного лизинга.

5. Существенным изменением ст. 8 Закона, посвященной договору сублизинга, является исключение из нее п. 3, где был установлен запрет на перевод лизингополучателем своих обязанностей по уплате лизинговых платежей на третье лицо. Здесь же следует заметить, что исключен и п. 2 ст. 18 Закона, где был установлен запрет на уступку лизингополучателем своих прав по договору оперативного лизинга. В п. 1 ст. 8 сформулировано определение сублизинга как вида поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам, то есть лизингополучателям по договору сублизинга, во владение и пользование полученный ранее от лизингодателя предмет лизинга, при этом право требования к продавцу переходит к лизингополучателю по договору сублизинга. С исключением из Закона ст. 9 устранен также существовавший ранее запрет на совмещение обязанностей участниками лизинга. Исключена и ст. 12 Закона, устанавливавшая особые правила бухгалтерского учета предмета лизинга, поэтому со 2 февраля 2002 г. в отношении предмета лизинга подлежат применению общие правила бухгалтерского учета.

6. Значительно изменена редакция ст. 13 Закона, посвященной обеспечению прав лизингодателя и в силу этого имеющей весьма важное значение. Во-первых, из ст. 13 Закона исключены основания для бесспорного изъятия предмета лизинга лизингодателем. Согласно п. 2 этой статьи лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством РФ и договором лизинга. Напомним, что общие правила расторжения договора установлены в ст. 450 - 453 ГК. Исключена и ст. 25 Закона, предусматривавшая возможность установления в договоре лизинга отличного от установленного законом (то есть судебного) порядка изъятия у лизингополучателя предмета лизинга.

Во-вторых, в качестве единственного основания для списания денежных средств со счета лизингополучателя в бесспорном порядке предусмотрено неперечисление лизингополучателем лизинговых платежей более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа. Кроме того, из Закона исключена ст. 14, устанавливавшая особые правила использования предмета лизинга в качестве залога (например, запрет на повторный залог предмета лизинга, приобретенного за счет привлеченных средств), поэтому в отношении залога предмета лизинга теперь в полном объеме подлежат применению правила ГК о залоге.

7. Важное значение имеют изменения ст. 15 Закона, в которой определяется содержание договора лизинга, и исключение ст. 16 Закона, где определялись некоторые обязательные условия и признаки договора лизинга. Пространный перечень существенных условий договора лизинга, содержавшийся ранее в п. 4, 7 ст. 15 и ст. 16 Закона в его прежней редакции, теперь заменен установленным в п. 3 ст. 15 Закона в его новой редакции единственным условием, которое состоит в указании в договоре лизинга данных, позволяющих определенно установить имущество, подлежащее передаче лизингополучателю в качестве предмета лизинга. При отсутствии этих данных в договоре условие о предмете лизинга считается не согласованным сторонами, а сам договор не считается заключенным.

8. В новой редакции ст. 17 Закона по-новому определено распределение между сторонами договора лизинга обязанностей по капитальному и текущему ремонту предмета лизинга. В п. 3 ст. 17 Закона теперь установлено общее правило, согласно которому обязанность осуществлять техническое обслуживание предмета лизинга и обеспечивать его сохранность, а также осуществлять капитальный и текущий ремонт предмета лизинга возлагается на лизингополучателя (ранее обязанность осуществления капитального ремонта возлагалась на лизингодателя). Однако это правило является диспозитивным и может быть изменено договором.

9. Принципиальное значение имеет изменение ст. 19 Закона, содержащей правила о переходе права собственности на предмет лизинга. Из п. 1 ст. 19 Закона в его прежней редакции следовало, что по общему правилу при финансовом лизинге после выплаты всех лизинговых платежей право собственности на предмет лизинга переходит к лизингополучателю. Из новой редакции п. 1 ст. 19 Закона следует, что такой переход права собственности происходит лишь в случае, если это специально предусмотрено договором. В противном случае право собственности остается у лизингодателя. Следует также обратить внимание на то, что, согласно п. 2 ст. 19 Закона, федеральным законом могут быть установлены случаи запрещения перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, поэтому установленное в договоре лизинга условие о переходе права собственности к лизингополучателю вопреки установленному в федеральном законе запрету будет недействительным.

10. Указание о том, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя лишь в случае, если это специально предусмотрено договором лизинга, содержится также в новой редакции п. 1 ст. 28 Закона. В этой норме определен состав лизинговых платежей, под которыми понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в том числе возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, а также возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, и доход лизингодателя. Выкупная цена предмета лизинга включается в общую сумму платежей по договору лизинга лишь в случае, если в нем предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

В п. 2 ст. 28 Закона введено новое диспозитивное правило, согласно которому, если иное не предусмотрено договором лизинга, размер лизинговых платежей может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные данным договором, но не чаще чем один раз в три месяца. При применении п. 2 ст. 28 Закона следует учитывать положения п. 11 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой, доведенного Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ до сведения арбитражных судов информационным письмом от 11 января 2002 г. N 66, где отмечается, что фактическое изменение размера арендной платы в результате ее индексации или изменения валютного курса не является изменением в соответствии с п. 3 ст. 614 ГК условия договора о размере арендной платы, а представляет собой исполнение данного условия.

В п. 4 ст. 28 Закона в ее новой редакции уточняется, что лизинговые платежи, которые ранее в целях налогообложения прибыли относились на себестоимость продукции (работ, услуг), теперь в тех же целях относятся в соответствии с налоговым законодательством к расходам, связанным с производством и (или) реализацией указанных благ. Для целей бухгалтерского учета и налогообложения имеет существенное значение новое правило п. 1 ст. 31 Закона, которое ставит решение вопроса о том, на чьем балансе - лизингодателя или лизингополучателя - учитывается предмет лизинга, в зависимость от соглашения по этому поводу сторон договора лизинга. В Законе не решен вопрос о том, на чьем балансе должен отражаться предмет лизинга в случае, если стороны договора лизинга не пришли к соглашению по этому вопросу. Представляется, что в этом случае предмет лизинга должен отражаться на балансе лизингодателя как собственника предмета лизинга.

11. Для целей применения налогового законодательства имеет значение также исключение из Закона п. 3 ст. 31, ст. 32, 33 и ч. 12 ст. 36, где были установлены специальные льготные правила применения метода ускоренной амортизации, а также определения прибыли и дохода лизингодателя. Исключено также правило ч. 5 ст. 36 Закона о выделении предприятиям, осуществляющим лизинг, государственного заказа на поставку товаров для государственных нужд. Впрочем, это правило, установленное, очевидно, с целью побуждения коммерческих организаций к вступлению в лизинговые отношения, никогда не рассматривалось в качестве императивного и не находило широкого применения в практике.

Следует обратить внимание также на исключение из ст. 38 Закона п. 4, где было установлено императивное правило, предоставлявшее лизингодателю право в случае нарушения лизингополучателем своих обязательств по лизинговым платежам для выяснения причин таких нарушений и их предотвращения назначать аудиторские проверки финансового состояния лизингополучателя, а также присутствовать без права голоса на общих собраниях учредителей и органов управления. При действующей редакции Закона такое право может возникнуть у лизингодателя лишь в случае, если это специально предусмотрено договором лизинга.

gkodeksrf.ru

Статья 665. Договор финансовой аренды « Гражданский кодекс Российской Федерации

По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Комментарий к статье 665

Из текста комментируемой статьи явствует, что в отношениях финансовой аренды участвуют, как правило, не менее трех лиц — арендодатель, арендатор и продавец. Такой «тройственный союз» накладывает особый отпечаток на взаимоотношения сторон, отличая арендодателя и арендатора по договору финансовой аренды от арендодателя и арендатора по договору аренды и продавца, участвующего в отношениях финансовой аренды, от продавца в обычном договоре купли-продажи. Особенности прав и обязанностей каждого из участников и их взаимоотношения изложены в статьях данного параграфа ГК.Комментируемая статья определяет, что инициатором заключения договора лизинга является арендатор, который указывает арендодателю, в каком имуществе он нуждается, а также называет продавца этого имущества. Стороны могут договориться об ином, что предусмотрено в ч. 2 данной статьи. Вопрос о том, кто определяет продавца имущества — арендодатель или арендатор, важен в связи с различными правовыми последствиями, о чем идет речь в ст. 670 ГК.Такое распределение ролей участников лизинга объясняется тем, что, несмотря на разнообразие видов лизинговых соглашений, роль арендодателя, как правило, ограничивается финансированием сделки. Арендодатель в подавляющем числе случаев лишь оплачивает имущество, которое впоследствии передает арендатору во временное пользование, и никаких технических и иных проблем, связанных непосредственно с ним, не решает и не может решить. Более того, арендодатель чаще всего и не видит оборудования, собственником которого является (оно передается, как правило, непосредственно арендатору). В этой ситуации возлагать на арендодателя ответственность, в частности, за качество, комплектность имущества, своевременность его доставки было бы нелогично и нереально. К такому выводу давно пришла практика использования договора лизинга во многих странах.Однако в этой связи необходимо отметить, что российская практика применения лизинга привнесла свои особенности, которые отражают современную экономическую ситуацию в стране и которые могут трансформироваться с изменением этой ситуации. Дело в том, что на практике российские арендаторы по сравнению с российскими арендодателями являются, как правило, более слабыми и зависимыми в экономическом отношении организациями. Это приводит к тому, что арендодатели сами определяют продавцов необходимого арендатору имущества, не беря на себя ответственности за этот выбор. Арендодатели подчеркивают, что их отношения с арендаторами носят характер сотрудничества; арендаторы пока не имеют возможности воздействовать на арендодателей и фиксировать в договоре лизинга, что выбор продавца осуществлен арендодателем (о последствиях такого выбора см. ст. 670 и коммент. к ней).С другой стороны, практика последних лет свидетельствует о том, что арендодатели нередко оказываются в менее выгодной по сравнению с арендатором ситуации в процессе исполнения условий договора лизинга. Речь идет о случаях нарушения арендатором своих договорных обязательств, чаще всего по оплате взятого в лизинг имущества. При отсутствии доброй воли со стороны арендатора к урегулированию конфликта арендодатель, являясь собственником имущества, нередко лишен всяких правовых методов оперативного воздействия на арендатора, восстановления status quo и защиты своих имущественных интересов. Нередки случаи порчи и незаконной реализации арендатором предмета лизинга. На наш взгляд, возможное решение проблемы сохранения баланса интересов сторон договора лизинга и их равной защиты лежит в предоставлении арендодателю специфических, установленных в законе средств защиты его интересов, которые обеспечивали бы оперативное воздействие на нарушителя условий договора лизинга (например, возможность оперативного изъятия предмета лизинга у арендатора на основе законной упрощенной процедуры, как это предусмотрено во многих правовых системах).В мировой практике договоры лизинга подразделяются на различные виды в зависимости от таких обстоятельств, как срок договора, объем обязанностей сторон и пр. Включенное в комментируемую статью определение охватывает все возможные варианты этой договорной формы. Отсутствие каких-либо требований в отношении срока договора, прав и обязанностей сторон делает его максимально широким.Необходимо сказать и о таком виде лизинга, как возвратный лизинг, широко используемый в практике многих стран. При возвратном лизинге собственник имущества продает его лизинговой компании и одновременно берет это же имущество во временное пользование. Таким образом, продавец и арендатор совпадают, становятся одним и тем же лицом. Необходимость в проведении такой операции может быть вызвана тем, что собственник не может содержать то или иное имущество, но вместе с тем не хочет его окончательно лишаться. На наш взгляд, формулировка комментируемой статьи может быть применена и к возвратному лизингу: арендодатель, как обычно, приобретает имущество и предоставляет его во временное пользование. В этой статье не указывается, что это обязательно должны быть различные организации или граждане, и не сказано, что это не может быть одно и то же лицо.

grazhdanskiy-kodeks-rf.com

I. Договор лизинга в Гражданском кодексе РФ. Договор финансовой аренды (лизинга)

Похожие главы из других работ:

Авторские и смежные права

1. Определение служебного произведения в Гражданском Кодексе и в "Законе об авторском праве и смежных правах"

Служебное произведение -- произведение, созданное автором в порядке выполнения служебных обязанностей в соответствии со служебным заданием или трудовым договором (контрактом) между ним и работодателем; 1...

Арендные отношения

6. Договор финансовой аренды (лизинга)

Договор финансовой аренды (лизинга) определен в ст. 665 ГК РФ как обязательство...

Договор аренды

2.5 Договор лизинга

Слово «лизинг» -- русская транскрипция английского термина «lеаsе», что в переводе означает «аренда» Канцер Ю.А. Лизинг: проблемы правового регулирования//Общество: политика, экономика, право. - 2011. - № 1. - С. 82....

Договор лизинга: понятие и особенности правового регулирования

Глава 2. Особенности правового регулировании я договор лизинга

...

Заключение и действие договора лизинга

2.4 Договор лизинга недвижимого имущества

Договор лизинга недвижимого имущества на срок более года подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом. Порядок регистрации имущества (предмета договора лизинга) и прав на него определен ст. 20 Закона N 164-ФЗ...

Изучение основных положений договора аренды

2.1.3 Договор финансовой аренды (лизинга)

Договор финансовой аренды (лизинга) - это соглашение...

Лизинг как вид инвестиционной деятельности

2. Договор лизинга

...

Место и положение договоров в правовой системе Российской Федерации

1.2 Договор в Гражданском кодексе

Основное назначение договора сводится к регулированию в рамках закона поведения людей путем указания на пределы их возможного и должного поведения, а равно последствия нарушения соответствующих требований...

Общие сведения о договорах аренды, лизинга

1.2 Договор лизинга: сущность, виды, лица или субъекты договора

Договорные отношения лизинга по природе сходны с отношениями в рамках договора аренды, и являются, по сути, его разновидностью, надстройкой экономических и предпринимательских отношений связанных со сдачей имущества в аренду...

Объекты и субъекты наследственного правопреемства

1.2 Понятие и сущность наследственного правопреемства по Гражданском кодексе Российской Федерации

В п. 1 ст. 1110 ГК РФ впервые дано легальное определение наследования, под которым понимается переход прав и обязанностей умершего лица - наследодателя к его наследникам в соответствии с нормами наследственного права. С одной стороны...

Понятие договора в гражданском праве России

1.1 Договор в Гражданском кодексе России

Согласно ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Договор является не просто официальным документом. Это в первую очередь акт...

Понятие и виды договоров аренды

2.1.3 Договор финансовой аренды (лизинга)

Договор финансовой аренды (лизинга) - это соглашение...

Правовое регулирование лизинга по гражданскому законодательству

2. Договор лизинга по Гражданскому кодексу РФ

...

Правовые особенности договора финансовой аренды (лизинга) в российском гражданском праве

1.1 Этапы развития законодательства, регулирующего договор лизинга

В отечественной и иностранной литературе имеются различные точки зрения о времени возникновения лизинговых отношений. В исследованиях ученых можно встретить утверждение о том, что история развития лизинга исчисляется тысячелетиями...

Система юридических лиц в гражданском праве

2.3 Система юридических лиц в Гражданском кодексе Российской Федерации

В современных условиях многообразия форм собственности, развития рынка и товарно-денежных отношений гражданским законодательством России определена система юридических лиц, олицетворяющая различные их организационно-правовые формы...

pravo.bobrodobro.ru

Правовая природа договора лизинга

Полное описание

Правовая природа лизинга, его место в системе гражданско-правовых обязательств вызывают дискуссию в научных кругах. При этом обоснованной представляется позиция И.М. Абдульмянова что «основная проблема заключается в разграничении юридического и экономического подхода к отношениям, связанным с лизингом имущества. В настоящее время в юридической среде намного большее внимание уделяется экономическим аспектам, а правовая разработка вопросов, касающихся лизинга, характеризуется множественными пробелами».

В первую очередь неоднозначно решается вопрос о составе сторон: является ли договор лизинга двусторонней или многосторонней сделкой.

Так, по мнению ряда исследователей, существует «глубоко объективная основа необходимости признания трехстороннего характера договора лизинга», поскольку «имеются в виду имущественные отношения, складывающиеся следующим образом: одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность либо испытывая необходимость лишь во временном его использовании, обращается ко второй стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое имущество у третьей стороны (продавца) и предоставить это имущество лизингополучателю во временное владение и пользование. Итак, в данном случае речь идет о системе имущественных отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного продавца и последующим предоставлением этого имущества во временное владение и пользование за определенную плату» (Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации. С. 20).

Другие авторы отмечают трехсторонний характер исходя из того, что лизинг включает два договора: аренда и купля-продажа, стороны которых находятся в тесной связи (Кабатова Е.В. Лизинг: понятие, правовое регулирование, международная унификация. С. 31).

Другая позиция по данному вопросу состоит в том, что договор лизинга представляет собой двустороннюю сделку. Так, А.А. Иванов утверждает, что следует «трактовать договор лизинга как двустороннюю сделку, так как отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом арендованного имущества – с другой, урегулированы так, как в классических двусторонних договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз характеризует многостороннюю сделку» (Иванов А.А. Гражданское право: учебник. С. 198).

На наш взгляд, лизинг объединяет трех лиц: изготовителя предмета договора (продавец), приобретателя-арендодателя (покупатель/лизингодатель) и арендатора (лизингополучатель), однако все они связаны не одним, а разными договорами, что предопределяет двусторонний характер договора лизинга.

Также неоднозначно в юридической литературе решается вопрос о месте анализируемого договора в системе гражданско-правовых договоров. Существует три основных подхода к квалификации договора лизинга. Согласно первой позиции, получившей законодательное закрепление в ГК РФ, договор лизинга – вид договора аренды, обладающий определенными квалифицирующими признаками, позволяющими отличать его от иных видов договора аренды и выделять в отдельный вид (Витрянский В.В. Договор финансовой аренды (лизинга). С. 96). Другие авторы отстаивают смешанный характер договора лизинга, считают, что он сочетает в себе черты аренды и купли-продажи (Громов С.А. Первое «лизинговое» дело, рассмотренное новым Верховным Судом Российской Федерации. С. 10). Третья точка зрения состоит в том, что договор лизинга является самостоятельным типом договорных обязательств (Суханов Е.А. Полемика о будущем, которое закладывается сегодня. С. 131).

В российском и зарубежном праве по-разному квалифицируются отношения, вытекающие из договора лизинга, при этом в большинстве своем детально не конкретизируются в законодательстве его общие и специальные признаки.

Из анализа зарубежного законодательства можно выделить два подхода по закреплению института: ряд стран не имеет внутреннего специального законодательства и применяет к лизинговым операциям по аналогии общие нормы, определяющие отношения сторон при имущественном найме, продаже и других; ряд стран законодательно выделяет лизинг в самостоятельный институт.

При этом договор лизинга в зарубежных странах может квалифицироваться как отдельное сложное трехстороннее правоотношение либо как разновидность схожих гражданско-правовых институтов, таких как аренда, купля-продажа в рассрочку, кредит.

Одним из первых нормативное регулирование в данной сфере осуществляла Франция. Так, Закон Франции от 02.07.1966 г. № 66-455 «О предприятиях, практикующих кредит-аренду» в п. 1 ст. 1 закрепляет, что «операциями кредита-аренды (credit-bail) являются операции по аренде оборудования, купленного с целью сдачи в аренду предприятием, остающимся собственником оборудования, в которых предусматривается возможность для арендатора приобрести все оборудование или его часть за согласованную цену с учетом уже выплаченных арендных взносов или по крайней мере их части».

В Великобритании нет специального законодательства в области лизинга. Правовое регулирование данных отношений осуществляется по аналогии с другими гражданско-правовыми институтами. При этом в течение длительного времени лизинг рассматривался как особый вид аренды, не предусматривающей возможность включения в договор условий о покупке предмета, однако сегодня подход изменился и предоставляет сторонам право включить такой опцион.

С целью унификации европейского правового опыта на международном уровне был принят ряд конвенций, позволяющих выделить общие квалифицирующие признаки лизинга и конкретизировать специальные, свойственные отдельным его видам. При этом общим подходом всех названных документов можно считать отношение к лизингу как к договору, арендному по своей правовой природе, но обладающему существенной спецификой.

Так, Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге, принятая 22 мая 1988 г., определяет лизинг через следующие его характеристики:

1) арендатор определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь в первую очередь на опыт и суждение арендодателя;

2) оборудование приобретается арендодателем в связи с договором лизинга, который, и поставщик осведомлен об этом, заключен или должен быть заключен между арендодателем и арендатором;

3) периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования.

Схожим является регулирование согласно Модельному закону УНИДРУА «О лизинге» 2008 г., в котором отмечается, что «финансовая аренда – это договор аренды с обязательством (или без обязательства) приобрести в собственность все имущество или его часть».

Следуя опыту большинства зарубежных стран, российское право определило лизинг как разновидность аренды. Согласно ст. 665 Гражданского кодекса РФ и ст. 2 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» договор финансовой аренды (договор лизинга) – договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и представить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование.

Квалифицировав лизинг в качестве аренды, российское законодательство, так же как и законодательство многих зарубежных стран, не отразило финансово-кредитные особенности, присущие финансовому лизингу как одному из наиболее часто применимых видов лизинга, и не выделило оперативный и финансовый виды лизинга в самостоятельные правовые институты.

Это привело к признанию судами договора финансового лизинга смешанным договором с элементами аренды и купли-продажи.

Так в Определении Верховного Суда РФ от 14.10.2014 г. по делу № 307-ЭС14-22, А56-70987/2012 указывается, что «суды не учли, что в силу принципа свободы договора, установленного положениями ст. 421 ГК РФ, стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Включение в договор лизинга дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный, содержащий элементы договоров лизинга (финансовой аренды) и купли-продажи».

В то же время ст. 28 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» предусматривает два вида договора лизинга в зависимости от наличия или отсутствия в договоре условия о переходе права собственности на предмет лизинга от лизингодателя к лизингополучателю. Включение в договор лизинга условия о выкупе предмета лизинга по окончании срока действия договора признается многими зарубежными странами и закрепляется международными конвенциями в качестве квалифицирующего признака договора финансового лизинга, в то время как отсутствие условия о переходе права собственности на предмет лизинга характеризует оперативный лизинг. Следовательно, признание договора лизинга с условием о выкупе предмета договора смешанным искусственно.

Отнесение Гражданским кодексом РФ лизинга к разновидности арендных отношений, а также отсутствие прямого указания в законе на разделение видов лизинга на оперативный и финансовый привело к переквалификации договора и применению к спорным правоотношениям норм смежных гражданско-правовых институтов по аналогии. Таким образом, в противоречие внутреннему законодательству России и международному подходу суды искусственно придают изначально финансовым отношениям признаки купли-продажи, признавая договор смешанным и не принимая во внимание особенности финансово-кредитных отношений. Иными словами, данная квалификация фактически лишила институт финансового лизинга его экономического смысла.

Проблемы квалификации возможно разрешить путем выделения единых для всех стран общих признаков, присущих институту лизинга в целом, а также специальных признаков, разделяющих его виды, прежде всего, оперативный, имеющий арендную природу, и финансовый, близкий по своей правовой природе к кредитно-финансовым институтам. Установление общих и специальных признаков лизинга позволит разграничить лизинг и смежные гражданско-правовые институты и разрешит проблему переквалификации договора.

Михайленко И.А.

lex-pravo.ru

§ 3. Договор лизинга

Термин "лизинг" уже прочно вошел в профессиональный обиход российских предпринимателей, юристов, экономистов, банковских служащих и др., хотя прошло немногим более 10 лет с момента первых попыток внедрения лизинга в практику и с даты принятия первого нормативного акта в этой области. Такое быстрое и активное внедрение лизинга объясняется в первую очередь невероятной гибкостью лизинга, благодаря которой его можно использовать в самых разнообразных ситуациях, решать самые разные задачи для достижения несходных целей партнеров в различных экономических условиях.

В России наиболее подходящие условия для использования лизинга сложились на рубеже 1980-90-х гг. - в период перехода к рыночным отношениям, необходимости в инвестициях, возможности использования разнообразных договорных форм участниками предпринимательских отношений.

Под лизингом понимают имущественные отношения, при которых одно лицо (лизингополучатель, арендатор) обращается к другому (лизингодателю, арендодателю) с просьбой приобрести для него необходимое имущество (чаще всего различного рода оборудование) и передать ему во временное пользование. Таким образом, отношения складываются из договора купли-продажи, по которому лизингодатель приобретает необходимое лизингополучателю имущество, и непосредственно договора лизинга, в соответствии с которым лизингодатель передает имущество лизингополучателю во временное пользование. Конструкция, состоящая из двух договоров, может усложняться и расширяться, включая в себя дополнительные договоры займа, поручения, гарантии и др. (в зависимости от конкретной ситуации).

Лизинг имеет две важные особенности, которые отличают его от смежных правовых институтов, - возможность включения в договор лизинга условия о продаже имущества лизингополучателю по истечении срока договора, а также особое распределение ответственности между участниками лизинга, отличающееся от классического распределения ответственности между сторонами договоров купли-продажи и аренды.

Итак, можно сказать, что лизинг состоит, как правило, из двух элементов: отношений по купле-продаже и отношений в связи с временным пользованием имуществом. Эти элементы тесно связаны между собой: отношения по временному пользованию возникают только после исполнения договора купли-продажи, однако этот договор является вспомогательным, ибо главенствующую роль играют отношения по временному пользованию имуществом.

Данная правовая конструкция представляет собой единый комплекс, элементы которого взаимосвязаны друг с другом и взаимообусловлены, и нарушение одного из них может привести к разрушению всей конструкции в целом. Участники лизинга одновременно выступают сторонами указанных договоров, создавая своего рода "перекрестную" связь между ними. Лизингодатель по договору лизинга одновременно является покупателем в договоре купли-продажи. Продавец, в свою очередь, передает имущество, как правило, не покупателю (лизингодателю), а лизингополучателю, и последний вправе предъявлять продавцу претензии в связи с качеством и комплектностью полученного имущества.

Поскольку в лизинговых операциях могут принимать участие кредитные организации, раздел о лизинге вполне уместен в работе, посвященной банковскому праву. Можно даже говорить об определенной традиции включать в работы, посвященные банковскому праву, разделы, посвященные лизингу *(120). В соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона о банках *(121) кредитная организация помимо перечисленных в ч. 1 ст. 5 банковских операций вправе осуществлять лизинговые операции.

Помимо осуществления лизинговых операций, например, в качестве лизингодателя коммерческие банки создают лизинговые компании в виде своих дочерних предприятий, что, по крайней мере на первом этапе деятельности такой лизинговой компании, обеспечивает ей определенный круг пользователей из числа клиентов банка.

Заметим, что в некоторых странах в качестве лизингодателей могут выступать только банки и иные финансовые организации, в частности во Франции, Бельгии, Италии, в то время как в других странах это могут быть любые организации, занимающиеся предпринимательской и (или) профессиональной деятельностью, в частности в США *(122).

Несколько слов необходимо сказать о терминах. В различных российских нормативных актах используется различная терминология для определения описанных отношений и для наименования их участников. В гражданском законодательстве (§ 6 гл. 34 "Аренда" ГК РФ) для обозначения договора лизинга используется термин "финансовая аренда" или взаимозаменяемый термин "договор лизинга". Основной термин "финансовая аренда" диктует соответствующее наименование сторон данного договора - арендодатель и арендатор.

Наряду с этим в Законе о лизинге, который был существенно изменен в 2002 г. *(123), в отдельных нормативных актах для обозначения сторон договора лизинга используются термины "лизингодатель" и "лизингополучатель". На практике в конкретных договорах также чаще используются термины "арендодатель" и "арендатор". Таким образом, в настоящее время можно констатировать дуализм терминологии, существующий в российской практике.

Исторически первый нормативный акт о лизинге был принят в России в 1994 г. (Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. N 1929 "О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности" *(124)). Некоторое время спустя, в июне 1995 г., было принято постановление Правительства РФ N 633 "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности", которым было утверждено Временное положение о лизинге *(125).

Введение в действие части второй ГК РФ 1 марта 1996 г. вывело регулирование лизинга на новый уровень - как уже указывалось выше, в гл. 34 ("Аренда") был включен § 6 "Финансовая аренда (лизинг)".

Чем объясняется необходимость включения в ГК РФ договора лизинга? Ответом на этот вопрос служит сложившаяся к моменту разработки ГК РФ практическая ситуация - использование лизинга в различных сферах отношений и недостаточное их регулирование.

Российское законодательство определяет договор финансовой аренды (договор лизинга) как договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца. Одновременно законодатель представляет сторонам возможность предусмотреть, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем (ст. 665 ГК РФ).

Итак, в отношениях финансовой аренды участвуют, как правило, не менее трех лиц - арендодатель, арендатор и продавец. Такой "тройственный союз" накладывает особый отпечаток на взаимоотношения сторон, отличая арендодателя и арендатора по договору финансовой аренды от арендодателя и арендатора по договору аренды, а продавца, участвующего в отношениях финансовой аренды, от продавца в обычном договоре купли-продажи.

Инициатором заключения договора лизинга является арендатор, который указывает арендодателю, в каком имуществе он нуждается, а также называет продавца этого имущества. Как уже указывалось, стороны могут договориться об ином. Вопрос о том, кто определяет продавца имущества - арендодатель или арендатор, - важен в связи с различными правовыми последствиями, о чем идет речь в ст. 670 ГК РФ. В п. 2 ст. 670 ГК РФ установлено: "Если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе. В последнем случае арендатор вправе по своему выбору предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и арендодателю, которые несут солидарную ответственность".

В соответствии со схемой, установленной в ст. 665 и 670 ГК РФ, возможны две ситуации:

1) если продавца выбирает арендатор, то арендодатель освобождается от ответственности за выполнение продавцом своих обязательств и арендатор вправе предъявлять претензии по поводу имущества только продавцу;

2) если продавца выбирает арендодатель, то он несет ответственность за действия продавца перед арендатором. В этом случае арендатор получает возможность предъявлять требования, связанные с договором купли-продажи, либо продавцу, либо арендодателю, которые выступают как солидарные должники. В соответствии с п. 1 ст. 325 ГК РФ исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает другого (или других) должников от исполнения кредитору.

Своеобразное распределение ролей участников лизинга объясняется тем, что роль арендодателя, как правило, ограничивается финансированием сделки. Арендодатель в подавляющем числе случаев лишь оплачивает имущество, которое впоследствии передает арендатору во временное пользование, и никаких технических и иных проблем, связанных непосредственно с этим имуществом, не решает и не может решать. Более того, арендодатель чаще всего и не видит оборудования, собственником которого является, поскольку оно обычно передается непосредственно арендатору. По истечении договора лизинга лизингополучатель, как правило, выкупает имущество за оговоренную цену. В этой ситуации возлагать на арендодателя ответственность, в частности, за качество, комплектность имущества, своевременность его доставки, было бы нелогично и нереально - к такому выводу давно пришла практика использования договора лизинга во многих странах.

Однако в этой связи необходимо отметить, что российская практика применения лизинга привнесла свои особенности, которые отражают нашу современную экономическую ситуацию и которые могут трансформироваться с изменением этой ситуации. Дело в том, что на практике российские арендаторы по сравнению с российскими арендодателями являются, как правило, более слабыми и зависимыми в экономическом отношении организациями. Это приводит к тому, что арендодатели сами определяют продавцов необходимого арендатору имущества, не беря на себя ответственность за этот выбор. Арендодатели подчеркивают, что их отношения с арендаторами носят характер сотрудничества; арендаторы пока не имеют возможности воздействовать на арендодателей и фиксировать в договоре лизинга, что выбор продавца осуществлен арендодателем.

В мировой практике договоры лизинга подразделяются на различные виды в зависимости от таких обстоятельств, как срок договора, объем обязанностей сторон и пр. Включенное в законодательство определение охватывает все возможные варианты этой договорной формы - отсутствие каких-либо требований в отношении срока договора, прав и обязанностей сторон делает его максимально широким.

Необходимо сказать и о таком виде лизинга, как возвратный лизинг; он широко используется в практике многих стран. При возвратном лизинге собственник имущества продает его лизинговой компании и одновременно берет это же имущество во временное пользование. Таким образом, продавец и арендатор совпадают, становятся одним и тем же лицом. Необходимость в проведении такой операции может быть вызвана тем, что собственник не может содержать то или иное имущество, но вместе с тем не хочет его окончательно лишаться. На наш взгляд, ст. 665 ГК РФ может быть применена и к возвратному лизингу: арендодатель, как обычно, приобретает имущество и предоставляет его во временное пользование. В статье не указывается, что это обязательно должны быть различные лица, и не сказано, что это не может быть одно и то же лицо.

Круг вещей, которые могут быть предметом договора лизинга, достаточно широк - это движимые и недвижимые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, определение которых дано в ст. 130 ГК РФ. Однако в ст. 666 ГК РФ содержится существенное изъятие - предметом договора лизинга не может быть такой вид недвижимости, как земельные участки и другие природные объекты.

Предметом договора финансовой аренды могут быть только непотребляемые вещи, понятие которых дано в ст. 607 ГК РФ. К непотребляемым отнесены вещи, которые "не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования".

Арендодатель, приобретая имущество для арендатора, должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу (ст. 667 ГК РФ). Требование уведомления продавца о будущей "судьбе" продаваемого им имущества является еще одной иллюстрацией трехстороннего характера сделки финансовой аренды - продавец должен знать заранее о предполагающемся заключении договора финансовой аренды (лизинга), поскольку это существенно влияет на его обязательства и ответственность по договору купли-продажи. Заключая договор купли-продажи с арендодателем, продавец по некоторым вопросам исполнения этого договора вступает в непосредственный контакт с арендатором. Если продавец не будет знать заранее о предстоящем заключении договора лизинга, то впоследствии это может осложнить на практике его взаимоотношения с арендатором.

Как правило, имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается продавцом непосредственно арендатору в месте нахождения последнего, если иное не предусмотрено договором (ст. 668 ГК РФ).

В этом правиле также проявляются особенности отношений участников финансовой аренды. С учетом той роли, которую играет в договоре лизинга арендодатель - сугубо финансовой, существенно отличающейся от роли арендодателя в классическом договоре аренды, - структура взаимоотношений строится таким образом, чтобы освободить арендодателя от обязательств, связанных непосредственно с имуществом.

Важная норма установлена в ч. 2 ст. 668 ГК РФ. Если имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок по вине арендодателя, то арендатор вправе потребовать расторжения договора и возмещения арендодателем убытков, возникших у арендатора в связи с этим. Если стороны договора лизинга не установили срок предоставления имущества лизингополучателю, то, как указывает законодатель, непредоставление имущества в разумный срок по вине лизингодателя ведет к тем же последствиям, т.е. лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

В случае передачи имущества от одного лица к другому всегда важен вопрос, кто несет риск случайной гибели или порчи этого имущества. Гражданское законодательство содержит диспозитивную норму, устанавливающую общее правило: риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 211 ГК РФ). Несмотря на диспозитивность данной нормы, общим является правило о том, что риск случайной гибели или повреждения имущества лежат на его собственнике.

Закон или стороны могут установить иное правило. В общих положениях об аренде, изложенных в § 1 гл. 34 ГК РФ, каких-либо оговорок на этот счет не сделано, что означает сохранение этого общего правила для договора аренды - арендодатель как собственник несет все риски, связанные со случайной гибелью или повреждением имущества. Чаще всего стороны договора аренды не меняют этого правила, оставляя на арендодателе все риски.

Иная ситуация установлена для договора финансовой аренды - в этом случае общим правилом является переход всех рисков от арендодателя (собственника) на арендатора в момент передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (ст. 669 ГК РФ).

Такое правило имеет глубокий смысл для договора финансовой аренды. Выше уже отмечалась "финансовая" роль арендодателя в договоре лизинга и как следствие - соответствующая ему гораздо более активная роль арендатора по сравнению с арендатором в договоре классической аренды. Не случайно в некоторых странах арендатор в договоре лизинга именуется "экономическим собственником", а арендодатель - "юридическим собственником", что убедительно иллюстрирует реальную ситуацию, складывающуюся при лизинге. Именно такому распределению обязанностей вполне соответствует норма о переходе рисков с арендодателя на арендатора, возлагая на последнего обязанности, которые в обычных условиях несет собственник имущества. Стороны договора вправе установить иной порядок распределения рисков по своему усмотрению, однако на практике вряд ли можно представить себе ситуацию, когда арендодатель согласился бы принять на себя такие риски.

Во Временном положении о лизинге, упоминавшемся выше, был закреплен иной порядок - в п. 15 было установлено, что риск случайной гибели, порчи лизингового имущества несет лизингодатель. Эта норма, как и норма ГК РФ, была диспозитивна - сторонам предоставлялось право решить вопрос иначе, но общее правило гласило, что риски должен нести арендодатель, собственник имущества, что, на наш взгляд, не отвечало задачам и целям этого вида отношений.

В § 6, регулирующий договор финансовой аренды, включена ст. 670 "Ответственность продавца", которая закрепила своеобразные взаимоотношения продавца имущества и арендатора.

В п. 1 указанной статьи установлено, что арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности, в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет право и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя.

В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы (ст. 326 ГК РФ).

Данный порядок взаимоотношений продавца и арендатора является как бы стержнем трехсторонней сделки по финансовой аренде (лизингу). Активная роль арендатора в этом договоре, дающая основание сравнивать его с собственником, требует предоставления ему прав по урегулированию вопросов, связанных с имуществом, непосредственно с продавцом. Поскольку арендатор и продавец напрямую не связаны никакими договорными отношениями, решение их взаимоотношений не было простой задачей. Необходимо было разработать или использовать такую структуру, которая делала бы их отношения логичными и обязательными.

На решение этой проблемы было потрачено много сил и времени. Российский законодатель использовал концепцию, закрепленную в Международной конвенции о финансовом лизинге 1988 г. *(126) - приравнивание арендатора в отношениях с продавцом к покупателю дает возможность первому обращаться непосредственно к продавцу с претензиями по поводу имущества и одновременно обязывает покупателя эти претензии рассматривать. В этой конструкции ответственности, пожалуй, наиболее ярко проявляется своеобразный характер отношений, возникающих из договора лизинга.

Наряду с предоставлением арендатору прав покупателя необходимо было защитить продавца от возможности предъявления ему одинаковых претензий от арендодателя и арендатора. Для этого в ч. 2 ст. 670 ГК РФ установлено, что арендатор и арендодатель являются солидарными кредиторами по отношению к продавцу. В соответствии со ст. 326 ГК РФ любой из солидарных кредиторов вправе предъявить должнику требование в полном объеме. В п. 3 ст. 326 установлено, что исполнение обязательства полностью одному из солидарных кредиторов освобождает должника от исполнения остальным кредиторам. Таким образом, исполнение продавцом требования, предъявленного арендатором (или арендодателем), избавляет его от риска возложения на него повторного исполнения аналогичного требования арендодателя (или арендатора).

Помимо ГК РФ договор лизинга регулируется Законом о лизинге, в котором более подробно описано, кто выступает в качестве лизингодателя, лизингополучателя, продавца, права и обязанности сторон договора, их ответственность.

Договор лизинга упоминается и в Федеральном законе от 23 июня 1999 г. N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг" *(127). В ст. 3 Закона, рассматривающей основные понятия, применяемые в данном законе, в качестве финансовых услуг рассматриваются осуществление банковских операций и сделок, предоставление страховых услуг и услуг на рынке ценных бумаг, заключение договоров финансовой аренды (лизинга) *(128), а также иные услуги финансового характера. Включение договоров финансовой аренды в перечень услуг финансового характера представляется нам ошибочным. Основной целью заключения договора лизинга является все же не получение денежных средств, а приобретение имущества для осуществления какого-либо вида предпринимательской деятельности. Наличие определенного финансового аспекта в этих отношениях неоспоримо, но он равным образом присутствует и в отношениях, возникающих, например, из договора купли-продажи в рассрочку, однако это не дает никаких оснований для причисления такого договора к "услугам финансового характера". Оценка договора лизинга как финансовой услуги приводит к смешению квалификаций отношений и неадекватному регулированию отношений, возникающих из договора лизинга.

В любом договоре одним из самых важных вопросов является вопрос защиты прав стороны в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств другой стороной. В ГК РФ никаких специальных правил на этот счет в отношении договора лизинга не установлено. Поскольку в ГК РФ договор лизинга определен как вид аренды, то при отсутствии специальных правил на него распространяются нормы, установленные в общих положениях главы "Аренда" ГК РФ: досрочное расторжение договора аренды по требованию арендодателя регулируется ст. 619 ГК РФ и по требованию арендатора - ст. 620 ГК РФ.

Наиболее частым нарушением договора лизинга со стороны лизингополучателя является неуплата арендной платы. Гражданский кодекс РФ и Закон о лизинге предусматривают различные последствия такого нарушения. Статья 619 ГК РФ устанавливает: в случае неуплаты арендатором арендной платы более двух раз подряд арендодатель вправе потребовать расторжения договора судом. Статья 13 Закона о лизинге в этой же ситуации предусматривает возможность списания со счета лизингополучателя в бесспорном порядке сумм просроченных платежей. Как уже отмечалось в литературе *(129), такая ситуация возможна в силу ст. 854 ГК РФ, но отсутствие в законе описания четкого механизма такого списания может привести к некоторым сложностям.

Нередко можно услышать от лизинговых компаний, выступающих в качестве лизингодателей, упреки в неадекватности законодательной защиты их интересов в случае нарушения лизингополучателем своих договорных обязанностей - судебная процедура рассмотрения спора долговременна и возврат имущества весьма проблематичен. Сравнение современного лизингодателя с классическим арендодателем не всегда обоснован, поскольку их положение, права и обязанности, цели и задачи совершенно различны. Признавая определенную обоснованность приведенных соображений, необходимо тем не менее констатировать, что на сегодняшний день судебный путь - единственный законный способ решения многих проблем во взаимоотношениях сторон договора лизинга.

Проблему защиты прав арендодателя можно подразделить на два подпункта:

1) обеспечение получения арендодателем арендных платежей;

2) обеспечение возврата арендодателю имущества, являющегося предметом договора лизинга.

Если первый определенным образом урегулирован, то второй на практике часто оказывается "подвешенным в воздухе", поскольку традиционное расторжение договора финансовой аренды и истребование имущества из владения арендатора не является адекватной защитой интересов лизингодателя. Однако единственным способом изменения сложившейся ситуации может быть только внесение соответствующих изменений в законодательство, с помощью которых можно было бы предусмотреть специальный упрощенный для лизинга способ возврата имущества собственнику. На наш взгляд, вполне уместно в настоящее время поставить вопрос о внесении таких изменений в законодательство.

Безусловно, арендодатель может использовать любые предусмотренные законодательством способы обеспечения своих интересов. В первую очередь имеется в виду использование различных способов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных ГК РФ - в гл. 23 "Обеспечение исполнения обязательств" названы такие способы, как неустойка (ст. 330-333), залог (ст. 334-358), поручительство (ст. 361-367), банковская гарантия (ст. 368-379), задаток (ст. 380-381). Помимо указанных в ГК РФ способов обеспечения в ст. 329 установлено, что стороны договора вправе предусматривать и иные способы.

Помимо этого, определенной защитой интересов лизингодателя является предусмотренная ст. 614 ГК РФ возможность потребовать от лизингополучателя досрочного внесения арендной платы в случае существенного нарушения им сроков внесения арендной платы. Правда, законодатель оговорил определенные ограничения для лизингодателя: он не вправе требовать "досрочного внесения арендной платы более чем за два срока подряд".

Российская практика постепенно вырабатывает специальные способы защиты интересов лизингодателя, используя имеющийся зарубежный опыт. Одним из таких способов является заключение с поставщиком договора о последующем выкупе имущества у лизингодателя в случае нарушения лизингополучателем своих договорных обязательств. Этот способ уже не раз обсуждался на конференциях и семинарах, посвященных лизингу, а также в специальной литературе *(130). При этом наиболее сложными проблемами здесь являются определение момента перехода права собственности от лизингодателя к поставщику, изъятие имущества у лизингополучателя, непредъявление поставщиком претензий лизингодателю. Практическое внедрение "обратного выкупа" связано с определенными сложностями. Отсутствие четкого законодательного регулирования такой схемы приводит к тому, что хозяйствующие субъекты весьма осторожно оценивают перспективы его применения. Однако можно предположить, что ситуация постепенно будет меняться по мере накопления судебной практики по этому вопросу.

studfiles.net

Договор лизинга в ГК РФ

Появление в российском ГК норм о лизинге связано с современными тенденциями развития хозяйственного оборота как в отдельных странах, так и на международном уровне. Дело в том, что современные отношения по использованию машинно-технических изделий все чаще основываются на специфической договорной форме, вобравшей в себя элементы купли-продажи, аренды, займа, и некоторых других договоров и получившей название договора лизинга.

Быстрое и широкое распространение лизинга в деловой практике было обусловлено прежде всего выгодами его применения для участников хозяйственного оборота, причем выгоды во многом определялись государственным поощрением лизинга как инструмента стимулирования научно-технического прогресса и развития экономики. Вот уже несколько десятков лет во многих развитых странах с помощью налоговых и амортизационных льгот создается благоприятный режим для лизинговых фирм, а последние действуют как в интересах поставщиков, которые получают дополнительные каналы сбыта и широкую рекламу продукции, так и в интересах пользователей, которым, фактически, предоставляется кредит. Итак, закрепление специальных норм в ГК РФ является первым шагом на пути развития лизинга в хозяйственном обороте, вторым же должно стать появление в налоговом законодательстве норм, стимулирующих деятельность лизингодателей.Нормы ГК РФ о договоре лизинга не исчерпываются содержанием § 6 гл.34.Эти нормы содержатся в общих положениях об аренде (§ 1 гл.30), общих положениях о купле-продаже (§ 1 гл.30), ну и, естественно, в общих положениях об обязательствах и о договоре. В § 6 гл.34 сразу обращает на себя внимание второе название договора лизинга - договор финансовой аренды. В этом названии в предельно лаконичной форме проявляется сущность лизинга, схожего по содержанию с кредитными сделками, а по форме - с инвестициями капитала. С одной стороны, арендодатель предоставляет имущество на определенный срок, за арендную плату и с последующим, правда не всегда обязательным, возвратом. Налицо присущие кредиту принципы возвратности, срочности, платности. С другой стороны, участники лизинга оперируют капиталом не в денежной форме, а в производственной, так как арендодатель как бы финансирует приобретение имущества арендатором у третьего участника лизинга, продавца, и в этом проявляется внешнее сходство с инвестициями капитала. Такая экономическая сущность лизинга в полной мере находит свое правовое отражение в нормах ГК РФ. В этом смысле можно выделить ряд тесно взаимосвязанных элементов, на которых строится правовая конструкция лизинга. Сюда относится трехсторонний характер лизинга, предмет лизинга, отношения по временному пользованию между арендатором и арендодателем, внедоговорная ответственность продавца.Прежде чем рассмотреть все эти элементы по порядку, следует сразу оговориться, что договор лизинга является хотя и финансовой, но все же арендой. Поэтому более половины норм о лизинге являются общими для всех видов аренды, хотя безусловно должны толковaться и применяться с учетом специальных норм о лизинге.Говоря о трехстороннем характере лизинга, необходимо обратить внимание на субъектный состав, механизм заключения договора и некоторые существенные условия договора.Итак, в договоре лизинга, как и в подавляющем большинстве других договоров, выступают две стороны, а именно арендатор и арендодатель. Но самое интересное, что в отношения по договору лизинга вступает третья сторона - продавец, который стоит за рамками самого договора, но без которого такой договор просто невозможен. Все это вытекает как из определения договора лизинга, данного в ст.665 ГК РФ, так и из других норм. В той же статье 665 определены особые требования к арендатору, так как он получает имущество во временное владение и пользование именно для предпринимательских целей. Следовательно, арендатор должен быть либо профессиональным предпринимателем (коммерческая организация, индивидуальный предприниматель), либо некоммерческой организацией, использующей прибыль от пользования имуществом для достижения уставных целей (п.3 ст.50 ГК РФ). В отношении арендодателя в законе отсутствует требование быть профессиональным предпринимателем, но, тем не менее, сама лизинговая деятельность, исходя из норм Временного положения о лизинге, подлежит лицензированию. Да и на практике в роли арендодателя почти всегда выступают либо различные финансовые институты, либо специализированные компании. ГК РФ также ничего не говорит о статусе продавца, так как совершенно ясно, что продавцами "непотребляемых вещей, используемых для предпринимательской деятельности" (ст.666 ГК РФ) могут быть изготовители товаров или посредники.Следует заметить, что, несмотря на обязательный трехсторонний субъектный состав лизинга, число фактических участников может как уменьшаться, так и увеличиваться. В первом случае может иметь место договор возвратного лизинга (lease back). Здесь собственник имущества продает его лизинговой компании и одновременно заключает договор лизинга в качестве арендатора, выступая таким образом в роли продавца и арендатора одновременно. Во втором случае ярким примером является раздельный лизинг (liferaged leasing). Здесь финансирование передачи во временное пользование осуществляет не только арендодатель, оплачивающий, как правило, 20% стоимости имущества, но и другие организации, обычно банки, кредитующие арендодателя на условии "без права обратного требования", т.е. с погашением долга из суммы периодических арендных платежей. Существование третьей стороны - продавца осложняет порядок заключения договора, предусмотренный ГК РФ. Ведь договор заключается путем направления оферты одной стороной и ее акцепта другой стороной, и по логике ГК договор лизинга предшествует договору купли-продажи, являясь правовым основанием для возникновения обязательства арендодателя приобрести имущество у третьего лица. Но согласие третьего лица заключить договор купли-продажи, тем более влекущее внедоговорную ответственность перед арендодателем, отнюдь не бесспорный факт. Для арендатора в этой ситуации получение имущества в пользование имеет весьма зыбкие гарантии, хотя он и не лишается средств защиты в случае неисполнения обязательства арендодателем. Проблема может полностью быть решена способами, апробированными в мировой практике и основанными на широком использовании преддоговорных контактов сторон. Сначала будущий арендатор выбирает фирму-изготовителя и согласовывает с ней условия купли-продажи: предмет, цену и условия платежа, срок, время и место поставки. Будущий арендодатель в этой процедуре не участвует и лишь получает от арендатора досье коммерческих переговоров. С учетом названных договоренностей составляется проект договора купли-продажи, который подписывается будущим арендатором, и лишь после этого будущий арендодатель заключает договор купли-продажи. По совершении всех этих действий заключается договор лизинга. Такой механизм не противоречит ГК РФ. Более того, возможно оформление результатов переговоров будущих продавцов и арендаторов с помощью конструкции предварительного договора (ст.429 ГК РФ), который придаст юридическую силу простым договоренностям. При этом арендатор может действовать как по поручению арендодателя, так и самостоятельно, с последующей переуступкой прав по договору.Говоря о существенных условиях договора лизинга, последовательно конструирующих трехстороннюю структуру лизинга, следует указать условие о выборе продавца и приобретаемого имущества, и условие об уведомлении продавца о сдаче имущества в аренду. В определении договора лизинга, данном в ст.665 ГК РФ, одним из существенных признаков является то, что имущество, приобретаемое арендодателем для последующей передачи арендатору, а также продавец этого имущества определяются арендатором. В данном случае законодатель учитывал положения бельгийского законодательства и оттавской Конвенции о международном финансовом лизинге, где указанный признак является обязательным для договора. Однако в ГК РФ данная норма является диспозитивной. Таким образом, арендатор не обязательно должен указывать в договоре лизинга продавца и предмет лизинга, но без соглашения между сторонами по этому вопросу не будет договора, ведь приобретаемое имущество - это предмет договора лизинга, а продавец - это та сторона, без которой лизинг превращается в аренду. Что касается уведомления продавца о сдаче имущества в аренду, то соблюдение этого условия является предпосылкой внедоговорной ответственности продавца. В противном случае арендатор будет иметь право расторгнуть договор лизинга в соответствии с п.2 ст.450 ГК РФ ввиду существенного нарушения договора арендодателем. Указанное условие является важнейшей гарантией прав как продавца, так и арендатора, но по сути оно является юридико-техническим и при использовании оптимального механизма заключения договора отпадает за ненадобностью.Предметом договора лизинга может быть любая непотребляемая, т.е. не теряющая своих натуральных свойств в процессе использования, вещь, предназначенная для предпринимательских целей (ст.666 ГК РФ). Последняя фраза позволяет рассматривать предмет лизинга как вещь, использование которой может потенциально приносить прибыль. В конкретизации данного признака свое слово должны сказать деловая практика и судебное толкование. Не стоит забывать, что из п.1 ст.607 ГК РФ, которая применяется к лизингу в части, не противоречащей ст.666, можно извлечь примерный перечень предметов лизинга. Это предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства. Следует сразу сказать, что договор лизинга предприятий, зданий, сооружений представляется весьма проблематичным, так как во всех этих договорах будет фигурировать земельный участок, который не может быть предметом лизинга. Особенно это касается финансовой аренды предприятия как имущественного комплекса, в котором неотъемлемым элементом является земельный участок. При аренде здания и сооружения также предусматривается обязательная передача права пользования на земельный участок, что ставит под вопрос возможность заключения договора лизинга. И если в какой-то степени возможно существование обособленных договоров: аренды - на земельный участок и лизинга - на строение на этом участке, то совершенно нецелесообразным является заключение отдельных договоров аренды земельного участка и лизинга остальной части имущественного комплекса предприятия. Существование указанных не очень четких и явных правовых барьеров говорит о том, что закон отдает предпочтение оборудованию и транспортным средствам как основным объектам финансовой аренды. Это вполне соответствует международной практике лизинга, где он выступает в качестве основной формы обязательственных отношений по использованию машинно-технических изделий в хозяйственном обороте.Следует отметить, что в ряде зарубежных законодательств, а также в Конвенции о международном финансовом лизинге в качестве единого предмета договора лизинга выступает оборудование. Это связано с тем, что экономически лизинг возник и существует как форма инвестирования именно в новое оборудование. Да и применение налоговых и амортизационных льгот наиболее эффективно для оборудования, обладающего свойством быстро приносить прибыль и амортизироваться в относительно короткие сроки.Теперь перейдем к отношениям арендатора и арендодателя. Прежде всего, арендодатель передает имущество арендатору на определенный срок. ГК РФ специально не устанавливает ни предельного, ни тем более фиксированного срока для лизинга, и здесь все будет решать усмотрение сторон. Однако в ряде зарубежных законодательств данный вопрос урегулирован, и срок договора лизинга приближается к сроку хозяйственной службы оборудования, т.е. полной расчетной амортизации. Это связано с тем, что лизинговая фирма получает в результате стоимость арендованного имущества в виде амортизационных платежей; кроме того, к этому сроку применяются амортизационные льготы. Таким образом, лизинговым отношениям присущ долгосрочный характер.Предмет договора финансовой аренды может передаваться арендатору либо продавцом, либо арендодателем, если это прямо предусмотрено договором. Причем первый вариант более характерен для лизинга, так как четко отражает исключительно финансовую роль арендодателя. Соответственно в зависимости от ситуации применяются нормы либо общих положений о купле-продаже, либо общих положений об аренде. Следует сказать, что в случае невыполнения обязательства предоставить имущество в состоянии, соответствующем условиям договора и назначению имущества в установленный договором срок, продавец будет выступать адресатом претензий всегда, а арендодатель только в том случае, если на нем лежит ответственность за выбор продавца. Причем в обоих случаях, что самое интересное, предъявляются требования, вытекающие из договора купли-продажи (п.2 ст.670 ГК РФ). Вместе с тем, если за просрочку передачи имущества отвечает арендодатель, арендатор в любом случае может расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков. Таким образом, арендатор имеет двойную защиту.Для договора лизинга, как и для всякого возмездного договора, важным является условие об арендной плате. Нормы об арендной плате полностью сосредоточены в общих положениях об аренде. Следует заметить, что для арендодателя платежи по лизингу являются прежде всего источником погашения затрат на приобретение имущества и источником прибыли. Поэтому в международном торговом обороте сроки и размеры платежей по лизингу устанавливаются, исходя из интересов арендодателя. Если платежи за пользование могут устанавливаться на период, составляющий большую часть экономической жизни имущества (10-12 лет), то сроки платежей по договору определяются в 4-7 лет, что позволяет арендодателю в относительно короткий срок окупить все расходы на приобретение имущества. Однако в договоре лизинга стороны, как правило, стремятся установить более гибкую систему оплаты, чем в обычных арендных отношениях. Это проявляется в том, что периодические суммы платежей могут быть различными, а сами арендные платежи могут осуществляться после получения выручки от реализации товара, произведенного с помощью арендованного имущества, и т.д. В даном случае особенностям лизинга в полной мере соответствуют диспозитивные нормы ст.614 ГК РФ, позволяющие выделить три основных вида платежей:  денежные платежи, когда арендная плата устанавливается в твердой денежной сумме, вносимой периодически или единовременно;  компенсацоионные платежи, т.е. платежи в виде установленной доли полученных в результате использования арендованного имущества продукции, плодов, доходов, в виде передачи арендодателю обусловленной договором вещи в собственность или аренду, в виде предоставления арендатором определенных услуг, в виде виде возложения на арендатора обусловленных договором затрат на улучшение арендованного имущества;  смешанные платежи, когда договором, помимо денежной формы, арендной платы, допускаются платежи товарами и услугами.Основное право арендатора, вытекающее из договора лизинга, - право пользования арендованным имуществом. В этом лизинг ничем не отличается от других видов аренды. Но право пользования весьма необычно сочетается с рисками случайной гибели и случайной порчи имущества, которые переходят к арендатору, если иное не предусмотрено договором лизинга. В то же время по общему правилу все риски, связанные с вещью, несет собственник вещи. И вряд ли можно найти где-нибудь в Гражданском кодексе нормы о переходе рисков, связанных с имуществом, к обладателям ограниченных вещных прав на это имущество. Здесь лизинг уникален. Кроме того, широко практикуется освобождение арендодателя от ответственности перед третьими лицами за смерть, вред здоровью или порчу имущества, вызванные арендуемым имуществом. Такое освобождение от ответственности даже закреплено в Конвенции о международном финансовом лизинге, и это очень важно, так как в ином случае арендодатель, оставаясь юридическим собственником имущества, стал бы адресатом всех претензий, связанных с имуществом.Отсюда можно сделать вывод, что в лизинговых отношениях арендодатель зачастую превращается в номинального собственника, а роль квазисобственника играет арендатор. Еще более укрепляет в этой мысли соотношение обязанностей сторон по содержанию имущества.Правила, содержащиеся в общих положениях об аренде, не отражают четко специфику лизинга, потому что равномерно распределяют бремя содержания имущества между арендатором и арендодателем. В то же время для лизинга характерна исключительно финансовая роль арендодателя, и поэтому обязанности по содержанию используемого имущества либо целиком возлагаются на арендатора, либо распределяются между продавцом, особенно если это изготовитель, и арендатором. То есть можно изменить диспозитивное правило ст.616 ГК РФ, по которому арендодатель обязан за свой счет осуществлять капитальный ремонт, и переложить эту обязанность на арендатора, который должен также поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы по содержанию имущества. Если к этому добавить еще и то, что в лизинге арендатору вменяется в обязанность застраховать имущество на случай гибели или порчи за свой счет в пользу арендодателя и на весь срок действия договора, то становится совершенно ясно, почему арендатора в договоре лизинга называют квазисобственником. Ведь наряду с правомочиями владения и пользования к арендатору переходят все риски, связанные с имуществом, да еще и бремя содержания имущества. Сравнительно реже обязанности по капитальному ремонту возлагаются на продавца, потому что это увеличивает и без того немалый круг внедоговорных обязанностей продавца перед арендатором.В заключение хотелось бы обратиться к внедоговорным отношениям арендатора и продавца, основанным на договоре лизинга и вытекающим из договора купли-продажи между продавцом и арендодателем. Именно то, что арендатор вправе предъявлять требования непосредственно продавцу, составляет одну из главных особенностей договора лизинга. Поскольку в силу закона арендатор выступает как бы стороной договора купли-продажи и имеет все права и обязанности покупателя, за исключением обязанности оплатить приобретенное имущество (п.1 ст.670 ГК РФ), необходимо обратиться к гл.30 ГК РФ, чтобы четко разобраться в содержании, как это ни странно, договора лизинга. Необходимо сразу подчеркнуть, что арендатор, предъявляя требования из договора купли-продажи, не вправе самостоятельно расторгать договор купли-продажи (здесь необходимо согласие арендодателя), и это везде нужно учитывать. В случае просрочки передачи товара арендатор вправе требовать от продавца возмещения убытков, причиненных просрочкой, а также уплаты неустойки, если таковая предусмотрена договором. Когда продавец обязан передать индивидуально-определенную вещь, что имеет место в договоре лизинга, арендатор при отказе продавца передать такую вещь вправе требовать отобрания этой вещи и передачи ему как кредитору.Следует отметить, что требования о количестве и об ассортименте не всегда актуальны для договора лизинга, потому что часто речь идет не о множественности товаров, а о передаче единичного товара. Важным для арендатора являются требования о качестве товара. Они основываются на обязанности передать товар надлежащего качества, которое может определяться как на основе договора, так и без договора, на законной и договорной гарантиях качества товара и на предусмотренных статьей 478 ГК РФ последствиях передачи товара ненадлежащего качества. Причем арендатор вправе в случае несущественного нарушения требований к качеству товара, как и обычный покупатель, требовать от продавца по своему выбору либо соразмерного уменьшения покупной цены, в чем также заинтересован и арендодатель, либо безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. А в случае существенных нарушений требований к качеству товара вправе требовать лишь замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору, но не может расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков (ст.457 ГК РФ).Поскольку предметом лизинга, как правило, является оборудование либо транспортные средства, важным является требование в отношении комплектности товара, которая определяется договором, а при отсутствии соответствующих указаний в договоре - обычаями делового оборота и иными обычными требованиями.Теперь следует сказать об обязанностях арендатора, вытекающих из договора купли-продажи. Их две. Первая - проинформировать продавца о ненадлежащем исполнении договора купли-продажи в срок, установленный законом, иными правовыми актами, договором, или в разумный срок, так как в противном случае продавец сможет полностью или частично отказаться от удовлетворения требований арендатора (ст.488 ГК РФ). Вторая, и главная, обязанность арендатора - принять товар, за исключением тех случаев, когда он вправе потребовать замены товара или обратиться к арендодателю за согласием на расторжение договора.

legallib.ru


Смотрите также